«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья13, Ратха-ятра

Вернуться к Содержанию

স জীয়াৎ কৃষ্ণচৈতন্যঃ শ্রীরথাগ্রে ননর্ত্ত যঃ ৷
যেনাসীজ্জগতাং চিত্রং জগন্নাথোঽপি বিস্মিতঃ ॥ ১ ॥

са джӣйа̄т кр̣ш̣н̣а-чаитанйах̣
ш́рӣ-ратха̄гре нанарта йах̣
йена̄сӣдж джагата̄м̇ читрам̇
джаганна̄тхо ’пи висмитах̣
(1) Да славится вечно Шри Чайтанья Махапрабху, Чей упоительный танец перед колесницей Владыки мироздания не только очаровал всю вселенную, но и привёл в сильное изумление Самого Господа Джаганнатха.

জয় জয় শ্রীকৃষ্ণচৈতন্য নিত্যানন্দ ৷
জয়াদ্বৈতচন্দ্র জয় গৌরভক্তবৃন্দ ॥ ২ ॥

джайа джайа ш́рӣ кр̣ш̣н̣а-чаитанйа нитйа̄нанда
джайа̄дваита-чандра джайа гаура-бхакта-вр̣нда
(2) Вся слава Шри Кришна Чайтанье и Нитьянанде! Слава Шри Адвайтачандре и всем преданным Гауранги!

জয় শ্রোতাগণ, শুন, করি’ এক মন ৷
রথযাত্রায় নৃত্য প্রভুর পরম মোহন ॥ ৩ ॥

джайа ш́рота̄-ган̣а, ш́уна, кари’ эка мана
ратха-йа̄тра̄йа нр̣тйа прабхура парама мохана
(3) Да славятся все те, кто внемлет “Шри Чайтанья-чаритамрите”, в которой описан волшебный и чарующий танец Махапрабху во время Ратха-ятры.

আর দিন মহাপ্রভু হঞা সাবধান ৷
রাত্রে উঠি’ গণ-সঙ্গে কৈল প্রাতঃস্নান ॥ ৪ ॥

а̄ра дина маха̄прабху хан̃а̄ са̄вадха̄на
ра̄тре ут̣хи’ ган̣а-сан̇ге каила пра̄тах̣-сна̄на
(4) На следующее утро Шри Чайтанья и Его ближайшие спутники поднялись до рассвета и совершили омовение.

পাণ্ডুবিজয় দেখিবারে করিল গমন ৷
জগন্নাথ যাত্রা কৈল ছাড়ি’ সিংহাসন ॥ ৫ ॥

па̄н̣д̣у-виджайа декхиба̄ре карила гамана
джаганна̄тха йа̄тра̄ каила чха̄д̣и’ сим̇ха̄сана
(5) Затем они отправились на церемонию Панду-виджайя, во время которой Джаганнатх сходит с трона и отправляется в путешествие.

আপনি প্রতাপরুদ্র লঞা পাত্রগণ ৷
মহাপ্রভুর গণে করায় বিজয়-দর্শন ॥ ৬ ॥

а̄пани прата̄парудра лан̃а̄ па̄тра-ган̣а
маха̄прабхура ган̣е кара̄йа виджайа-дарш́ана
(6) Сам царь Пратапарудра, стоящий в окружении своей свиты, дал позволение Махапрабху и Его спутникам на созерцание этого священного ритуала.

অদ্বৈত, নিতাই আদি সঙ্গে ভক্তগণ ৷
সুখে মহাপ্রভু দেখে ঈশ্বর-গমন ॥ ৭ ॥

адваита, нита̄и а̄ди сан̇ге бхакта-ган̣а
сукхе маха̄прабху декхе ӣш́вара-гамана
(7) Так Шри Чайтанья вместе с Адвайтой, Нитьянандой и другими преданными в великом счастье наблюдал начало Ратха-ятры.

বলিষ্ঠ ‘দয়িতা’গণ — যেন মত্ত হাতী ৷
জগন্নাথ বিজয় করায় করি’ হাতাহাতি ॥ ৮ ॥

балиш̣т̣ха ‘дайита̄’ ган̣а — йена матта ха̄тӣ
джаганна̄тха виджайа кара̄йа кари’ ха̄та̄ха̄ти
(8) Носильщики-дайиты, служители Шри Джаганнатха, силой равные опьяневшим слонам, подняли Божество и понесли Его от трона к колеснице.

কতক দয়িতা করে স্কন্ধ আলম্বন ৷
কতক দয়িতা ধরে শ্রীপদ্ম-চরণ ॥ ৯ ॥

катака дайита̄ каре скандха а̄ламбана
катака дайита̄ дхаре ш́рӣ-падма-чаран̣а
(9) Неся Джаганнатха, одни из слуг взялись за плечи, а другие — за лотосные стопы.

কটিতটে বদ্ধ, দৃঢ় স্থূল পট্টডোরী ৷
দুই দিকে দয়িতাগণ উঠায়া তাহা ধরি’ ॥ ১০ ॥

кат̣и-тат̣е баддха, др̣д̣ха стхӯла пат̣т̣а-д̣орӣ
дуи дике дайита̄-ган̣а ут̣ха̄йа̄ та̄ха̄ дхари’
(10) Вокруг Его груди дайиты закрепили толстую и прочную шёлковую верёвку и подняли Божество, взявшись за неё с двух сторон.

উচ্চ দৃঢ় তুলী সব পাতি’ স্থানে স্থানে ৷
এক তুলী হৈতে ত্বরায় আর তুলী আনে ॥ ১১ ॥

учча др̣д̣ха тулӣ саба па̄ти’ стха̄не стха̄не
эка тулӣ хаите твара̄йа а̄ра тулӣ а̄не
(11) Большие подушки с хлопком, известные как тули, устилали весь путь от трона к колеснице, и Джаганнатха переносили с одной подушки на другую.

প্রভু-পদাঘাতে তুলী হয় খণ্ড খণ্ড ৷
তুলা সব উড়ি’ যায়, শব্দ হয় প্রচণ্ড ॥ ১২ ॥

прабху-пада̄гха̄те тулӣ хайа кхан̣д̣а кхан̣д̣а
тула̄ саба уд̣и’ йа̄йа, ш́абда хайа прачан̣д̣а
(12) Под поступью величественного Божества некоторые подушки с треском лопались или рвались, и облака белых хлопьев подымались в воздух.

বিশ্বম্ভর জগন্নাথে কে চালাইতে পারে ?
আপন ইচ্ছায় চলে করিতে বিহারে ॥ ১৩ ॥

виш́вамбхара джаганна̄тхе ке ча̄ла̄ите па̄ре?
а̄пана иччха̄йа чале карите виха̄ре
(13) Господь Шри Джаганнатх — Верховный Владыка всего сущего. Кому под силу перенести Его с одного места на другое? Он движется по собственной воле, совершая Свои сладостные игры.

মহাপ্রভু ‘মণিমা’ ‘মণিমা’ করে ধ্বনি ৷
নানা-বাদ্য-কোলাহলে কিছুই না শুনি ॥ ১৪ ॥

маха̄прабху ‘ман̣има̄’ ‘ман̣има̄’ каре дхвани
на̄на̄-ва̄дйа-кола̄хале кичхуи на̄ ш́уни
(14) Славя Джаганнатха, Шри Чайтанья восклицал: «Манима́! Манима́!», но, из-за звуков множества музыкальных инструментов, Его почти не было слышно.

তবে প্রতাপরুদ্র করে আপনে সেবন ৷
সুবর্ণ-মার্জ্জনী লঞা করে পথ সম্মার্জ্জন ॥ ১৫ ॥

табе прата̄парудра каре а̄пане севана
суварн̣а-ма̄рджанӣ лан̃а̄ каре патха самма̄рджана
(15) В это время царь Пратапарудра лично совершал служение Джаганнатху, метлой с золотой рукоятью подметая дорогу перед Ним.

চন্দন-জলেতে করে পথ নিষেচনে ৷
তুচ্ছ সেবা করে বসি’ রাজ-সিংহাসনে ॥ ১৬ ॥

чандана-джалете каре патха ниш̣ечане
туччха сева̄ каре васи’ ра̄джа-сим̇ха̄сане
(16) Он был великим царём, но при этом, как нижайший слуга, окроплял дорогу перед Ним ароматной сандаловой водой.

উত্তম হঞা রাজা করে তুচ্ছ সেবন ৷
অতএব জগন্নাথের কৃপার ভাজন ॥ ১৭ ॥

уттама хан̃а̄ ра̄джа̄ каре туччха севана
атаева джаганна̄тхера кр̣па̄ра бха̄джана
(17) В надежде обрести милость Шри Джаганнатха, он взялся за такое скромное служение, презрев свой высокий сан и царское величие.

মহাপ্রভু সুখ পাইল সে-সেবা দেখিতে ৷
মহাপ্রভুর কৃপা হৈল সে-সেবা হইতে ॥ ১৮ ॥

маха̄прабху сукха па̄ила се-сева̄ декхите
маха̄прабхура кр̣па̄ хаила се-сева̄ хаите
(18) Махапрабху был счастлив видеть такую преданность Пратапарудры, который благодаря этому служению снискал Его милость.

রথের সাজনি দেখি’ লোকে চমৎকার ৷
নব হেমময় রথ — সুমেরু-আকার ॥ ১৯ ॥

ратхера са̄джани декхи’ локе чаматка̄ра
нава хемамайа ратха — сумеру-а̄ка̄ра
(19) Все застыли в изумлении, увидев праздничное убранство колесницы. Она казалась полностью золотой, и была высока, как гора Сумеру.

শত শত সু-চামর-দর্পণে উজ্জ্বল ৷
উপরে পতাকা শোভে চাঁদোয়া নির্ম্মল ॥ ২০ ॥
ঘাঘর, কিঙ্কিণী বাজে, ঘণ্টার ক্বণিত ৷
নানা চিত্র-পট্টবস্ত্রে রথ বিভূষিত ॥ ২১ ॥

ш́ата ш́ата су-ча̄мара-дарпан̣е уджжвала
упаре пата̄ка̄ ш́обхе ча̄̐дойа̄ нирмала
гха̄гхара, кин̇кин̣ӣ ба̄дже, гхан̣т̣а̄ра кван̣ита
на̄на̄ читра-пат̣т̣а-вастре ратха вибхӯш̣ита
(20–21) Украшенная сотнями чудесных белых чамар, сверкая зеркалами, под балдахином небесной чистоты, над которым развевался разноцветный стяг, эта колесница была вся убрана шёлком, покрыта искусной росписью и увешана гонгами и медными колокольчиками.

লীলায় চড়িল ঈশ্বর রথের উপর ৷
আর দুই রথে চড়ে সুভদ্রা, হলধর ॥ ২২ ॥

лӣла̄йа чад̣ила ӣш́вара ратхера упара
а̄ра дуи ратхе чад̣е субхадра̄, халадхара
(22) Чтобы насладиться Своими божественными играми, Владыка мира взошёл на первую колесницу, а на две других поднялись Субхадра и Баларам.

পঞ্চদশ দিন ঈশ্বর মহালক্ষ্মী লঞা ৷
তাঁর সঙ্গে ক্রীড়া কৈল নিভৃতে বসিয়া ॥ ২৩ ॥

пан̃ча-даш́а дина ӣш́вара маха̄-лакш̣мӣ лан̃а̄
та̄̐ра сан̇ге крӣд̣а̄ каила нибхр̣те васийа̄
(23) Пятнадцать дней Всевышний Господь оставался наедине с Маха-Лакшми, великою богиней Удачи, наслаждаясь её обществом и служением.

তাঁহার সম্মতি লঞা ভক্তে সুখ দিতে ৷
রথে চড়ি’ বাহির হৈল বিহার করিতে ॥ ২৪ ॥

та̄̐ха̄ра саммати лан̃а̄ бхакте сукха дите
ратхе чад̣и’ ба̄хира хаила виха̄ра карите
(24) Затем, с позволения Богини, Он покинул эту уединённую обитель, чтобы проехаться на колеснице и доставить радость Своим преданным.

সূক্ষ্ম শ্বেতবালু পথে পুলিনের সম ৷
দুই দিকে টোটা, সব — যেন বৃন্দাবন ॥ ২৫ ॥

сӯкш̣ма ш́вета-ба̄лу патхе пулинера сама
дуи дике т̣от̣а̄, саба — йена вр̣нда̄вана
(25) Вся дорога была усыпана тончайшим белым песком, напоминавшим берега Ямуны, а цветущие зелёные сады по обеим сторонам были подобны рощам Вриндавана.

রথে চড়ি’ জগন্নাথ করিলা গমন ৷
দুইপার্শ্বে দেখি’ চলে আনন্দিত-মন ॥ ২৬ ॥

ратхе чад̣и’ джаганна̄тха карила̄ гамана
дуи-па̄рш́ве декхи’ чале а̄нандита-мана
(26) Когда Господь Джаганнатх ехал на колеснице и взирал на эту красоту, Его ум наполнялся радостью.

‘গৌড়’ সব রথ টানে করিয়া আনন্দ ৷
ক্ষণে শীঘ্র চলে রথ, ক্ষণে চলে মন্দ ॥ ২৭ ॥

‘гауд̣а’ саба ратха т̣а̄не карийа̄ а̄нанда
кш̣ан̣е ш́ӣгхра чале ратха, кш̣ан̣е чале манда
(27) Гауды, тянущие колесницу, были счастливы своим служением. Но всё же порой колесница ехала то быстро, то медленно.

ক্ষণে স্থির হঞা রহে, টানিলেহ না চলে ৷
ঈশ্বর-ইচ্ছায় চলে, না চলে কারো বলে ॥ ২৮ ॥

кш̣ан̣е стхира хан̃а̄ рахе, т̣а̄нилеха на̄ чале
ӣш́вара-иччха̄йа чале, на̄ чале ка̄ро бале
(28) Могла она внезапно остановиться и не двигаться с места, как бы усердно её ни тянули гауды. Её движение было подвластно лишь воле Господа, а не силе смертных.

তবে মহাপ্রভু সব লঞা ভক্তগণ ৷
স্বহস্তে পরাইল সবে মাল্য-চন্দন ॥ ২৯ ॥

табе маха̄прабху саба лан̃а̄ бхакта-ган̣а
свахасте пара̄ила сабе ма̄лйа-чандана
(29) Когда колесница остановилась, Махапрабху позвал всех преданных и собственной рукою украсил их цветочными гирляндами и сандаловой пастой.

