«Шри Чайтанья-чаритамрита», Ади-14-poetry, Игры Господа Чайтаньи в младенчестве

Вернуться к Содержанию

В памятовании о Шри Чайтанье
трудное дело станет лёгким.
В забвении о Нём, однако,
всё, что казалось раньше лёгким,
становится необычайно трудным.
И этому Чайтанье Махапрабху
я поклоняюсь сердцем и душою. (1)
        (Хари-бхакти-виласа, 20.1)
Вся слава Шри Кришна Чайтанье!
Вся слава Нитьянанде Прабху!
Вся слава Шри Адвайтачандре!
Вся слава преданным Чайтаньи! (2)
 
Я кратко описал нисшествие Чайтаньи.
Как Кришна стал Яшоды сыном,
так Шри Чайтанья — сыном Шачидеви. (3)
Поведав вкратце о Его рожденьи,
теперь я расскажу о детских играх. (4)
Я поклоняюсь детским играм
Шри Кришны в облике Чайтаньи.
Хотя те игры выглядят обычно,
но это так лишь потому,
что Сам Господь Себя скрывает. (5)
 
Во время ранних детских игр
переворачиваться стал Чайтанья,
и так родители на Его стопах
увидели божественные знаки. (6)
Когда Господь ходить учился,
Его родители увидели в следах,
оставленных Его стопами в доме,
те знаки, что присущи Вишну, —
флаг, молнию, диск, раковину, рыбу. (7)
Увидев эти знаки оба удивились,
не понимая, кто следы эти оставил. (8)
 
Сказал Шри Мишра: «Я так понимаю,
что в облике дитя Сам Кришна
всегда проявлен в шалаграма-шиле.
Возможно это Он играет в нашем доме?» (9)
В тот миг Нимай проснулся и заплакал.
На руки Его взяла Шачимата
и грудью начала кормить. (10)
Когда младенец грудь сосал,
она увидела на Его стопах те же знаки,
и тут же подозвала Мишру. (11)
Увидев это, Мишра стал безмерно счастлив.
Позвал он втайне Ниламбару Чакраварти. (12)
 
Увидев эти знаки Вишну,
сказал с улыбкой Чакраварти:
«Я раньше всё это предвидел
и даже записал это
при составленьи гороскопа. (13)
Когда великая душа приходит
её узнать можно по признакам особым.
И признаков таких есть тридцать два.
На теле этого ребёнка вижу я
все эти признаки души великой. (14)
“Есть признаки особые души великой,
число которых тридцать два:
на его теле пять частей больших,
пять нежных и семь розоватых,
приподнятых шесть, три глубоких,
три маленьких и три широких”. (15)
 
У этого ребёнка на ладонях и подошвах
я вижу знаки Бога, Нарайяны.
Воистину, это дитя спасёт весь мир. (16)
Этот ребёнок будет проповедовать
вайшнавскую религию повсюду,
и этим род отца и матери спасёт. (17)
Надо позвать всех брахманов
и праздник провести большой.
Сегодня день благоприятный,
чтоб именем наречь ребёнка. (18)
Ребенок этот защитит весь мир
и позаботится о людях.
Да будет Ему имя Вишвамбхар». (19)
 
Услышав это, Шачи с Мишрой
большую радость ощутили,
и провели обряд благоприятный,
всех брахманов и жён их пригласив. (20)
А через пару дней Господь
Сам ползать начал на коленках
и множество чудес явил различных. (21)
Он плакать начинал, чтобы заставить
всех женщин петь святое имя Бога.
Когда же они пели, Он смеялся. (22)
Шли дни. Малыш начал ходить,
и стал играть с детьми другими. (23)
 
Однажды Шачимата, принеся
большой поднос с воздушным рисом
и множеством сластей различных,
велела Господу присесть и подкрепится. (24)
Но стоило ей в дом вернуться
и заняться делами по хозяйству,
ребёнок скрытно начал землю есть. (25)
Увидев это, Шачи возвратилась,
воскликнув: «Что это такое?»
И землю выхватив, спросила:
«Скажи мне, почему Ты это ешь?» (26)
 
Господь заплакал, отвечая:
«За что ругаешь Меня, мама?
Ты Мне сама дала есть землю.
Так в чём тогда Моя вина? (27)
Воздушный рис и сладости любые —
всё это лишь земля, но в ином виде.
И то земля, и то земля. Сама подумай,
какая разница меж ними? (28)
Как наше тело, так и пища —
земли одной и той же проявленье.
Бранишь Меня ты понапрасну.
Что Я ещё могу тебе сказать?» (29)
 