পরমানন্দ পুরী, আর ভারতী ব্রহ্মানন্দ ৷
শ্রীহস্তে চন্দন পাঞা বাড়িল আনন্দ ॥ ৩০ ॥

парама̄нанда пурӣ, а̄ра бха̄ратӣ брахма̄нанда
ш́рӣ хасте чандана па̄н̃а̄ ба̄д̣ила а̄нанда
(30) Парамананда Пури и Брахмананда Бхарати, получив гирлянды и сандаловую пасту из рук Шри Чайтаньи, ощутили великое блаженство.

অদ্বৈত-আচার্য্য, আর প্রভু-নিত্যানন্দ ৷
শ্রীহস্ত-স্পর্শে দুঁহার হইল আনন্দ ॥ ৩১ ॥

адваита-а̄ча̄рйа, а̄ра прабху-нитйа̄нанда
ш́рӣ-хаста-спарш́е ду̐ха̄ра хаила а̄нанда
(31) Также огромное счастье испытали Адвайта Ачарья и Нитьянанда, когда Их коснулась рука Господа.

কীর্ত্তনীয়াগণে দিল মাল্য-চন্দন ৷
স্বরূপ, শ্রীবাস, — যাঁহা মুখ্য দুই জন ॥ ৩২ ॥

кӣртанӣйа̄-ган̣е дила ма̄лйа-чандана
сварӯпа, ш́рӣва̄са, — йа̄̐ха̄ мукхйа дуи джана
(32) Шри Чайтанья также одарил гирляндами и сандаловой пастой всех певцов киртана, главными из которых были Сваруп Дамодар и Шривас Тхакур.

চারি সম্প্রদায়ে হৈল চব্বিশ গায়ন ৷
দুই দুই মৃদঙ্গ করি’ হৈল অষ্ট জন ॥ ৩৩ ॥

ча̄ри сампрада̄йе хаила чаббиш́а га̄йана
дуи дуи мр̣дан̇га кари’ хаила аш̣т̣а джана
(33) Двадцать четыре певца санкиртаны были разделены на четыре группы. В каждой группе было ещё по два игрока на мриданге.

তবে মহাপ্রভু মনে বিচার করিয়া ৷
চারি সম্প্রদায় দিল গায়ন বাঁটিয়া ॥ ৩৪ ॥

табе маха̄прабху мане вича̄ра карийа̄
ча̄ри сампрада̄йа дила га̄йана ба̄̐т̣ийа̄
(34) После недолгого раздумья Шри Чайтанья сказал, кто из певцов будет в каждой из четырёх групп.

নিত্যানন্দ, অদ্বৈত, হরিদাস, বক্রেশ্বরে ৷
চারি জনে আজ্ঞা দিল নৃত্য করিবারে ॥ ৩৫ ॥

нитйа̄нанда, адваита, харида̄са, вакреш́варе
ча̄ри джане а̄джн̃а̄ дила нр̣тйа кариба̄ре
(35) И в эти группы Господь назначил по одному танцору; то были Нитьянанда, Адвайта, Харидас и Вакрешвар.

প্রথম-সম্প্রদায়ে কৈল স্বরূপ — প্রধান ৷
আর পঞ্চ জন দিল তাঁর পালিগান ॥ ৩৬ ॥

пратхама-сампрада̄йе каила сварӯпа — прадха̄на
а̄ра пан̃ча джана дила та̄̐ра па̄лига̄на
(36) Сварупа Дамодара Он выбрал ведущим первой группы, а подпевать ему в киртане Махапрабху велел пятерым певцам:

দামোদর, নারায়ণ, দত্ত গোবিন্দ ৷
রাঘব পণ্ডিত, আর শ্রীগোবিন্দানন্দ ॥ ৩৭ ॥

да̄модара, на̄ра̄йан̣а, датта говинда
ра̄гхава пан̣д̣ита, а̄ра ш́рӣ говинда̄нанда
(37) Нарайяне, Говинде Датте, Рагхава Пандиту и Шри Говиндананде.

অদ্বৈতেরে নৃত্য করিবারে আজ্ঞা দিল ৷
শ্রীবাস — প্রধান আর সম্প্রদায় কৈল ॥ ৩৮ ॥

адваитере нр̣тйа кариба̄ре а̄джн̃а̄ дила
ш́рӣва̄са — прадха̄на а̄ра сампрада̄йа каила
(38) Адвайта Ачарья был назначен танцором первой группы. Затем Господь собрал вторую группу, в которой ведущим певцом был Шривас.

গঙ্গাদাস, হরিদাস, শ্রীমান্, শুভানন্দ ৷
শ্রীরাম পণ্ডিত, তাঁহা নাচে নিত্যানন্দ ॥ ৩৯ ॥

ган̇га̄да̄са, харида̄са, ш́рӣма̄н, ш́убха̄нанда
ш́рӣ ра̄ма пан̣д̣ита, та̄̐ха̄ на̄че нитйа̄нанда
(39) Подпевать Шривасу должны были Гангадас, Харидас, Шриман, Субхананда и Шри Рама Пандита, а танцором был Шри Нитьянанда.

বাসুদেব, গোপীনাথ, মুরারি যাঁহা গায় ৷
মুকুন্দ — প্রধান কৈল আর সম্প্রদায় ॥ ৪০ ॥

ва̄судева, гопӣна̄тха, мура̄ри йа̄̐ха̄ га̄йа
мукунда — прадха̄на каила а̄ра сампрада̄йа
(40) Третья группа состояла из Васудева, Гопинатха и Мурари, а ведущим санкиртаны стал Мукунда.

শ্রীকান্ত, বল্লভসেন আর দুইজন ৷
হরিদাস-ঠাকুর তাঁহা করেন নর্ত্তন ॥ ৪১ ॥

ш́рӣка̄нта, валлабха-сена а̄ра дуи-джана
харида̄са-т̣ха̄кура та̄̐ха̄ карена нартана
(41) Певцами в ней стали Шрикант и Валлабха Сена, а Харидас Тхакур — танцором.

গোবিন্দ-ঘোষ — প্রধান কৈল আর সম্প্রদায় ৷
হরিদাস, বিষ্ণুদাস, রাঘব, যাঁহা গায় ॥ ৪২ ॥

говинда-гхош̣а — прадха̄на каила а̄ра сампрада̄йа
харида̄са, виш̣н̣уда̄са, ра̄гхава, йа̄̐ха̄ га̄йа
(42) Господь составил четвёртую группу во главе с киртанией Говиндой Гхошем. Подпевать ему в киртане должны были младший Харидас, Вишнудас и Рагхав, …

মাধব, বাসুদেব-ঘোষ, — দুই সহোদর ৷
নৃত্য করেন তাঁহা পণ্ডিত-বক্রেশ্বর ॥ ৪৩ ॥

ма̄дхава, ва̄судева-гхош̣а, — дуи саходара
нр̣тйа карена та̄̐ха̄ пан̣д̣ита-вакреш́вара
(43) … а также двое братьев — Мадхав и Васудев Гхош. Танцором был выбран Вакрешвар Пандит.

কুলীন-গ্রামের এক কীর্ত্তনীয়া-সমাজ ৷
তাঁহা নৃত্য করেন রামানন্দ, সত্যরাজ ॥ ৪৪ ॥

кулӣна-гра̄мера эка кӣртанӣйа̄-сама̄джа
та̄̐ха̄ нр̣тйа карена ра̄ма̄нанда, сатйара̄джа
(44) Также была группа санкиртаны из Кулина-грама, и Господь дал им двух танцоров — Рамананду и Сатьяраджа.

শান্তিপুরের আচার্য্যের এক সম্প্রদায় ৷
অচ্যুতানন্দ নাচে তথা, আর সব গায় ॥ ৪৫ ॥

ш́а̄нтипурера а̄ча̄рйера эка сампрада̄йа
ачйута̄нанда на̄че татха̄, а̄ра саба га̄йа
(45) В группе певцов из Шантипура, которую собрал Адвайта Ачарья, танцором избран был Ачьютананда, сын Адвайты. Все остальные должны были подпевать Адвайте.

খণ্ডের সম্প্রদায় করে অন্যত্র কীর্ত্তন ৷
নরহরি নাচে তাঁহা শ্রীরঘুনন্দন ॥ ৪৬ ॥

кхан̣д̣ера сампрада̄йа каре анйатра кӣртана
нарахари на̄че та̄̐ха̄ ш́рӣ рагхунандана
(46) Певцы из Кханды составили седьмую группу. Танцорами в ней были Нарахари и Рагхунандан.

জগন্নাথের আগে চারি সম্প্রদায় গায় ৷
দুই পাশে দুই, পাছে এক সম্প্রদায় ॥ ৪৭ ॥

джаганна̄тхера а̄ге ча̄ри сампрада̄йа га̄йа
дуи па̄ш́е дуи, па̄чхе эка сампрада̄йа
(47) Четыре группы пели перед колесницей Джаганнатха, две по обе стороны от неё, а одна следовала позади.

সাত সম্প্রদায়ে বাজে চৌদ্দ মাদল ৷
যার ধ্বনি শুনি’ বৈষ্ণব হৈল পাগল ॥ ৪৮ ॥

са̄та сампрада̄йе ба̄дже чаудда ма̄дала
йа̄ра дхвани ш́уни’ ваиш̣н̣ава хаила па̄гала
(48) В каждой из этих семи групп было по два игрока на мриданге, и одновременная игра четырнадцати барабанов сводила с ума всех вайшнавов.

বৈষ্ণবের মেঘ-ঘটায় হইল বাদল ৷
কীর্ত্তনানন্দে সব বর্ষে নেত্র-জল ॥ ৪৯ ॥

ваиш̣н̣авера мегха-гхат̣а̄йа хаила ба̄дала
кӣртана̄нанде саба варш̣е нетра-джала
(49) Все вайшнавы были подобны веренице грозовых туч, а слёзы блаженства санкиртаны проливались из их глаз, словно потоки дождя.

ত্রিভুবন ভরি’ উঠে কীর্ত্তনের ধ্বনি ৷
অন্য বাদ্যাদির ধ্বনি কিছুই না শুনি ॥ ৫০ ॥

три-бхувана бхари’ ут̣хе кӣртанера дхвани
анйа ва̄дйа̄дира дхвани кичхуи на̄ ш́уни
(50) Громогласный киртан заполнил собой всю вселенную, поглотив все прочие звуки и грохот музыкальных инструментов.

সাত ঠাঞি বুলে প্রভু ‘হরি’ ‘হরি’ বলি’ ৷
‘জয় জগন্নাথ’, বলেন হস্তযুগ তুলি’ ॥ ৫১ ॥

са̄та т̣ха̄н̃и буле прабху ‘хари’ ‘хари’ бали’
‘джайа джаганна̄тха’, балена хаста-йуга тули’
(51) Восклицая «Хари! Хари!», Махапрабху ходил между этими семью группами. Воздевая руки к небу, Он громко кричал: «Да славится Шри Джаганнатх!».

আর এক শক্তি প্রভু করিলা প্রকাশ ৷
এককালে সাত ঠাঞি করিল বিলাস ॥ ৫২ ॥

а̄ра эка ш́акти прабху карила̄ прака̄ш́а
эка-ка̄ле са̄та т̣ха̄н̃и карила вила̄са
(52) Затем, благодаря Своему божественному могуществу, Он оказался одновременно во всех семи группах.

সবে কহে, — প্রভু আছেন মোর সম্প্রদায় ৷
অন্য ঠাঞি নাহি যান আমারে দয়ায় ॥ ৫৩ ॥

сабе кахе, — прабху а̄чхена мора сампрада̄йа
анйа т̣ха̄н̃и на̄хи йа̄на а̄ма̄ре дайа̄йа
(53) И каждый говорил: «Махапрабху поёт в моей группе, а в других Его нет. Этим Он даровал нам Свою особую милость».

কেহ লক্ষিতে নারে প্রভুর অচিন্ত্য-শক্তি ৷
অন্তরঙ্গ-ভক্ত জানে, যাঁর শুদ্ধভক্তি ॥ ৫৪ ॥

кеха лакш̣ите на̄ре прабхура ачинтйа-ш́акти
антаран̇га-бхакта джа̄не, йа̄̐ра ш́уддха-бхакти
(54) Воистину, божественное величие Шри Чайтаньи сокрыто от всех. Лишь Его приближённые спутники, служащие Ему с беспримесной преданностью, способны его постичь.

কীর্ত্তন দেখিয়া জগন্নাথ হরষিত ৷
সঙ্কীর্ত্তন দেখে রথ করিয়া স্থগিত ॥ ৫৫ ॥

кӣртана декхийа̄ джаганна̄тха хараш̣ита
сан̇кӣртана декхе ратха карийа̄ стхагита
(55) Воспевание святых имён доставило радость Джаганнатху, и Он остановил колесницу, желая насладиться созерцанием киртана.

প্রতাপরুদ্রের হৈল পরম বিস্ময় ৷
দেখিতে শরীর যাঁর হৈল প্রেমময় ॥ ৫৬ ॥

прата̄парудрера хаила парама висмайа
декхите ш́арӣра йа̄̐ра хаила премамайа
(56) Царь Пратапарудра был потрясён санкиртаной и застыл, охваченный божественной любовью.

কাশীমিশ্রে কহে রাজা প্রভুর মহিমা ৷
কাশীমিশ্র কহে, — তোমার ভাগ্যের নাহি সীমা ॥ ৫৭ ॥

ка̄ш́ӣ-миш́ре кахе ра̄джа̄ прабхура махима̄
ка̄ш́ӣ-миш́ра кахе, — тома̄ра бха̄гйера на̄хи сӣма̄
(57) Когда он поведал Каши Мишре о величии Шри Чайтаньи, Мишра сказал: «О царь, поистине, твоя удача не знает границ».

সার্ব্বভৌম-সঙ্গে রাজা করে ঠারাঠারি ৷
আর কেহ নাহি জানে চৈতন্যের চুরি ॥ ৫৮ ॥

са̄рвабхаума-сан̇ге ра̄джа̄ каре т̣ха̄ра̄т̣ха̄ри
а̄ра кеха на̄хи джа̄не чаитанйера чури
(58) Кроме Пратапарудры и Сарвабхаумы больше почти никто не мог увидеть эти удивительные игры Шри Чайтаньи.

যারে তাঁর কৃপা, সেই জানিবারে পারে ৷
কৃপা বিনা ব্রহ্মাদিক জানিবারে নারে ॥ ৫৯ ॥

йа̄ре та̄̐ра кр̣па̄, сеи джа̄ниба̄ре па̄ре
кр̣па̄ вина̄ брахма̄дика джа̄ниба̄ре на̄ре
(59) Лишь тот, кто удостоен Его милости, может их понять. Без Его милости это не под силу даже богам этого мира, во главе с Брахмой.

রাজার তুচ্ছ সেবা দেখি’ প্রভুর তুষ্ট মন ৷
সেই ত’ প্রসাদে পাইল ‘রহস্য দর্শন’ ॥ ৬০ ॥

ра̄джа̄ра туччха сева̄ декхи’ прабхура туш̣т̣а мана
сеи та’ праса̄де па̄ила ‘рахасйа дарш́ана’
(60) Шри Чайтанья наблюдал, как царь, словно смиренный слуга, подметал дорогу, и, довольный этим, даровал ему Свою милость.

সাক্ষাতে না দেয় দেখা, পরোক্ষে ত’ দয়া ৷
কে বুঝিতে পারে চৈতন্যচন্দ্রের মায়া ॥ ৬১ ॥

са̄кш̣а̄те на̄ дейа декха̄, парокш̣е та’ дайа̄
ке буджхите па̄ре чаитанйа-чандрера ма̄йа̄
(61) Отказав Пратапарудре во встрече, Шри Чайтанья наградил его Своей беспричинной милостью. Кто может понять, как Шри Чайтанья совершает Свои игры?

সার্ব্বভৌম, কাশীমিশ্র, — দুই মহাশয় ৷
রাজারে প্রসাদ দেখি’ হইলা বিস্ময় ॥ ৬২ ॥

са̄рвабхаума, ка̄ш́ӣ-миш́ра, — дуи маха̄ш́айа
ра̄джа̄ре праса̄да декхи’ хаила̄ висмайа
(62) Две великие души — Сарвабхаума и Каши Мишра — были потрясены до глубины души, осознав, какая милость дарована Пратапарудре.

এইমত লীলা প্রভু কৈল কতক্ষণ ৷
আপনে গায়েন, নাচা’ন নিজ-ভক্তগণ ॥ ৬৩ ॥

эи мата лӣла̄ прабху каила ката-кш̣ан̣а
а̄пане га̄йена, на̄ча̄’на ниджа-бхакта-ган̣а
(63) Так Махапрабху некоторое время наслаждался Своими чудесными играми. Он пел и вдохновлял танцевать Своих близких спутников.

কভু এক মূর্ত্তি, কভু হন বহু-মূর্ত্তি ৷
কার্য্য-অনুরূপ প্রভু প্রকাশয়ে শক্তি ॥ ৬৪ ॥

кабху эка мӯрти, кабху хана баху-мӯрти
ка̄рйа-анурӯпа прабху прака̄ш́айе ш́акти
(64) Благодаря Своей божественной силе, Господь может проявится то в одном, то в многих обликов.

লীলাবেশে প্রভুর নাহি নিজানুসন্ধান ৷
ইচ্ছা জানি’ ‘লীলা শক্তি’ করে সমাধান ॥ ৬৫ ॥

лӣла̄веш́е прабхура на̄хи ниджа̄нусандха̄на
иччха̄ джа̄ни’ ‘лӣла̄ ш́акти’ каре сама̄дха̄на
(65) Он позабыл Себя, погрузившись в блаженство духовных игр, но Лила-шакти заботливо исполняла все Его пожелания.

পূর্ব্বে যৈছে রাসাদি লীলা কৈল বৃন্দাবনে ৷
অলৌকিক লীলা গৌর কৈল ক্ষণে ক্ষণে ॥ ৬৬ ॥

пӯрве йаичхе ра̄са̄ди лӣла̄ каила вр̣нда̄ване
алаукика лӣла̄ гаура каила кш̣ан̣е кш̣ан̣е
(66) Как когда-то Шри Кришна во Вриндаване предавался Своим развлечениям, таким как танец Раса, так и Шри Гауранга каждое мгновение являл волшебство Своих необычайных игр.

ভক্তগণ অনুভবে, নাহি জানে আন ৷
শ্রীভাগবত-শাস্ত্র তাহাতে প্রমাণ ॥ ৬৭ ॥

бхакта-ган̣а анубхаве, на̄хи джа̄не а̄на
ш́рӣ-бха̄гавата-ш́а̄стра та̄ха̄те прама̄н̣а
(67) Этот танец Махапрабху могли видеть только Его преданные, и никто иной. Чудесный танец Кришны описан в Бхагаватам.

এইমত মহাপ্রভু করে নৃত্য-রঙ্গে ৷
ভাসাইল সব লোক প্রেমের তরঙ্গে ॥ ৬৮ ॥

эи мата маха̄прабху каре нр̣тйа-ран̇ге
бха̄са̄ила саба лока премера таран̇ге
(68) Шри Чайтанья танцевал в таком упоении, что волны этой божественной любви затопили всех преданных.

এইমত হৈল কৃষ্ণের রথে আরোহণ ৷
তার আগে প্রভু নাচাইল ভক্তগণ ॥ ৬৯ ॥

эи мата хаила кр̣ш̣н̣ера ратхе а̄рохан̣а
та̄ра а̄ге прабху на̄ча̄ила бхакта-ган̣а
(69) Когда Шри Кришна взошёл на колесницу, преданные стали танцевать перед ней, вдохновлённые Шри Чайтаньей.

আগে শুন জগন্নাথের গুণ্ডিচা-গমন ৷
তার আগে প্রভু যৈছে করিলা নর্ত্তন ॥ ৭০ ॥

а̄ге ш́уна джаганна̄тхера гун̣д̣ича̄-гамана
та̄ра а̄ге прабху йаичхе карила̄ нартана
(70) Послушайте, как Джаганнатх ехал до храма Гундича, и как Шри Чайтанья танцевал перед Его колесницей.

এইমত কীর্ত্তন প্রভু করিল কতক্ষণ ৷
আপন-উদ্যোগে নাচাইল ভক্তগণ ॥ ৭১ ॥

эи мата кӣртана прабху карила ката-кш̣ан̣а
а̄пана-удйоге на̄ча̄ила бхакта-ган̣а
(71) Он пел и воодушевлял самозабвенно танцевать всех преданных.

আপনি নাচিতে যবে প্রভুর মন হৈল ৷
সাত সম্প্রদায় তবে একত্র করিল ॥ ৭২ ॥

а̄пани на̄чите йабе прабхура мана хаила
са̄та сампрада̄йа табе экатра карила
(72) Когда Шри Чайтанья пожелал танцевать Сам, все семь групп киртаны слились в одну.

শ্রীবাস, রামাই, রঘু, গোবিন্দ, মুকুন্দ ৷
হরিদাস, গোবিন্দানন্দ, মাধব, গোবিন্দ ॥ ৭৩ ॥
উদ্দণ্ড-নৃত্যে প্রভুর যবে হৈল মন ৷
স্বরূপের সঙ্গে দিল এই নব জন ॥ ৭৪ ॥

ш́рӣва̄са, ра̄ма̄и, рагху, говинда, мукунда
харида̄са, говинда̄нанда, ма̄дхава, говинда

уддан̣д̣а-нр̣тйе прабхура йабе хаила мана
сварӯпера сан̇ге дила эи нава джана
(73–74) Он отдал в группу Сварупа Дамодара семерых преданных: Шриваса, Рамаи, Говинду, Мукунду, Харидаса, Говиндананду и Мадхава, а Сам стал танцевать и высоко прыгать.

এই দশ জন প্রভুর সঙ্গে গায়, ধায় ৷
আর সব সম্প্রদায় চারি দিকে গায় ॥ ৭৫ ॥

эи даш́а джана прабхура сан̇ге га̄йа, дха̄йа
а̄ра саба сампрада̄йа ча̄ри дике га̄йа
(75) Эти десять спутников Махапрабху пели вокруг Него, и им вторили преданные всех групп.

দণ্ডবৎ করি, প্রভু যুড়ি’ দুই হাত ৷
ঊর্ধ্বমুখে স্তুতি করে দেখি’ জগন্নাথ ॥ ৭৬ ॥

дан̣д̣ават кари, прабху йуд̣и’ дуи ха̄та
ӯрдхва-мукхе стути каре декхи’ джаганна̄тха
(76) Предложив поклон, а затем сложив молитвенно руки и обратившись лицом к Джаганнатху, Шри Чайтанья стал возносить молитвы:

নমো ব্রহ্মণ্যদেবায় গোব্রাহ্মণহিতায় চ ৷
জগদ্ধিতায় কৃষ্ণায় গোবিন্দায় নমো নমঃ ॥ ৭৭ ॥

намо брахман̣йа-дева̄йа
го-бра̄хман̣а-хита̄йа ча
джагад-дхита̄йа кр̣ш̣н̣а̄йа
говинда̄йа намо намах̣
(77) “Я выражаю Своё почтение Шри Кришне, которому поклоняются все брахманы, благожелателю коров и брахманов, вечному благодетелю всего мира. Я снова и снова выражаю своё почтение Владыке всего сущего, которого называют Кришной или Говиндой”. [Вишну-пурана 1.19.65]

জয়তি জয়তি দেবো দেবকীনন্দনোঽসৌ
জয়তি জয়তি কৃষ্ণো বৃষ্ণিবংশপ্রদীপঃ ৷
জয়তি জয়তি মেঘশ্যামলঃ কোমলাঙ্গো
জয়তি জয়তি পৃথ্বীভারনাশো মুকুন্দঃ ॥ ৭৮ ॥

джайати джайати дево девакӣ-нандано ’сау
джайати джайати кр̣ш̣н̣о вр̣ш̣н̣и-вам̇ш́а-прадӣпах̣
джайати джайати мегха-ш́йа̄малах̣ комала̄н̇го
джайати джайати пр̣тхвӣ-бха̄ра-на̄ш́о мукундах̣
(78) “Да славится Верховный Господь, сын Деваки! Да славится Шри Кришна, светоч рода Вришни! Да славится Господь, Чьё тело подобно лотосу и Чей облик сияет, как грозовая туча! Да славится Тот, Кто дарует спасение от гнёта демонов и оков мирского бытия!” [Мукунда-мала 3]

জয়তি জননিবাসো দেবকীজন্মবাদো
যদুবরপরিষৎ স্বৈর্দোর্ভিরস্যন্নধর্ম্মম্ ৷
স্থিরচরবৃজিনঘ্নঃ সুস্মিত-শ্রীমুখেন
ব্রজপুরবনিতানাং বর্ধয়ন্ কামদেবম্ ॥ ৭৯ ॥

джайати джана-нива̄со девакӣ-джанма-ва̄до
йаду-вара-париш̣ат сваир дорбхир асйанн адхармам
стхира-чара-вр̣джина-гхнах̣ сусмита-ш́рӣ-мукхена
враджа-пура-ванита̄на̄м̇ вардхайан ка̄ма-девам
(79) “Да будет вечно славен Господь, прибежище всех живущих. Его называют сыном Деваки, предводителем Ядавов. Он могучей рукой повергает нечестивцев, избавляет от бед и невзгод все живые существа, как движущиеся, так и недвижные. Да славится Господь, на Чьём прекрасном лице вечно сияет улыбка, и Кто приумножает страстные желания пастушек Враджа”. [ШБ 10.90.48]

নাহং বিপ্রো ন চ নরপতির্নাপি বৈশ্যো ন শূদ্রো
নাহং বর্ণী ন চ গৃহপতির্নো বনস্থো যতির্বা ৷
কিন্তু প্রোদ্যন্নিখিলপরমানন্দপূর্নামৃতাব্ধে-
র্গোপীভর্ত্তুঃ পদকমলয়োর্দাসদাসানুদাসঃ ॥ ৮০ ॥

на̄хам̇ випро на ча нара-патир на̄пи ваиш́йо на ш́ӯдро
на̄хам̇ варн̣ӣ на ча гр̣ха-патир но ванастхо йатир ва̄
кинту продйан-никхила-парама̄нанда-пӯрна̄мр̣та̄бдхер
гопӣ-бхартух̣ пада-камалайор да̄са-да̄са̄нуда̄сах̣
(80) “Я не брахман, не царь и не кшатрий, не вайшья и не шудра. Я не принадлежу ни к какой варне: не брахмачари, не грихастха, не ванапрастха и не санньяси. Я лишь слуга слуги слуги Того, чьи стопы подобны лотосам, Кто является для гопи Враджа самим дыханием жизни. Он — полный нектара Океан, сияющий источник высшего блаженства всего мироздания”. [Падьявали 74]

এত পড়ি’ পুনরপি করিল প্রণাম ৷
যোড়হাতে ভক্তগণ বন্দে ভগবান্ ॥ ৮১ ॥

эта пад̣и’ пунарапи карила пран̣а̄ма
йод̣а-ха̄те бхакта-ган̣а ванде бхагава̄н
(81) Пропев строки этих святых писаний, Махапрабху снова поклонился, и все преданные также вознесли молитвы Верховному Господу.

উদ্দণ্ড নৃত্য প্রভু করিয়া হুঙ্কার ৷
চক্র-ভ্রমি ভ্রমে যৈছে অলাত-আকার ॥ ৮২ ॥

уддан̣д̣а нр̣тйа прабху карийа̄ хун̇ка̄ра
чакра-бхрами бхраме йаичхе ала̄та-а̄ка̄ра
(82) Когда Шри Чайтанья танцевал и прыгал, кружась и громогласно крича, Он был подобен огненному кругу, который оставляет за собой крутящийся факел.

নৃত্যে প্রভুর যাঁহা যাঁহা পড়ে পদতল ৷
সসাগর-শৈল মহী করে টলমল ॥ ৮৩ ॥

нр̣тйе прабхура йа̄̐ха̄ йа̄̐ха̄ пад̣е пада-тала
саса̄гара-ш́аила махӣ каре т̣аламала
(83) Казалось, от ударов Его ног содрогалась сама земная твердь с горными хребтами и чашами морей.

স্তম্ভ, স্বেদ, পুলক, অশ্রু, কম্প, বৈবর্ণ্য ৷
নানা ভাবে বিবশতা, গর্ব্ব, হর্ষ, দৈন্য ॥ ৮৪ ॥

стамбха, сведа, пулака, аш́ру, кампа, ваиварн̣йа
на̄на̄ бха̄ве виваш́ата̄, гарва, харш̣а, даинйа
(84) Он то неподвижно застывал, то приходил в неистовый восторг или же начинал плакать. Его тело то охватывала дрожь, то оно покрывалось по́том или бледнело. Порой Он мог проявить признаки беспомощности или кротости, а в следующее мгновение мог явить гордость или неудержимое ликование.

আছাড় খাঞা পড়ে ভূমে গড়ি’ যায় ৷
সুবর্ণ-পর্ব্বত যৈছে ভূমেতে লোটায় ॥ ৮৫ ॥

а̄чха̄д̣а кха̄н̃а̄ пад̣е бхӯме гад̣и’ йа̄йа
суварн̣а-парвата йаичхе бхӯмете лот̣а̄йа
(85) Он тяжело падал и катался по земле, подобно тому, как золотая глыба, катится с вершины горы.