Словами сына изумившись,
спросила Шачи: «Кто Тебе
такое знание поведал,
что позвляет кушать землю? (30)
Когда едим мы землю в форме пищи,
она питает тело и даёт нам силу.
Но если будем есть сырую землю,
то тело заболеет и погибнет. (31)
В кувшине, сделанным из глины,
могу легко носить я воду,
но если я на землю воду вылью,
она впитается и всё будет напрасно». (32)
 
Господь ответил: «Мама, почему
ты это Мне не рассказала прежде? (33)
Теперь Я это понимаю,
и больше землю есть не буду.
Когда проголодаюсь, лучше Я
прильну к твоей груди,
  чтоб молока напиться». (34)
И молвив это с милою улыбкой,
на руки к матери залез
и грудь её начал сосать. (35)
 
Так, множеством путей различных
являл Чайтанья в облике ребёнка
Свои божественные совершенства,
а после этого опять Себя скрывал. (36)
Однажды трижды Он вкусил еду,
что брахман-гость для Кришны приготовил.
Затем, оставшись с ним наедине,
Чайтанья даровал ему освобожденье. (37)
Однажды, когда Он на улице играл,
Его грабители похитили коварно,
решив украсть потом все украшенья.
Но, прокатившись на плечах воров,
Господь запутал их, и они снова
вернулись к дому Джаганнатха Мишры. (38)
 
Как-то в экадаши, больным сказавшись,
Чайтанья съел прасад Шри Вишну,
который принесли Ему из дома
Шри Джагадиши и Хираньи. (39)
Частенько Он с друзьями вместе
в соседские дома залазил
и ел все вкусные припасы.
А иногда со сверстниками дрался. (40)
 
Бывало дети жаловались Шачи,
рассказывая про Его проказы,
и Шачимата иногда Его ругала: (41)
«Ты почему в дома чужие лазишь,
и почему воруешь у других?
Зачем детей других Ты обижаешь?
Чего Тебе у нас не достаёт?» (42)
От этих слов Нимай сердился.
И в дом вбегая, разбивал
там все горшки и все кувшины. (43)
Тогда брала Его на руки Шачи,
и успокаивала, к сердцу прижимая.
Пристыженный Нимай затем,
вину признав, просил прощенья. (44)
 
Однажды Он ударил мать
Своей ладошкой нежной,
и та упала, будто бы
          сознания лишившись.
Нимай заплакал, видя это. (45)
Ему соседки подсказали:
«Ты принеси кокосовый орех,
и это Твою матушку излечит». (46)
Он убежал и мигом возвратился,
неся в ладошках два кокоса.
Всех сильно поразило это чудо. (47)
 
Порой с друзьями Он купался в Ганге.
Туда же девочки обычно приходили,
чтобы почтить богов вселенной. (48)
Омывшись тоже в Ганге, эти девы
к обрядам поклоненья приступали.
Нимай в то время возле них садился. (49)
«Мне поклоняйтесь, — говорил Он им. —
Я дам вам лучших из мужей возможных.
Мои служанки — Ганга с Дургой.
Сам Шива — Мой слуга покорный». (50)
 
Затем Он умащал Себя сандалом,
на шею одевал цветочную гирлянду
и начинал вкушать все подношенья —
бананы, рис и сладости любые. (51)
И в гневе Ему девы отвечали:
«Послушай, милый наш Нимай!
Мы выросли в одной деревне,
и Ты нам словно брат родной. (52)
Так поступать Тебе не подобает.
Не трогай эти подношения богам
и прекрати озорничать сейчас же!» (53)
 
Сказал Нимай: «Благословляю вас,
чтоб получили вы мужей-красавцев. (54)
Ваши мужья будут воспитанны, учёны,
в делах искусны, молоды, богаты.
У вас, у каждой, по семь сыновей родится,
что долгой жизнью будут благословлены
и острым разумом могучим». (55)
Благословенье это слыша,
всех девочек охватывала радость.
Однако, в гневе напускном,
они Нимая упрекали. (56)
 
И если, подношенье прихватив,
какая-то из девочек сбегала,
Господь сердился, восклицая: (57)
«Если из жадности вы Мне
не отдадите эти подношенья,
то старика получите в мужья,
и у него будут ещё жены четыре». (58)
И страх охватывал сердца девичьи:
«Воможно что-то знает Он
и некой силой наделён богами». (59)
Поэтому они, вернувшись, отдавали
все подношения свои Нимаю.
Он с удовольствием их ел, даруя
всем девочкам желанные благословенья. (60)
 