নিত্যানন্দপ্রভু দুই হাত প্রসারিয়া ৷
প্রভুরে ধরিতে চাহে আশপাশ ধাঞা ॥ ৮৬ ॥

нитйа̄нанда-прабху дуи ха̄та праса̄рийа̄
прабхуре дхарите ча̄хе а̄ш́а-па̄ш́а дха̄н̃а̄
(86) Шри Нитьянанда пытался Его удержать, но Махапрабху ни на миг не останавливался.

প্রভু-পাছে বুলে আচার্য্য করিয়া হুঙ্কার ৷
‘হরিবোল’ ‘হরিবোল’ বলে বার বার ॥ ৮৭ ॥

прабху-па̄чхе буле а̄ча̄рйа карийа̄ хун̇ка̄ра
‘хари-бола’ ’хари-бола’ бале ба̄ра ба̄ра
(87) Адвайта Ачарья неотступно следовал за Шри Чайтаньей, и непрерывно кричал: «Харибол! Харибол!».

লোক নিবারিতে হৈল তিন মণ্ডল ৷
প্রথম-মণ্ডলে নিত্যানন্দ মহাবল ॥ ৮৮ ॥

лока нива̄рите хаила тина ман̣д̣ала
пратхама-ман̣д̣але нитйа̄нанда маха̄-бала
(88) Чтобы сдержать напор толпы, преданные образовали три круга. Первый круг возглавил неописуемо могущественный Шри Нитьянанда.

কাশীশ্বর মুকুন্দাদি যত ভক্তগণ ৷
হাতাহাতি করি’ হৈল দ্বিতীয় আবরণ ॥ ৮৯ ॥

ка̄ш́ӣш́вара мукунда̄ди йата бхакта-ган̣а
ха̄та̄ха̄ти кари’ хаила двитӣйа а̄варан̣а
(89) Все преданные во главе с Мукундой и Кашишваром организовали второй круг, крепко взявшись за руки.

বাহিরে প্রতাপরুদ্র লঞা পাত্রগণ ৷
মণ্ডল হঞা করে লোক নিবারণ ॥ ৯০ ॥

ба̄хире прата̄парудра лан̃а̄ па̄тра-ган̣а
ман̣д̣ала хан̃а̄ каре лока нива̄ран̣а
(90) Третий круг создал царь Пратапарудра со своей свитой, защищая от людского натиска два первых круга.

হরিচন্দনের স্কন্ধে হস্ত আলম্বিয়া ৷
প্রভুর নৃত্য দেখে রাজা আবিষ্ট হঞা ॥ ৯১ ॥

харичанданера скандхе хаста а̄ламбийа̄
прабхура нр̣тйа декхе ра̄джа̄ а̄виш̣т̣а хан̃а̄
(91) Опираясь руками на плечи Харичандана, царь Пратапарудра смог увидеть поразительный танец Шри Чайтаньи, и его охватило неземное блаженство.

হেনকালে শ্রীনিবাস প্রেমাবিষ্ট-মন ৷
রাজার আগে রহি’ দেখে প্রভুর নর্ত্তন ॥ ৯২ ॥

хена-ка̄ле ш́рӣнива̄са према̄виш̣т̣а-мана
ра̄джа̄ра а̄ге рахи’ декхе прабхура нартана
(92) В это время стоящий впереди Шривас Тхакур погрузился в экстатическое состояние от созерцания волшебного танца Шри Чайтаньи Махапрабху.

রাজার আগে হরিচন্দন দেখে শ্রীনিবাস ৷
হস্তে তাঁরে স্পর্শি’ কহে, — হও এক-পাশ ॥ ৯৩ ॥

ра̄джа̄ра а̄ге харичандана декхе ш́рӣнива̄са
хасте та̄̐ре спарш́и’ кахе, — хао эка-па̄ш́а
(93) Увидев, что Шривас стоит перед царём, Харичандан дотронулся до него рукой и попросил отойти в сторону.

নৃত্যাবেশে শ্রীনিবাস কিছুই না জানে ৷
বার বার ঠেলে, তেঁহো ক্রোধ হৈল মন ॥ ৯৪ ॥

нр̣тйа̄веш́е ш́рӣнива̄са кичхуи на̄ джа̄не
ба̄ра ба̄ра т̣хеле, те̐хо кродха хаила мане
(94) Охваченный ликованием, Шривас не мог взять в толк, зачем его толкают и теснят, и постепенно рассердился.

চাপড় মারিয়া তারে কৈল নিবারণ ৷
চাপড় খাঞা ক্রুদ্ধ হৈলা হরিচন্দন ॥ ৯৫ ॥

ча̄пад̣а ма̄рийа̄ та̄ре каила нива̄ран̣а
ча̄пад̣а кха̄н̃а̄ круддха хаила̄ харичандана
(95) Желая положить конец толчкам в спину, он оттолкнул Харичандана, что привело того в гнев.

ক্রুদ্ধ হঞা তাঁরে কিছু চাহে বলিবারে ৷
আপনি প্রতাপরুদ্র নিবারিল তারে ॥ ৯৬ ॥

круддха хан̃а̄ та̄̐ре кичху ча̄хе балиба̄ре
а̄пани прата̄парудра нива̄рила та̄ре
(96) И когда Харичандан уже был готов гневно отругать Шриваса, его остановил Пратапарудра:

ভাগ্যবান্ তুমি — ইঁহার হস্ত-স্পর্শ পাইলা ৷
আমার ভাগ্যে নাহি, তুমি কৃতার্থ হৈলা ॥ ৯৭ ॥

бха̄гйава̄н туми — и̐ха̄ра хаста-спарш́а па̄ила̄
а̄ма̄ра бха̄гйе на̄хи, туми кр̣та̄ртха хаила̄
(97) «Ты должен быть счастлив, что удостоился прикосновения Шриваса. Меня эта удача миновала, и поэтому ты должен быть ему благодарен».

প্রভুর নৃত্য দেখি’ লোকে হৈল চমৎকার ৷
অন্য আছুক্, জগন্নাথের আনন্দ অপার ॥ ৯৮ ॥

прабхура нр̣тйа декхи’ локе хаила чаматка̄ра
анйа а̄чхук, джаганна̄тхера а̄нанда апа̄ра
(98) Все с восхищением взирали на этот дивный танец Махапрабху, и даже Сам Джаганнатх преисполнился высочайшего блаженства.

রথ স্থির কৈল, আগে না করে গমন ৷
অনিমিষ-নেত্রে করে নৃত্য দরশন ॥ ৯৯ ॥

ратха стхира каила, а̄ге на̄ каре гамана
анимиш̣а-нетре каре нр̣тйа дараш́ана
(99) Его колесница остановилась, застыв на месте, и Джаганнатх не моргая смотрел на танец Шри Чайтаньи.

সুভদ্রা-বলরামের হৃদয়ে উল্লাস ৷
নৃত্য দেখি’ দুইজনার শ্রীমুখেতে হাস ॥ ১০০ ॥

субхадра̄-балара̄мера хр̣дайе улла̄са
нр̣тйа декхи’ дуи джана̄ра ш́рӣ мукхете ха̄са
(100) Созерцая этот танец, Субхадра и Баларама также ощутили великое счастье и на их прекрасных устах заиграли улыбки.

উদ্দণ্ড নৃত্যে প্রভুর অদ্ভুত বিকার ৷
অষ্ট সাত্ত্বিক ভাবোদয় হয় সমকাল ॥ ১০১ ॥

уддан̣д̣а нр̣тйе прабхура адбхута вика̄ра
аш̣т̣а са̄ттвика бха̄водайа хайа сама-ка̄ла
(101) Когда Шри Чайтанья танцевал и прыгал, на Его теле одновременно проявлялись восемь удивительных признаков экстатического духовного транса [i](ашта-сатвика-бхава)[/i].

মাংস-ব্রণ সম রোমবৃন্দ পুলকিত ৷
শিমুলীর বৃক্ষ যেন কণ্টক-বেষ্টিত ॥ ১০২ ॥

ма̄м̇са-вран̣а сама рома-вр̣нда пулакита
ш́имулӣра вр̣кш̣а йена кан̣т̣ака-веш̣т̣ита
(102) Он весь покрылся гусиной кожей, и каждый волосок на Его теле встал дыбом, что делало Его похожим на шимули (покрытое шипами хлопковое древо).

এক এক দন্তের কম্প দেখিতে লাগে ভয় ৷
লোকে জানে, দন্ত সব খসিয়া পড়য় ॥ ১০৩ ॥

эка эка дантера кампа декхите ла̄ге бхайа
локе джа̄не, данта саба кхасийа̄ пад̣айа
(103) Его зубы громко стучали, и всех охватывал страх, что они могут выпасть.

সর্ব্বাঙ্গে প্রস্বেদ ছুটে তাতে রক্তোদ্গম ৷
‘জজ গগ’ ‘জজ গগ’ — গদ্গদ-বচন ॥ ১০৪ ॥

сарва̄н̇ге прасведа чхут̣е та̄те рактодгама
‘джаджа гага’ ‘джаджа гага’ — гадгада-вачана
(104) Всё Его тело покрылось по́том, который иногда выступал вместе с кровью. Дрожащим голосом Он произносил: «Джаджа гага, джаджа гага».

জলযন্ত্র-ধারা যৈছে বহে অশ্রুজল ৷
আশ-পাশে লোক যত ভিজিল সকল ॥ ১০৫ ॥

джалайантра-дха̄ра̄ йаичхе вахе аш́ру-джала
а̄ш́а-па̄ш́е лока йата бхиджила сакала
(105) Из Его глаз струями лились потоки слёз, так, что все вокруг Него становились мокрыми.

দেহ-কান্তি গৌরবর্ণ দেখিয়ে অরুণ ৷
কভু কান্তি দেখি যেন মল্লিকা-পুষ্পসম ॥ ১০৬ ॥

деха-ка̄нти гаура-варн̣а декхийе арун̣а
кабху ка̄нти декхи йена маллика̄-пуш̣па-сама
(106) Все видели, как цвет Его тела менялся с бледного на розовый, как цветок жасмина.

কভু স্তম্ভ, কভু প্রভু ভূমিতে লোটায় ৷
শুষ্ককাষ্ঠসম পদ-হস্ত না চলয় ॥ ১০৭ ॥

кабху стамбха, кабху прабху бхӯмите лот̣а̄йа
ш́уш̣ка-ка̄ш̣т̣ха-сама пада-хаста на̄ чалайа
(107) Он то катался по земле, то застывал недвижно, и казалось, что Его руки и ноги одеревенели.

কভু ভূমে পড়ে, কভু শ্বাস হয় হীন ৷
যাহা দেখি’ ভক্তগণের প্রাণ হয় ক্ষীণ ॥ ১০৮ ॥

кабху бхӯме пад̣е, кабху ш́ва̄са хайа хӣна
йа̄ха̄ декхи’ бхакта-ган̣ера пра̄н̣а хайа кш̣ӣн̣а
(108) Когда Шри Чайтанья тяжело падал на землю, порой Его дыхание останавливалось, и, видя это, преданные ощущали, как жизненная сила также их покидает.

কভু নেত্রে-নাসায় জল, মুখে পড়ে ফেন ৷
অমৃতের ধারা চন্দ্রবিম্বে বহে যেন ॥ ১০৯ ॥

кабху нетре-на̄са̄йа джала, мукхе пад̣е пхена
амр̣тера дха̄ра̄ чандра-бимбе вахе йена
(109) Из Его глаз и носа струилась влага, а на губах появлялась белая пена, и это было подобно нектару, что изливает луна с небес на землю.

সেই ফেন লঞা শুভানন্দ কৈল পান ৷
কৃষ্ণপ্রেম-রসিক তেঁহো মহাভাগ্যবান্ ॥ ১১০ ॥

сеи пхена лан̃а̄ ш́убха̄нанда каила па̄на
кр̣ш̣н̣а-према-расика те̐хо маха̄-бха̄гйава̄н
(110) Шубхананда смог испить ту влагу, поскольку был наделён высочайшей удачей и мог насладиться сладостью расы божественной любви к Шри Кришне.

এইমত তাণ্ডব-নৃত্য কৈল কতক্ষণ ৷
ভাব-বিশেষে প্রভুর প্রবেশিল মন ॥ ১১১ ॥

эи мата та̄н̣д̣ава-нр̣тйа каила ката-кш̣ан̣а
бха̄ва-виш́еш̣е прабхура правеш́ила мана
(111) Войдя в особое состояние экстатической любви, Шри Чайтанья некоторое время танцевал танец Разрушения, потрясающий основы мироздания.

তাণ্ডব-নৃত্য ছাড়ি’ স্বরূপেরে আজ্ঞা দিল ৷
হৃদয় জানিয়া স্বরূপ গাইতে লাগিল ॥ ১১২ ॥

та̄н̣д̣ава-нр̣тйа чха̄д̣и’ сварӯпере а̄джн̃а̄ дила
хр̣дайа джа̄нийа̄ сварӯпа га̄ите ла̄гила
(112) Завершив его, Он повелел Сварупе петь, и, зная чувства Господа, Сваруп произнёс:

সেই ত’ প্রাণ-নাথ পাইনু ৷
যাহা লাগি’ মদন-দহনে ঝুরি’ গেনু ॥ ১১৩ ॥

сеи та’ пра̄н̣а-на̄тха па̄ину
йа̄ха̄ ла̄ги’ мадана-дахане джхури’ гену
(113) «Наконец-то Я снова обрела Владыку своей жизни! В разлуке с Ним Я томилась от горя, сгорая от стрел любви».

এই ধুয়া উচ্চৈঃস্বরে গায় দামোদর ৷
আনন্দে মধুর নৃত্য করেন ঈশ্বর ॥ ১১৪ ॥

эи дхуйа̄ уччаих̣-сваре га̄йа да̄модара
а̄нанде мадхура нр̣тйа карена ӣш́вара
(114) Когда Сваруп Дамодар громко стал петь слова этого припева, Шри Чайтанья погрузился в блаженство и снова начал Свой сладостный танец.

ধীরে ধীরে জগন্নাথ করেন গমন ৷
আগে নৃত্য করি’ চলেন শচীর নন্দন ॥ ১১৫ ॥

дхӣре дхӣре джаганна̄тха карена гамана
а̄ге нр̣тйа кари’ чалена ш́ачӣра нандана
(115) Танцуя, сын матери Шачи постепенно шёл вперёд, и колесница Джаганнатха также неспешно двинулась с места.

জগন্নাথে নেত্র দিয়া সবে নাচে, গায় ৷
কীর্ত্তনীয়া সহ প্রভু পাছে পাছে যায় ॥ ১১৬ ॥

джаганна̄тхе нетра дийа̄ сабе на̄че, га̄йа
кӣртанӣйа̄ саха прабху па̄чхе па̄чхе йа̄йа
(116) Все преданные пели и танцевали, не сводя глаз с Господа Джаганнатха. Затем Шри Чайтанья вместе с певцами киртана направился в конец процессии.

জগন্নাথে মগ্ন প্রভুর নয়ন-হৃদয় ৷
শ্রীহস্তযুগে করে গীতের অভিনয় ॥ ১১৭ ॥

джаганна̄тхе магна прабхура найана-хр̣дайа
ш́рӣ хаста-йуге каре гӣтера абхинайа
(117) Прикованный душой и взором к Джаганнатху, Махапрабху стал руками совершать танцевальные жесты в согласии со смыслом песни.

গৌর যদি পাছে চলে, শ্যাম হয় স্থিরে ৷
গৌর আগে চলে, শ্যাম চলে ধীরে-ধীরে ॥ ১১৮ ॥

гаура йади па̄чхе чале, ш́йа̄ма хайа стхире
гаура а̄ге чале, ш́йа̄ма чале дхӣре-дхӣре
(118) Когда Он оказывался в конце процессии, колесница Джаганнатха останавливалась, а когда Он выходил вперёд, колесница начинала медленно двигаться.

এইমত গৌর-শ্যামে, দোঁহে ঠেলাঠেলি ৷
স্বরথে শ্যামেরে রাখে গৌর মহাবলী ॥ ১১৯ ॥

эи мата гаура-ш́йа̄ме, до̐хе т̣хела̄т̣хели
сваратхе ш́йа̄мере ра̄кхе гаура маха̄-балӣ
(119) Казалось, между Ними возникло некое состязание, но сила Гауранги была столь велика, что заставляла Джаганнатха ждать.

নাচিতে নাচিতে প্রভুর হৈলা ভাবান্তর ৷
হস্ত তুলি’ শ্লোক পড়ে করি’ উচ্চৈঃস্বর ॥ ১২০ ॥

на̄чите на̄чите прабхура хаила̄ бха̄ва̄нтара
хаста тули’ ш́лока пад̣е кари’ уччаих̣-свара
(120) Во время танца Шри Чайтанью охватило новое сильное чувство, и, подняв руки вверх, Он стал громко читать одну шлоку:

যঃ কৌমারহরঃ স এব হি বরস্তা এব চৈত্র-ক্ষপা-
স্তে চোন্মীলিতমালতীসুরভয়ঃ প্রৌঢ়াঃ কদম্বানিলাঃ ৷
সা চৈবাস্মি তথাপি তত্র সুরতব্যাপারলীলাবিধৌ
রেবা-রোধসি বেতসীতরুতলে চেতঃ সমুৎকণ্ঠতে ॥ ১২১ ॥

йах̣ каума̄ра-харах̣ са эва хи варас та̄ эва чаитра-кш̣апа̄с
те чонмӣлита-ма̄латӣ-сурабхайах̣ прауд̣ха̄х̣ кадамба̄нила̄х̣
са̄ чаива̄сми татха̄пи татра сурата-вйа̄па̄ра-лӣла̄-видхау
рева̄-родхаси ветасӣ-тару-тале четах̣ самуткан̣т̣хате
(121) “Тот, Кто в юности украл Моё сердце, теперь снова Мой Владыка. Снова стоят ясные лунные ночи месяца чайтра, так же пахнут цветы малати и такой же нежный ветерок дует с кадамбовых рощ. В Наших близких отношениях ничего не изменилось: Я та же возлюбленная, но Я не нахожу счастья здесь. Моё сердце жаждет вернуться на берег Реви, под кров дерева ветаси”. [Падьявали 386]

এই শ্লোক মহাপ্রভু পড়ে বার বার ৷
স্বরূপ বিনা অর্থ কেহ না জানে ইহার ॥ ১২২ ॥

эи ш́лока маха̄прабху пад̣е ба̄ра ба̄ра
сварӯпа вина̄ артха кеха на̄ джа̄не иха̄ра
(122) Шри Чайтанья повторял вновь и вновь эту шлоку, смысл которой был понятен лишь Сварупу Дамодару.

এই শ্লোকার্থ পূর্ব্বে করিয়াছি ব্যাখ্যান ৷
শ্লোকের ভাবার্থ করি সংক্ষেপে আখ্যান ॥ ১২৩ ॥

эи ш́лока̄ртха пӯрве карийа̄чхи вйа̄кхйа̄на
ш́локера бха̄ва̄ртха кари сан̇кш̣епе а̄кхйа̄на
(123) Я объяснил уже его подробно. Теперь я лишь кратко это повторю.[*][c gray]
  См. 1 главу Мадхья-лилы, стихи 53, 77–80, 82–84.

পূর্ব্বে যৈছে কুরুক্ষেত্রে সব গোপীগণ ৷
কৃষ্ণের দর্শন পাঞা আনন্দিত মন ॥ ১২৪ ॥

пӯрве йаичхе курукш̣етре саба гопӣ-ган̣а
кр̣ш̣н̣ера дарш́ана па̄н̃а̄ а̄нандита мана
(124) Прежде, придя на Курукшетру и увидев Кришну, все гопи Вриндавана были без ума от счастья.

জগন্নাথ দেখি’ প্রভুর সে ভাব উঠিল ৷
সেই ভাবাবিষ্ট হঞা ধুয়া গাওয়াইল ॥ ১২৫ ॥

джаганна̄тха декхи’ прабхура се бха̄ва ут̣хила
сеи бха̄ва̄виш̣т̣а хан̃а̄ дхуйа̄ га̄ойа̄ила
(125) Когда Шри Чайтанья увидел Джаганнатха, в Нём пробудилось такое же экстатическое чувство, какое охватило пастушек Враджа, и Он просил Сварупа повторять этот припев снова и снова:

অবশেষে রাধা কৃষ্ণে করে নিবেদন ৷
সেই তুমি, সেই আমি, সেই নব সঙ্গম ॥ ১২৬ ॥

аваш́еш̣е ра̄дха̄ кр̣ш̣н̣е каре ниведана
сеи туми, сеи а̄ми, сеи нава сан̇гама
(126) «Сказала Шримати Радхарани, обращаясь к Шри Кришне: “Ты тот же Кришна, а Я та же Радха. Мы снова вместе, как в пору Нашей юности.

তথাপি আমার মন হরে বৃন্দাবন ৷
বৃন্দাবনে উদয় করাও আপন-চরণ ॥ ১২৭ ॥

татха̄пи а̄ма̄ра мана харе вр̣нда̄вана
вр̣нда̄ване удайа кара̄о а̄пана-чаран̣а
(127) Но там, во Вриндаване, осталось Моё сердце, и Я прошу, яви Свои лотосоподобные стопы снова во Врадже.

ইঁহা লোকারণ্য, হাতী, ঘোড়া, রথধ্বনি ৷
তাঁহা পুষ্পারণ্য, ভৃঙ্গ-পিক-নাদ শুনি ॥ ১২৮ ॥

и̐ха̄ лока̄ран̣йа, ха̄тӣ, гход̣а̄, ратха-дхвани
та̄̐ха̄ пуш̣па̄ран̣йа, бхр̣н̇га-пика-на̄да ш́уни
(128) Здесь, на Курукшетре, множество людей и скрежет колесниц, а также кони и слоны. А там, во Вриндаване, цветущие сады, в которых слышны лишь трели птиц и жужжание пчёл.

ইঁহা রাজ-বেশ, সঙ্গে সব ক্ষত্রিয়গণ ৷
তাঁহা গোপবেশ, সঙ্গে মুরলী-বাদন ॥ ১২৯ ॥

и̐ха̄ ра̄джа-веш́а, сан̇ге саба кш̣атрийа-ган̣а
та̄̐ха̄ гопа-веш́а, сан̇ге муралӣ-ва̄дана
(129) Здесь, на Курукшетре, Ты в царских одеждах, в окружении великих воинов. А там, во Вриндаване, Ты в одеждах простого пастушка, и Тебя сопровождает лишь Твоя чарующая флейта.

ব্রজে তোমার সঙ্গে যেই সুখ-আস্বাদন ৷
সেই সুখসমুদ্রের ইঁহা নাহি এক কণ ॥ ১৩০ ॥

врадже тома̄ра сан̇ге йеи сукха-а̄сва̄дана
сеи сукха-самудрера и̐ха̄ на̄хи эка кан̣а
(130) Здесь нет и капли из океана того высшего счастья, которым Я упивалась с Тобой во Врадже.

আমা লঞা পুনঃ লীলা করহ বৃন্দাবনে ৷
তবে আমার মনোবাঞ্ছা হয় ত’ পূরণে ॥ ১৩১ ॥

а̄ма̄ лан̃а̄ пунах̣ лӣла̄ караха вр̣нда̄ване
табе а̄ма̄ра мано-ва̄н̃чха̄ хайа та’ пӯран̣е
(131) Поэтому Я умоляю Тебя: исполни Моё самое заветное желание — вернись со Мной во Вриндаван, где Мы снова будем наслаждаться Нашими играми”».

ভাগবতে আছে যৈছে রাধিকা-বচন ৷
পূর্ব্বে তাহা সূত্রমধ্যে করিয়াছি বর্ণন ॥ ১৩২ ॥

бха̄гавате а̄чхе йаичхе ра̄дхика̄-вачана
пӯрве та̄ха̄ сӯтра-мадхйе карийа̄чхи варн̣ана
(132) Эти слова Шримати Радхарани из Бхагаватам я уже объяснял раньше.

সেই ভাবাবেশে প্রভু পড়ে আর শ্লোক ৷
সেই সব শ্লোকের অর্থ নাহি বুঝে লোক ॥ ১৩৩ ॥

сеи бха̄ва̄веш́е прабху пад̣е а̄ра ш́лока
сеи саба ш́локера артха на̄хи буджхе лока
(133) Охваченный этим экстатическим чувством, Шри Чайтанья пел также много других шлок, но их сладостный смысл никто не мог разгадать.

স্বরূপ-গোসাঞি জানে, না কহে অর্থ তার ৷
শ্রীরূপ-গোসাঞি কৈল সে অর্থ প্রচার ॥ ১৩৪ ॥

сварӯпа-госа̄н̃и джа̄не, на̄ кахе артха та̄ра
ш́рӣ рӯпа-госа̄н̃и каила се артха прача̄ра
(134) Он был понятен лишь Сварупе Дамодаре, но он никому о нём не рассказывал. Тогда Шри Рупа раскрыл это значение всем.

স্বরূপ সঙ্গে যার অর্থ করে আস্বাদন ৷
নৃত্যমধ্যে সেই শ্লোক করেন পঠন ॥ ১৩৫ ॥

сварӯпа сан̇ге йа̄ра артха каре а̄сва̄дана
нр̣тйа-мадхйе сеи ш́лока карена пат̣хана
(135) Не прекращая танца, Шри Чайтанья стал петь другую шлоку, наслаждаясь её сокровенным вкусом вместе со Сварупом:

আহুশ্চ তে নলিন-নাভ পদারবিন্দং
যোগেশ্বরৈর্হৃদি বিচিন্ত্যমগাধ-বোধৈঃ ৷
সংসারকূপপতিতোত্তরণাবলম্বং
গেহং জুষামপি মনস্যুদিয়াৎ সদা নঃ ॥ ১৩৬ ॥

а̄хуш́ ча те налина-на̄бха пада̄равиндам̇
йогеш́вараир хр̣ди вичинтйам ага̄дха-бодхаих̣
сам̇са̄ра-кӯпа-патитоттаран̣а̄валамбам̇
гехам̇ джуш̣а̄м апи манасй удийа̄т сада̄ нах̣
(136) “О Господь, чей пупок прекрасен, как цветок лотоса! Великие йоги в глубоком самадхи постоянно созерцают в своём сердце Твои стопы, что также подобны цветкам. Эти стопы несут избавление и высшее счастье для всех душ, запутавшихся в иллюзии этого бренного мира. Когда же эти стопы появятся наконец в сердце простых пастушек?” [ШБ 10.82.48]

অন্যের হৃদয় — মন, মোর মন — বৃন্দাবন,
‘মনে’ ‘বনে’ এক করি’ জানি ৷
তাঁহা তোমার পদদ্বয়, করাহ যদি উদয়,
তবে তোমার পূর্ণ কৃপা মানি ॥ ১৩৭ ॥

анйера хр̣дайа — мана, мора мана — вр̣нда̄вана,
‘мане’ ‘ване’ эка кари’ джа̄ни
та̄̐ха̄ тома̄ра пада-двайа, кара̄ха йади удайа,
табе тома̄ра пӯрн̣а кр̣па̄ ма̄ни
(137) Для большинства людей ум и сердце неразличимы, а Мой ум никогда не покидает Вриндаван; и Я считаю, что Врадж неотличен от Моего любящего сердца. И так как Шри Вриндаван Тебе намного более дорог, чем огромный мир Вайкунтхи, то если Ты Свои святые стопы проявишь в Моем сердце, что сгорает в жестоком пламени болезненной разлуки, то этим Ты спасёшь Меня от смерти.

প্রাণনাথ, শুন মোর সত্য নিবেদন ৷
ব্রজ — আমার সদন, তাঁহা তোমার সঙ্গম,
না পাইলে না রহে জীবন ॥ ১৩৮ ॥

пра̄н̣а-на̄тха, ш́уна мора сатйа ниведана
враджа — а̄ма̄ра садана, та̄̐ха̄ тома̄ра сан̇гама,
на̄ па̄иле на̄ рахе джӣвана
(138) О Владыка моей жизни, услышь Мою мольбу! Мой дом — Вриндаван, и Я жажду встречи с Тобой лишь там. Но, если это невозможно, то просто Я не вижу смысла жить дальше.

পূর্ব্বে উদ্ধব-দ্বারে, এবে সাক্ষাৎ আমারে,
যোগ-জ্ঞানে কহিলা উপায় ৷
তুমি — বিদগ্ধ, কৃপাময়, জানহ আমার হৃদয়,
মোরে ঐছে কহিতে না যুয়ায় ॥ ১৩৯ ॥

пӯрве уддхава-два̄ре, эбе са̄кш̣а̄т а̄ма̄ре,
йога-джн̃а̄не кахила̄ упа̄йа
туми — видагдха, кр̣па̄майа, джа̄наха а̄ма̄ра хр̣дайа,
море аичхе кахите на̄ йуйа̄йа
(139) О Кришна! Помнишь, прежде, Ты послал ко Мне Уддхаву, чтобы наставить в йоге? Сейчас Ты говоришь Мне те же речи, но Я не в силах всё это воспринять, ибо считаю эти темы чем-то внешним, далёким от течения любви. И Ты прекрасно знаешь Моё сердце — зачем же Ты его так больно ранишь?!

চিত্ত কাঢ়ি’ তোমা হৈতে, বিষয়ে চাহি লাগাইতে,
যত্ন করি, নারি কাঢ়িবারে ৷
তারে ধ্যান শিক্ষা করাহ, লোক হাসাঞা মার,
স্থানাস্থান না কর বিচারে ॥ ১৪০ ॥

читта ка̄д̣хи’ тома̄ хаите, виш̣айе ча̄хи ла̄га̄ите,
йатна кари, на̄ри ка̄д̣хиба̄ре
та̄ре дхйа̄на ш́икш̣а̄ кара̄ха, лока ха̄са̄н̃а̄ ма̄ра,
стха̄на̄стха̄на на̄ кара вича̄ре
(140) Лишь о Тебе все Мои помыслы, и тщетны все Мои старания направить их на мирские дела. Так не смешно ль Тебе учить Меня йогическому трансу? Ты этим Меня просто убиваешь, не замечая неуместность этих поучений.

নহে গোপী যোগেশ্বর, পদকমল তোমার,
ধ্যান করি’ পাইবে সন্তোষ ৷
তোমার বাক্য-পরিপাটী, তার মধ্যে কুটিনাটী,
শুনি’ গোপীর আরো বাঢ়ে রোষ ॥ ১৪১ ॥

нахе гопӣ йогеш́вара, пада-камала тома̄ра,
дхйа̄на кари’ па̄ибе сантош̣а
тома̄ра ва̄кйа-парипа̄т̣ӣ, та̄ра мадхйе кут̣ина̄т̣ӣ,
ш́уни’ гопӣра а̄ро ба̄д̣хе рош̣а
(141) Пастушки Враджа не похожи на великих йогов — лишь созерцанием Твоих прекрасных стоп они не будут счастливы, поверь Мне. Скорее станут гневны на Тебя. Поэтому, уча их мистицизму, Ты проявляешь лишь Своё лукавство.

দেহ-স্মৃতি নাহি যার, সংসারকূপ কাঁহা তার,
তাহা হৈতে না চাহে উদ্ধার ৷
বিরহ-সমুদ্র-জলে, কাম-তিমিঙ্গিলে গিলে,
গোপীগণে নেহ’ তার পার ॥ ১৪২ ॥

деха-смр̣ти на̄хи йа̄ра, сам̇са̄ра-кӯпа ка̄̐ха̄ та̄ра,
та̄ха̄ хаите на̄ ча̄хе уддха̄ра
вираха-самудра-джале, ка̄ма-тимин̇гиле гиле,
гопӣ-ган̣е неха’ та̄ра па̄ра
(142) Служением Тебе достигают освобождение от тройственных страданий бытия, но для нас всё не так, поскольку мы не бежим от страданий, — мы даже о телах своих никогда не помним! Зачем же нам тогда стремиться к спасению, которого так жаждут мудрецы и йоги? Прошу, вызволи нас из безбрежных вод разлуки, поскольку нас вот-вот проглотит гигантская рыба страсти.

বৃন্দাবন, গোবর্ধন, যমুনা-পুলিন, বন,
সেই কুঞ্জে রাসাদিক লীলা ৷
সেই ব্রজের জনগণ, মাতা, পিতা, বন্ধুগণ,
বড় চিত্র, কেমনে পাসরিলা ॥ ১৪৩ ॥

вр̣нда̄вана, говардхана, йамуна̄-пулина, вана,
сеи кун̃дже ра̄са̄дика лӣла̄
сеи враджера джанаган̣а, ма̄та̄, пита̄, бандху-ган̣а,
бад̣а читра, кемане па̄сарила̄
(143) Но больше всего для нас непостижимо то, как Ты мог забыть наш Вриндаван, берега Ямуны и склоны Говардхана, леса и рощи, где Ты предавался играм и наслаждался дивным танцем? Как Ты мог забыть Своих отца и мать, друзей и всех жителей Враджа?

বিদগ্ধ, মৃদু, সদ্গুণ, সুশীল, স্নিগ্ধ, করুণ,
তুমি, তোমার নাহি দোষাভাস ৷
তবে যে তোমার মন, নাহি স্মরে ব্রজজন,
সে — আমার দুর্দ্দৈব-বিলাস ॥ ১৪৪ ॥

видагдха, мр̣ду, сад-гун̣а, суш́ӣла, снигдха, карун̣а,
туми, тома̄ра на̄хи дош̣а̄бха̄са
табе йе тома̄ра мана, на̄хи смаре враджа-джана,
се — а̄ма̄ра дурдаива-вила̄са
(144) О Кришна, ум Твой совершенен, Ты мягок сердцем, нежен, милостив, а также полон достоинств и владеешь Собой безупречно. В Тебе нет и следа изъяна, и, если в Твоей памяти больше нет места для жителей Вриндавана, — тому виной лишь Мои грехи из прошлых жизней.

না গণি আপন-দুঃখ, দেখি’ ব্রজেশ্বরী-মুখ,
ব্রজজনের হৃদয় বিদরে ৷
কিবা মার’ ব্রজবাসী, কিবা জীয়াও ব্রজে আসি’,
কেন জীয়াও দুঃখ সহাইবারে ? ১৪৫ ॥

на̄ ган̣и а̄пана-дух̣кха, декхи’ враджеш́варӣ-мукха,
враджа-джанера хр̣дайа видаре
киба̄ ма̄ра’ враджа-ва̄сӣ, киба̄ джӣйа̄о врадже а̄си’,
кена джӣйа̄о дух̣кха саха̄иба̄ре?
(145) Не о Своей доле Я плачу, но вижу, как горят в огне разлуки сердца всех тех, кого Ты оставил во Врадже, и нестерпимо больно Мне смотреть в глаза Яшоды. Ты хочешь увидеть их живыми, или смерти им желаешь? Зачем тогда обрекаешь их на жизнь, полную страданий?

তোমার যে অন্য বেশ, অন্য সঙ্গ, অন্য দেশ,
ব্রজজনে কভু নাহি ভায় ৷
ব্রজভূমি ছাড়িতে নারে, তোমা না দেখিলে মরে,
ব্রজজনের কি হবে উপায় ॥ ১৪৬ ॥

тома̄ра йе анйа веш́а, анйа сан̇га, анйа деш́а,
враджа-джане кабху на̄хи бха̄йа
враджа-бхӯми чха̄д̣ите на̄ре, тома̄ на̄ декхиле маре,
враджа-джанера ки хабе упа̄йа
(146) Пастушкам Враджа не милы ни чужие страны, ни Твой царский наряд, ни Твоё воинство. Они не мыслят расставания с землёй Враджа, но без Тебя там вся жизнь не имеет смысла. Что ждёт их дальше, Ты подумай!

তুমি — ব্রজের জীবন, ব্রজরাজের প্রাণধন,
তুমি — সকল ব্রজের সম্পদ্ ৷
কৃপার্দ্দ্র তোমার মন, আসি’ জীয়াও ব্রজ-জন,
ব্রজে উদয় করাও নিজ-পদ ॥ ১৪৭ ॥

туми — враджера джӣвана, враджа-ра̄джера пра̄н̣а-дхана,
туми — сакала враджера сампад
кр̣па̄рдра тома̄ра мана, а̄си’ джӣйа̄о враджа-джана,
врадже удайа кара̄о ниджа-пада
(147) Для Враджа Ты как сама жизнь, и Нанда Махарадж дышит одним Тобой. В Тебе одном заключено всё богатство Вриндавана. Твоя милость безгранична, так верни же к жизни всех жителей Вриндавана, явив им снова Свои стопы, что прекрасны, как лотосы.

শুনিয়া রাধিকা-বাণী, ব্রজপ্রেম মনে জানি’,
ভাবে ব্যাকুলিত দেহ-মন ৷
ব্রজলোকের প্রেম শুনি’, আপনাকে ‘ঋণী’ মানি’,
করে কৃষ্ণ তাঁরে আশ্বাসন ॥ ১৪৮ ॥

ш́унийа̄ ра̄дхика̄-ва̄н̣ӣ, враджа-према мане джа̄ни’,
бха̄ве вйа̄кулита деха-мана
враджа-локера према ш́уни’, а̄пана̄ке ‘р̣н̣ӣ’ ма̄ни’,
каре кр̣ш̣н̣а та̄̐ре а̄ш́ва̄сана
(148) Когда услышал Кришна эти речи, в Нём ожила память о той любви, что питают к Нему жители Вриндавана. И вняв этому напоминанию, Он почувствовал Себя в безмерном долгу перед всеми жителями Враджа, и обратился к Радхе со словами утешения:

প্রাণপ্রিয়ে, শুন, মোর এই সত্য-বচন ৷
তোমা-সবার স্মরণে, ঝুরোঁ মুঞি রাত্রি-দিনে,
মোর দুঃখ না জানে কোন জন ॥ ১৪৯ ॥

пра̄н̣а-прийе, ш́уна, мора эи сатйа-вачана
тома̄-саба̄ра смаран̣е, джхуро̐ мун̃и ра̄три-дине,
мора дух̣кха на̄ джа̄не кона джана
(149) О Радость Моей жизни! Выслушай Меня, скажу Тебе лишь правду и обманывать не буду. Всех вас Я вспоминаю днём и ночью, и горько плачу, но не знает никто, насколько Я несчастлив без вас.

ব্রজবাসী যত জন, মাতা, পিতা, সখাগণ,
সবে হয় মোর প্রাণসম ৷
তাঁর মধ্যে গোপীগণ, সাক্ষাৎ মোর জীবন,
তুমি মোর জীবনের জীবন ॥ ১৫০ ॥

враджа-ва̄сӣ йата джана, ма̄та̄, пита̄, сакха̄-ган̣а,
сабе хайа мора пра̄н̣а-сама
та̄̐ра мадхйе гопӣ-ган̣а, са̄кш̣а̄т мора джӣвана,
туми мора джӣванера джӣвана
(150) Все жители Вриндавана, отец и мать, и пастушки́, Мои друзья по играм, все дороги Мне, как само дыхание жизни. Душа той жизни — гопи, но средь них — Ты жизнь всей Моей жизни.

তোমা-সবার প্রেমরসে, আমাকে করিল বশে,
আমি তোমার অধীন কেবল ৷
তোমা-সবা ছাড়াঞা, আমা দূর-দেশে লঞা,
রাখিয়াছে দুর্দ্দৈব প্রবল ॥ ১৫১ ॥

тома̄-саба̄ра према-расе, а̄ма̄ке карила ваш́е,
а̄ми тома̄ра адхӣна кевала
тома̄-саба̄ чха̄д̣а̄н̃а̄, а̄ма̄ дӯра-деш́е лан̃а̄,
ра̄кхийа̄чхе дурдаива прабала
(151) Вы все связали Меня пылкой любовью, теперь Я ваш покорный слуга. О Радхика, и в том, что Я разлучён с вами и живу сейчас в далёкой стране повинна лишь необоримая сила Моей злодейки-судьбы.

প্রিয়া প্রিয়-সঙ্গহীনা, প্রিয় প্রিয়া-সঙ্গ বিনা,
নাহি জীয়ে, — এ সত্য প্রমাণ ৷
মোর দশা শোনে যবে, তাঁর এই দশা হবে,
এই ভয়ে দুঁহে রাখে প্রাণ ॥ ১৫২ ॥

прийа̄ прийа-сан̇га-хӣна̄, прийа прийа̄-сан̇га вина̄,
на̄хи джӣйе, — э сатйа прама̄н̣а
мора даш́а̄ ш́оне йабе, та̄̐ра эи даш́а̄ хабе,
эи бхайе ду̐хе ра̄кхе пра̄н̣а
(152) Ведь та, что любит, без любимого жить не может, и тот, кто любит, без любимой тоже умирает. Они живут лишь друг для друга, и страх, что весть об их смерти погубит любимого, обоим жизнь сохраняет.

সেই সতী প্রেমবতী, প্রেমবান্ সেই পতি,
বিয়োগে যে বাঞ্ছে প্রিয়-হিতে ৷
না গণে আপন-দুঃখ, বাঞ্ছে প্রিয়জন-সুখ,
সেই দুই মিলে অচিরাতে ॥ ১৫৩ ॥

сеи сатӣ премаватӣ, премава̄н сеи пати,
вийоге йе ва̄н̃чхе прийа-хите
на̄ ган̣е а̄пана-дух̣кха, ва̄н̃чхе прийаджана-сукха,
сеи дуи миле ачира̄те
(153) Когда судьба таким влюблённым разлуку посылает, они от всей души любимому желают счастья, о горе собственном даже не помышляя, и оттого их вскоре непременно ждёт встреча.

রাখিতে তোমার জীবন, সেবি আমি নারায়ণ,
তাঁর শক্ত্যে আসি নিতি-নিতি ৷
তোমা-সনে ক্রীড়া করি’, পুনঃ যাই যদুপুরী,
তাঁহা তুমি মানহ মোর স্ফূর্ত্তি ॥ ১৫৪ ॥

ра̄кхите тома̄ра джӣвана, севи а̄ми на̄ра̄йан̣а,
та̄̐ра ш́актйе а̄си нити-нити
тома̄-сане крӣд̣а̄ кари’, пунах̣ йа̄и йаду-пурӣ,
та̄̐ха̄ туми ма̄наха мора спхӯрти
(154) Чтоб не покинуло Тебя дыханье жизни, Я поклоняюсь Шри Нарайяне, и, Его милостью, к Тебе Я прихожу каждый день. Я провожу в играх с Тобою время, чтобы Ты могла ощутить Моё присутствие, а потом снова возвращаюсь в Двараку, Свою столицу.

মোর ভাগ্য মো-বিষয়ে, তোমার যে প্রেম হয়ে,
সেই প্রেম — পরম প্রবল ৷
লুকাঞা আমা আনে, সঙ্গ করায় তোমা-সনে,
প্রকটেহ আনিবে সত্বর ॥ ১৫৫ ॥

мора бха̄гйа мо-виш̣айе, тома̄ра йе према хайе,
сеи према — парама прабала
лука̄н̃а̄ а̄ма̄ а̄не, сан̇га кара̄йа тома̄-сане,
пракат̣еха а̄нибе сатвара
(155) И такой щедрой милости Я обязан Твоей любви, о Радха. И столь огромна сила той любви, что заставляет Меня приходить к Тебе незримо, и, повинуясь ей, Я очень скоро зримым стану.

যাদবের বিপক্ষ, যত দুষ্ট কংসপক্ষ,
তাহা আমি কৈলুঁ সব ক্ষয় ৷
আছে দুই-চারি জন, তাহা মারি’ বৃন্দাবন,
আইলাম আমি, জানিহ নিশ্চয় ॥ ১৫৬ ॥

йа̄давера випакш̣а, йата душ̣т̣а кам̇са-пакш̣а,
та̄ха̄ а̄ми каилу̐ саба кш̣айа
а̄чхе дуи-ча̄ри джана, та̄ха̄ ма̄ри’ вр̣нда̄вана,
а̄ила̄ма а̄ми, джа̄ниха ниш́чайа
(156) Я уничтожил всех демонических царей, что враждовали с родом Яду. Уже повержен Камса и его приспешники. Осталось несколько злодеев, которых Я должен покарать. А после этого Я, непременно, вернусь во Вриндаван.

সেই শত্রুগণ হৈতে, ব্রজজন রাখিতে,
রহি রাজ্যে উদাসীন হঞা ৷
যেবা স্ত্রী-পুত্র-ধনে, করি রাজ্য আবরণে,
যদুগণের সন্তোষ লাগিয়া ॥ ১৫৭ ॥

сеи ш́атру-ган̣а хаите, враджа-джана ра̄кхите,
рахи ра̄джйе уда̄сӣна хан̃а̄
йеба̄ стрӣ-путра-дхане, кари ра̄джйа а̄варан̣е,
йаду-ган̣ера сантош̣а ла̄гийа̄
(157) Я живу в Своей столице лишь чтобы избавить землю Враджа от любых угроз. Позволил Я украсить Своё царство богатством, жёнами и сыновьями только, чтобы доставить радость всем Ядавам.

তোমার যে প্রেমগুণ, করে আমা আকর্ষণ,
আনিবে আমা দিন দশ বিশে ৷
পুনঃ আসি’ বৃন্দাবনে, ব্রজবধূ তোমা-সনে,
বিলসিব রজনী-দিবসে ॥ ১৫৮ ॥

тома̄ра йе према-гун̣а, каре а̄ма̄ а̄карш̣ан̣а,
а̄нибе а̄ма̄ дина даш́а биш́е
пунах̣ а̄си’ вр̣нда̄ване, враджа-вадхӯ тома̄-сане,
виласиба раджанӣ-дивасе
(158) Но лишь Твоя любовь, которой нет на свете равной, Меня влечёт, и, внемля её зову, вернусь скоро Я во Вриндаван, может через десять или двадцать дней. И там Я буду наслаждаться день и ночь с Тобой и другими гопи Враджа.

এত তাঁরে কহি কৃষ্ণ, ব্রজে যাইতে সতৃষ্ণ,
এক শ্লোক পড়ি’ শুনাইল ৷
সেই শ্লোক শুনি’ রাধা, খাণ্ডিল সকল বাধা,
কৃষ্ণপ্রাপ্ত্যে প্রতীতি হইল ॥ ১৫৯ ॥

эта та̄̐ре кахи кр̣ш̣н̣а, врадже йа̄ите сатр̣ш̣н̣а,
эка ш́лока пад̣и’ ш́уна̄ила
сеи ш́лока ш́уни’ ра̄дха̄, кха̄н̣д̣ила сакала ба̄дха̄,
кр̣ш̣н̣а-пра̄птйе пратӣти хаила
(159) После столь долгой речи, обращённой к Радхе, в Кришне проснулось сильное стремление возвратиться на землю Вриндавана. Затем он прочитал Ей одну шлоку, услышав которую, Радха позабыла обо всех Своих тревогах, уверившись, что вскоре Она вновь обретёт Кришну.

ময়ি ভক্তির্হি ভূতানামমৃতত্বায় কল্পতে ৷
দিষ্ট্যা যদাসীন্মৎস্নেহো ভবতীনাং মদাপনঃ ॥ ১৬০ ॥

майи бхактир хи бхӯта̄на̄м
амр̣татва̄йа калпате
диш̣т̣йа̄ йад а̄сӣн мат-снехо
бхаватӣна̄м̇ мад-а̄панах̣
(160) “Все те, кто Мне преданно служат, достигнут бессмертия во Мне. О гопи! Судьба одарила вас пылкой и самозабвенной любовью ко Мне, и поэтому Я непременно вернусь к вам”. [ШБ 10.82.44]

এই সব অর্থ প্রভু স্বরূপের সনে ৷
রাত্রি-দিনে ঘরে বসি’ করে আস্বাদনে ॥ ১৬১ ॥

эи саба артха прабху сварӯпера сане
ра̄три-дине гхаре васи’ каре а̄сва̄дане
(161) Шри Чайтанья вместе со Сварупом проводил дни и ночи в Своём доме, упиваясь сокровенным значением этих стихов.

নৃত্যকালে সেই ভাবে আবিষ্ট হঞা ৷
শ্লোক পড়ি’ নাচে জগন্নাথ-মুখ চাঞা ॥ ১৬২ ॥

нр̣тйа-ка̄ле сеи бха̄ве а̄виш̣т̣а хан̃а̄
ш́лока пад̣и’ на̄че джаганна̄тха-мукха ча̄н̃а̄
(162) И, глядя на лицо Шри Джаганнатха, Он вновь повторял эти шлоки и танцевал, погружаясь в блаженство.

স্বরূপ-গোসাঞির ভাগ্য না যায় বর্ণন ৷
প্রভুতে আবিষ্ট যাঁর কায়, বাক্য, মন ॥ ১৬৩ ॥

сварӯпа-госа̄н̃ира бха̄гйа на̄ йа̄йа варн̣ана
прабхуте а̄виш̣т̣а йа̄̐ра ка̄йа, ва̄кйа, мана
(163) Кому под силу описать величайшую удачу Сварупа Дамодара, который телом, сердцем и речами всецело предан Шри Чайтанье?

স্বরূপের ইন্দ্রিয়ে প্রভুর নিজেন্দ্রিয়গণ ৷
আবিষ্ট হঞা করে গান আস্বাদন ॥ ১৬৪ ॥

сварӯпера индрийе прабхура ниджендрийа-ган̣а
а̄виш̣т̣а хан̃а̄ каре га̄на а̄сва̄дана
(164) Их чувства были воистину слиты воедино, и потому Господь самозабвенно внимал пению Сварупа Дамодара.

ভাবের আবেশে কভু ভূমিতে বসিয়া ৷
তর্জ্জনীতে ভূমে লিখে অধোমুখ হঞা ॥ ১৬৫ ॥

бха̄вера а̄веш́е кабху бхӯмите васийа̄
тарджанӣте бхӯме ликхе адхомукха хан̃а̄
(165) Бывало так, что Шри Чайтанья, охваченный сильным чувством премы, садился на дорогу, и, склонившись, что-то писал на ней пальцем.

অঙ্গুলিতে ক্ষত হবে জানি’ দামোদর ৷
ভয়ে নিজ-করে নিবারয়ে প্রভু-কর ॥ ১৬৬ ॥

ан̇гулите кш̣ата хабе джа̄ни’ да̄модара
бхайе ниджа-каре нива̄райе прабху-кара
(166) Тогда Сваруп, из боязни, что Господь мог пораниться, заботливо осматривал Его руку.

প্রভুর ভাবানুরূপ স্বরূপের গান ৷
যবে যেই রস তাহা করে মূর্ত্তিমান্ ॥ ১৬৭ ॥

прабхура бха̄ва̄нурӯпа сварӯпера га̄на
йабе йеи раса та̄ха̄ каре мӯртима̄н
(167) Он был столь чуток к малейшей перемене чувств Шри Чайтаньи, что мог сразу же предугадать их тончайший оттенок, и мгновенно воплощал его в песню.

শ্রীজগন্নাথের দেখে শ্রীমুখ-কমল ৷
তাহার উপর সুন্দর নয়নযুগল ॥ ১৬৮ ॥
সূর্য্যের কিরণে মুখ করে ঝলমল ৷
মাল্য, বস্ত্র, দিব্য অলঙ্কার, পরিমল ॥ ১৬৯ ॥

ш́рӣ джаганна̄тхера декхе ш́рӣ мукха-камала
та̄ха̄ра упара сундара найана-йугала
сӯрйера киран̣е мукха каре джхаламала
ма̄лйа, вастра, дивйа алан̇ка̄ра, паримала
(168–169) Шри Чайтанья не мог оторвать взгляда от лотосоподобного лица и глаз Шри Джаганнатха, образ Которого сиял в лучах солнца. Тонкий аромат курений окутывал фигуру Джаганнатха в царственном уборе, украшенном гирляндами и изумительными украшениями.

প্রভুর হৃদয়ে আনন্দসিন্ধু উথলিল ৷
উন্মাদ, ঝঞ্ঝা-বাত তৎক্ষণে উঠিল ॥ ১৭০ ॥

прабхура хр̣дайе а̄нанда-синдху утхалила
унма̄да, джхан̃джха̄-ва̄та тат-кш̣ан̣е ут̣хила
(170) Сердце Шри Чайтаньи погрузилось в океан неземного блаженства и, подобно урагану, на Его теле проявились признаки божественного безумия.

আনন্দোন্মাদে উঠায় ভাবের তরঙ্গ ৷
নানা-ভাব-সৈন্যে উপজিল যুদ্ধ-রঙ্গ ॥ ১৭১ ॥

а̄нандонма̄де ут̣ха̄йа бха̄вера таран̇га
на̄на̄-бха̄ва-саинйе упаджила йуддха-ран̇га
(171) Неистовая буря породила волны различных чувств, и, как войска на поле брани, они непримиримо сражались друг с другом.

ভাবোদয়, ভাবশান্তি, সন্ধি, শাবল্য ৷
সঞ্চারী, সাত্ত্বিক, স্থায়ী স্বভাব-প্রাবল্য ॥ ১৭২ ॥

бха̄водайа, бха̄ва-ш́а̄нти, сандхи, ш́а̄балйа
сан̃ча̄рӣ, са̄ттвика, стха̄йӣ свабха̄ва-пра̄балйа
(172) То был взрыв чувств, сметающий все ограничения, и в нём смешались все виды и проявления эмоций: те, что только пробуждались, и те, что уже шли на убыль, а также всё, что возбуждает, побуждает и усиливает чувства.

প্রভুর শরীর যেন শুদ্ধ-হেমাচল ৷
ভাব-পুষ্পদ্রুম তাহে পুষ্পিত সকল ॥ ১৭৩ ॥

прабхура ш́арӣра йена ш́уддха-хема̄чала
бха̄ва-пуш̣па-друма та̄хе пуш̣пита сакала
(173) Тело Шри Чайтаньи стало подобно духовной Гималайской горной цепи, склоны которой были усыпаны цветущими деревьями эмоций.

দেখিতে আকর্ষয়ে সবার চিত্ত-মন ৷
প্রেমামৃতবৃষ্ট্যে প্রভু সিঞ্চে সবার মন ॥ ১৭৪ ॥

декхите а̄карш̣айе саба̄ра читта-мана
према̄мр̣та-вр̣ш̣т̣йе прабху син̃че саба̄ра мана
(174) Эта картина завораживала ум и сознание всех, кто видел Махапрабху. Душой и телом они вкушали нектар божественный любви, источаемый Шри Чайтаньей.

জগন্নাথ-সেবক যত রাজপাত্রগণ ৷
যাত্রিক লোক, নীলাচলবাসী যত জন ॥ ১৭৫ ॥

джаганна̄тха-севака йата ра̄джа-па̄тра-ган̣а
йа̄трика лока, нӣла̄чала-ва̄сӣ йата джана
(175) Его смогли ощутить слуги Джаганнатха, царская охрана и свита, паломники и простые жители, а также все несметные толпы людей, что собрались на праздник Ратха-ятру.

প্রভুর নৃত্য প্রেম দেখি’ হয় চমৎকার ৷
কৃষ্ণপ্রেম উপজিল হৃদয়ে সবার ॥ ১৭৬ ॥
прабхура нр̣тйа према декхи’ хайа чаматка̄ра
кр̣ш̣н̣а-према упаджила хр̣дайе саба̄ра
(176) Божественный танец Шри Чайтаньи и Его экстатическая любовь всех приводили в восхищение, и во всех сердцах пробудилась любовь к Шри Кришне.

প্রেমে নাচে, গায়, লোক, করে কোলাহল ৷
প্রভু-নৃত্যে কৈল যাত্রী চৌণ্ডণ-মঙ্গল ॥ ১৭৭ ॥

преме на̄че, га̄йа, лока, каре кола̄хала
прабху-нр̣тйе каила йа̄трӣ чаун̣д̣ан̣а-ман̇гала
(177) Все люди танцевали и громко пели, ощущая блаженство премы. Так этот волшебный танец Махапрабху проявил величайший пир божественной любви на благо всех.

অন্যের কি কাজ, জগন্নাথ-হলধর ৷
প্রভুর নৃত্য দেখি’ সুখে চলিলা মন্থর ॥ ১৭৮ ॥
анйера ки ка̄джа, джаганна̄тха-халадхара
прабхура нр̣тйа декхи’ сукхе чалила̄ мантхара
(178) Даже Джаганнатха и Баларама, восседающие высоко на колесницах, при виде танца Шри Чайтаньи в великом счастье замедлили Своё движение.

কভু সুখে নৃত্যরঙ্গ দেখে রথ রাখি’ ৷
সে কৌতুক যে দেখিল, সেই তার সাক্ষী ॥ ১৭৯ ॥

кабху сукхе нр̣тйа-ран̇га декхе ратха ра̄кхи’
се каутука йе декхила, сеи та̄ра са̄кш̣ӣ
(179) Послушные Их воле, колесницы вскоре полностью остановились, и оба Божества радостно взирали на танец Махапрабху. Это может подтвердить каждый, кто видел это чудо.

এইমত নৃত্য প্রভু করিতে ভ্রমিতে ৷
প্রতাপরুদ্রের আগে লাগিলা পড়িতে ॥ ১৮০ ॥

эи мата нр̣тйа прабху карите бхрамите
прата̄парудрера а̄ге ла̄гила̄ пад̣ите
(180) Шри Чайтанья, идущий в танце во главе этой священной процессии, вдруг внезапно упал перед царём Пратапарудрой.

সম্ভ্রমে প্রতাপরুদ্র প্রভুকে ধরিল ৷
তাঁহাকে দেখিতে প্রভুর বাহ্য হইল ॥ ১৮১ ॥

самбхраме прата̄парудра прабхуке дхарила
та̄̐ха̄ке декхите прабхура ба̄хйа-джн̃а̄на хаила
(181) В великом благоговении Пратапарудра, подхватил Шри Чайтанью, но Махапрабху вернулся во внешнее сознание.

রাজা দেখি’ মহাপ্রভু করেন ধিক্কার ৷
ছি, ছি, বিষয়ীর স্পর্শ হইল আমার ! ১৮২ ॥

ра̄джа̄ декхи’ маха̄прабху карена дхикка̄ра
чхи, чхи, виш̣айӣра спарш́а хаила а̄ма̄ра!
(182) При виде царя Махапрабху воскликнул: «О горе Мне! Меня коснулась рука того, кто предаётся земным утехам!»

আবেশেতে নিত্যানন্দ হৈলা অসাবধান ৷
কাশীশ্বর, গোবিন্দাদি ছিলা অন্যস্থানে ॥ ১৮৩ ॥

а̄веш́ете нитйа̄нанда хаила̄ аса̄вадха̄на
ка̄ш́ӣш́вара, говинда̄ди чхила̄ анйа-стха̄не
(183) Когда Махапрабху упал, Нитьянанда был охвачен блаженством и не заметил этого, а Каши Мишры и Говинды не оказалось рядом.

যদ্যপি রাজার দেখি’ হাড়ির সেবনে ৷
প্রসন্ন হঞাছে তাঁরে মিলিবারে মন ॥ ১৮৪ ॥

йадйапи ра̄джа̄ра декхи’ ха̄д̣ира севане
прасанна хан̃а̄чхе та̄̐ре милиба̄ре мана
(184) Но поскольку Шри Чайтанья, видел, как царь смиренно подметал дорогу перед колесницей, Он стал благосклонен к царю и в душе желал встречи с ним.

তথাপি আপন-গণে করিতে সাবধান ৷
বাহ্যে কিছু রোষাভাস কৈলা ভগবান্ ॥ ১৮৫ ॥

татха̄пи а̄пана-ган̣е карите са̄вадха̄на
ба̄хйе кичху рош̣а̄бха̄са каила̄ бхагава̄н
(185) Но чтобы преподать урок Своим близким спутникам, Шри Чайтанья притворился, что охвачен гневом.

প্রভুর বচনে রাজার মনে হৈল ভয় ৷
সার্ব্বভৌম কহে, — তুমি না কর সংশয় ॥ ১৮৬ ॥

прабхура вачане ра̄джа̄ра мане хаила бхайа
са̄рвабхаума кахе, — туми на̄ кара сам̇ш́айа
(186) Пратапарудра задрожал от страха, увидев разгневанного Шри Чайтанью, но Сарвабхаума сказал царю: «Не беспокойся.

তোমার উপরে প্রভুর সুপ্রসন্ন মন ৷
তোমা লক্ষ্য করি’ শিখায়েন নিজ-গণ ॥ ১৮৭ ॥

тома̄ра упаре прабхура супрасанна мана
тома̄ лакш̣йа кари’ ш́икха̄йена ниджа-ган̣а
(187) Шри Чайтанья доволен тобой, и, направляя на тебя гнев, Он лишь учит Своих преданных тому, как следует относиться к общению с мирскими людьми.

অবসর জানি’ আমি করিব নিবেদন ৷
সেইকালে যাই’ করিহ প্রভুর মিলন ॥ ১৮৮ ॥

авасара джа̄ни’ а̄ми кариба ниведана
сеи-ка̄ле йа̄и’ кариха прабхура милана
(188) Подгадав благоприятный момент, я передам Шри Чайтанье твою просьбу, и тогда ты сможешь прийти и встретиться с Ним.

তবে মহাপ্রভু রথ প্রদক্ষিণ করিয়া ৷
রথ-পাছে যাই’ ঠেলে রথে মাথা দিয়া ॥ ১৮৯ ॥

табе маха̄прабху ратха прадакш̣ин̣а карийа̄
ратха-па̄чхе йа̄и’ т̣хеле ратхе ма̄тха̄ дийа̄
(189) Затем Махапрабху почтительно обошёл вокруг колесницы Господа Джаганнатха, и, остановившись позади неё, упёрся в неё лбом и попытался сдвинуть с места.

ঠেলিতেই চলিল রথ ‘হড়’ ‘হড়’ করি’ ৷
চতুর্দ্দিকে লোক সব বলে ‘হরি’ ‘হরি’ ॥ ১৯০ ॥

т̣хелитеи чалила ратха ‘хад̣а’ ‘хад̣а’ кари’
чатур-дике лока саба бале ‘хари’ ‘хари’
(190) Как только Он толкнул её, она тотчас же с грохотом пришла в движение, и все люди восторженно закричали: «Хари! Хари!».

তবে প্রভু নিজ-ভক্তগণ লঞা সঙ্গে ৷
বলদেব-সুভদ্রাগ্রে নৃত্য করে রঙ্গে ॥ ১৯১ ॥

табе прабху ниджа-бхакта-ган̣а лан̃а̄ сан̇ге
баладева-субхадра̄гре нр̣тйа каре ран̇ге
(191) Затем Шри Чайтанья вместе со Своими близкими спутниками направился к двум другим колесницам, в которых сидели Субхадра и Баларама, и начал танцевать перед ними.

তাঁহা নৃত্য করি’ জগন্নাথ আগে আইলা ৷
জগন্নাথ দেখি’ নৃত্য করিতে লাগিলা ॥ ১৯২ ॥

та̄̐ха̄ нр̣тйа кари’ джаганна̄тхагре а̄ила̄
джаганна̄тха-а̄ге нр̣тйа карите ла̄гила̄
(192) После этого Он вернулся к колеснице Господа Джаганнатха и стал танцевать перед Ним снова.

চলিয়া আইল রথ ‘বলগণ্ডি’-স্থানে ৷
জগন্নাথ রথ রাখি’ দেখে ডাহিনে বামে ॥ ১৯৩ ॥

чалийа̄ а̄ила ратха ‘балаган̣д̣и’-стха̄не
джаганна̄тха ратха ра̄кхи’ декхе д̣а̄хине ва̄ме
(193) Когда процессия достигла Балаганди, Шри Джаганнатх остановил Свою колесницу, чтобы осмотреться по сторонам.

বামে — ‘বিপ্রশাসন’ নারিকেল-বন ৷
ডাহিনে ত’ পুষ্পোদ্যান যেন বৃন্দাবন ॥ ১৯৪ ॥

ва̄ме — ‘випра-ш́а̄сана’ на̄рикела-вана
д̣а̄хине та’ пуш̣подйа̄на йена вр̣нда̄вана
(194) Слева от дороги Он увидел селение брахманов и густые рощи кокосовых пальм, а направо Его глазам открылись цветущие сады, напоминающие прекрасные рощи Вриндавана.

আগে নৃত্য করে গৌর লঞা ভক্তগণ ৷
রথ রাখি’ জগন্নাথ করেন দরশন ॥ ১৯৫ ॥

а̄ге нр̣тйа каре гаура лан̃а̄ бхакта-ган̣а
ратха ра̄кхи’ джаганна̄тха карена дараш́ана
(195) Махапрабху вместе с преданными танцевал перед колесницей, стоявшей неподвижно на дороге, а Шри Джаганнатх созерцал этот чудесный танец.

সেই স্থলে ভোগ লাগে, — আছয়ে নিয়ম ৷
কোটি ভোগ জগন্নাথ করে আস্বাদন ॥ ১৯৬ ॥

сеи стхале бхога ла̄ге, — а̄чхайе нийама
кот̣и бхога джаганна̄тха каре а̄сва̄дана
(196) Как повелось испокон веков, в Балаганди, селении брахманов, Господу Джаганнатху предлагали изысканное угощение, состоящее из несметного числа блюд.

জগন্নাথের ছোট-বড় যত ভক্তগণ ৷
নিজ-নিজ উত্তম-ভোগ করে সমর্পণ ॥ ১৯৭ ॥

джаганна̄тхера чхот̣а-бад̣а йата бхакта-ган̣а
ниджа-ниджа уттама-бхога каре самарпан̣а
(197) Все преданные Джаганнатха, от начинающих до святых, предлагали Ему лучшее из того, что смогли приготовить.

রাজা, রাজমহিষীবৃন্দ, পাত্র, মিত্রগণ ৷
নীলাচলবাসী যত ছোট-বড় জন ॥ ১৯৮ ॥

ра̄джа̄, ра̄джа-махиш̣ӣ-вр̣нда, па̄тра, митра-ган̣а
нӣла̄чала-ва̄сӣ йата чхот̣а-бад̣а джана
(198) Тут были царь с царицами и свитой, придворные, министры, а также все жители Джаганнатха Пури, независимо от сословия и общественного положения.

নানা-দেশের দেশী যত যাত্রিক জন ৷
নিজ-নিজ-ভোগ তাঁহা করে সমর্পণ ॥ ১৯৯ ॥

на̄на̄-деш́ера деш́ӣ йата йа̄трика джана
ниджа-ниджа-бхога та̄̐ха̄ каре самарпан̣а
(199) Паломники из дальних мест и местные жители почтили Джаганнатха той пищей, что сами приготовили с любовью.

আগে-পাছে, দুই পার্শ্বে উদ্যানের বনে ৷
যেই যাহা পায়, লাগায়, — নাহিক নিয়মে ॥ ২০০ ॥

а̄ге-па̄чхе, дуи па̄рш́ве удйа̄нера ване
йеи йа̄ха̄ па̄йа, ла̄га̄йа, — на̄хика нийаме
(200) Со всех сторон от огромной колесницы, в тени цветущих садов и на дороге, повсюду преданные предлагали своё подношение, поскольку для этого не существовало никаких строгих правил.

ভোগের সময় লোকের মহা ভিড় হৈল ৷
নৃত্য ছাড়ি’ মহাপ্রভু উপবনে গেল ॥ ২০১ ॥

бхогера самайа локера маха̄ бхид̣а хаила
нр̣тйа чха̄д̣и’ маха̄прабху упаване гела
(201) На церемонию вкушения прасада собрались несметные толпы людей, и Шри Чайтанья, завершив Свой танец, удалился под сень цветущих дерев.

প্রেমাবেশে মহাপ্রভু উপবন পাঞা ৷
পুষ্পোদ্যানে গৃহপিণ্ডায় রহিলা পড়িয়া ॥ ২০২ ॥

према̄веш́е маха̄прабху упавана па̄н̃а̄
пуш̣подйа̄не гр̣ха-пин̣д̣а̄йа рахила̄ пад̣ийа̄
(202) Охваченный сильным чувством божественной любви, Шри Чайтанья вошёл в прекрасный сад и лёг там на возвышении.

নৃত্য-পরিশ্রমে প্রভুর দেহের ঘন ঘর্ম্ম ৷
সুগন্ধি শীতল-বায়ু করেন সেবন ॥ ২০৩ ॥

нр̣тйа-париш́раме прабхура дехера гхана гхарма
сугандхи ш́ӣтала-ва̄йу карена севана
(203) Махапрабху немного утомил Его долгий танец, и всё Его тело было покрыто потом. Поэтому Он наслаждался ласковым и благоуханным ветерком, который нёс прохладу и отдохновение.

যত ভক্ত কীর্ত্তনীয়া আসিয়া আরামে ৷
প্রতিবৃক্ষতলে সবে করেন বিশ্রামে ॥ ২০৪ ॥

йата бхакта кӣртанӣйа̄ а̄сийа̄ а̄ра̄ме
прати-вр̣кш̣а-тале сабе карена виш́ра̄ме
(204) Все вайшнавы, участвующие в санкиртане, также пришли в тот сад и расположились отдыхать под деревьями.

এই ত’ কহিল প্রভুর মহাসঙ্কীর্ত্তন ৷
জগন্নাথের আগে যৈছে করিল নর্ত্তন ॥ ২০৫ ॥

эи та’ кахила прабхура маха̄-сан̇кӣртана
джаганна̄тхера а̄ге йаичхе карила нартана
(205) Так я описал маха-санкиртану Шри Чайтаньи, во время которой Он танцевал перед колесницей Шри Джаганнатха.

রথাগ্রেতে প্রভু যৈছে করিলা নর্ত্তন ৷
শ্রীচৈতন্যাষ্টকে রূপ-গোসাঞি কর্য্যাছে বর্ণন ॥ ২০৬ ॥

ратха̄грете прабху йаичхе карила̄ нартана
ш́рӣ чаитанйа̄ш̣т̣аке рӯпа-госа̄н̃и карйа̄чхе варн̣ана
(206) В молитве “Шри Чайтаньяштака”, Шри Рупа Госвами дал удивительное описание этого танца Махапрабху перед колесницей Шри Кришны:

রথারূঢ়স্যারাদধিপদবি নীলাচলপতে-
রদভ্রপ্রেমোর্ম্মিস্ফুরিতনটনোল্লাসবিবশঃ ৷
সহর্ষং গায়দ্ভিঃ পরিবৃত-তনুর্বৈষ্ণবজনৈঃ
স চৈতন্যঃ কিং মে পুনরপি দৃশোর্যাস্যতি পদম্ ॥ ২০৭ ॥

ратха̄рӯд̣хасйа̄ра̄д адхипадави нӣла̄чала-патер
адабхра-преморми-спхурита-нат̣анолла̄са-виваш́ах̣
са-харш̣ам̇ га̄йадбхих̣ паривр̣та-танур ваиш̣н̣ава-джанаих̣
са чаитанйах̣ ким̇ ме пунар апи др̣ш́ор йа̄сйати падам
(207) “Увижу ли я снова Махапрабху, в упоении танцующего перед колесницей Владыки Нилачалы, на главной дороге в Джаганнатха Пури? Охваченный блаженством танца, в кругу Своих верных вайшнавов, поющих святые имена Шри Кришны, Он затопил весь мир блаженством премы. Смогу ли я снова когда-либо увидеть Шри Чайтанью Махапрабху?” [Става-мала, Чайтаньяштака 1.7]

ইহা যেই শুনে সেই শ্রীচৈতন্য পায় ৷
সুদৃঢ় বিশ্বাস-সহ প্রেমভক্তি হয় ॥ ২০৮ ॥

иха̄ йеи ш́уне сеи ш́рӣ чаитанйа па̄йа
судр̣д̣ха виш́ва̄са-саха према-бхакти хайа
(208) Любой, кто внимает этому описанию, достигнет Шри Чайтанью Махапрабху, и, утвердившись в вере, посвятит себя любовному служению Богу.

শ্রীরূপ-রঘুনাথ-পদে যার আশ ৷
চৈতন্যচরিতামৃত কহে কৃষ্ণদাস ॥ ২০৯ ॥

ш́рӣ рӯпа-рагхуна̄тха-паде йа̄ра а̄ш́а
чаитанйа-чарита̄мр̣та кахе кр̣ш̣н̣ада̄са
(209) Молясь о милости у стоп Шри Рупы и Шри Рагхунатхи, я, Кришнадас, рассказываю эту “Шри Чайтанья-чаритамриту”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.