Когда все люди узнавали
о детских шалостях Нимая,
они не ощущали недовольства.
Наоборот, им это радость приносило. (61)
 
Однажды дочь Валлабхачарьи
по имени Лакшми
пришла омыться в Ганге
и поклоненье совершить
богам вселенной этой. (62)
Когда Господь увидел Лакшми,
Он ощутил к ней сильное влеченье.
И Лакшми также ощутила
огромное блаженство в сердце. (63)
Любовь природная в обоих проявилась.
Хотя их обоюдное влеченье
ещё было покрыто детским чувством,
оно сердца их накрепко связало. (64)
 
Когда Они увидели друг друга,
сердца их охватило ликованье.
И под предлогом поклонения богам,
Они раскрыли Свои чувства. (65)
Нимай сказал: «Мне поклоняйся!
Ведь Я — Сам Бог Всевышний.
Так ты получишь все
    желанные благословенья». (66)
Лакшми Ему цветы преподнесла
и тело пастой из сандала умастила,
Украсила Его гирляндой из цветов
и вознесла смиренные молитвы. (67)
 
Довольный поклоненьем Лакшми,
Господь с улыбкой на устах
стих произнёс из “Бхагават-пураны”,
тем самым приняв её чувства. (68)
“О, целомудренные девы!
Я чту ваше желание Мне поклоняться.
Хоть цель свою вы так и не назвали,
Я её понял и она осуществится,
поскольку исполнения достойна”. (69)
        (Шримад-Бхагаватам, 10.22.25)
После игры той Лакшми и Нимай
в свои дома вернулись.
Кому понять под силу
деянья сокровенные Чайтаньи? (70)
 
Проказы Шри Чайтаньи наблюдая,
соседи из любви к Нему
порою жаловались Шачи
                и Шри Мишре. (71)
Однажды, отругать желая сына,
Его поймать решила Шачимата,
но Он сбежал, её увидев. (72)
 
Нимай — Хранитель всей вселенной.
Но Он однажды сел в помойной яме,
на сломанных горшках
        удобно разместившись. (73)
Придя туда, спросила Шачи:
«Зачем коснулся Ты горшков нечистых?
Ты этим осквернился и теперь
ступай, быстрей омойся в Ганге». (74)
На это маме объяснил Нимай
суть знания о трансцендентном.
Мать Шачи удивилась сильно,
но все-таки заставила Его омыться. (75)
 
Однажды, сына взяв в постель,
увидела повсюду в доме Шачи
прекрасных обитателей небес. (76)
Сказала Шачи: «Позови отца, сынок».
Услышав матери слова, Нимай
её веление пошёл исполнить. (77)
Когда ребенок уходил, от Его стоп
звон колокольчиков раздался,
и изумились мать с отцом. (78)
Воскликнул Мишра: «Что за чудо!
Откуда этот звон исходит?
Ведь на Его стопах нет бубенцов». (79)
 
И отвечала Шачи своему супругу:
«Я видела другое чудо.
Сюда пришли все небожители,
толпой большой весь двор заполнив. (80)
Хоть голоса звучали громко,
я не могла понять, что говорили.
Я думаю, они молилися кому-то». (81)
Промолвил Мишра: «Не волнуйся.
Я лишь желаю, чтобы Вишвамбхар
был счастлив и во всём удачлив». (82)
 
Однажды Джаганатха Мишра,
терпеть не в силах больше озорство Нимая,
сурово отчитал Его и объяснил
как следует вести себя согласно дхарме. (83)
И той же ночью Джаганнатха Мишра
увидел брахмана во сне,
который к нему гневно обратился: (84)
О Джаганнатха Мишра,
ты о сыне ничего совсем не знаешь.
Его считаешь просто своим сыном,
и потому наказываешь и ругаешь. (85)
 
На это Мишра отвечал:
«Пусть сын мой даже небожитель,
йог-мистик иль святой великий,
мне это совершенно безразлично.
Он будет для меня всегда лишь
только моим любимым сыном. (86)
Обязанность отца — всегда о сыне
заботиться и наставлять его.
Ведь если я не научу Его
как поступать согласно дхарме,
то кто тогда Его научит?» (87)
 
На это брахман возразил:
«Но если Он — небесный мистик,
что наделён самодостаточным
и совершенным знанием с рожденья,
зачем Его тогда учить чему-то?» (88)
Ответил Джаганнатха Мишра:
«Пусть даже сын мой — Сам Нараяна,
мой долг отца — наставить сына». (89)
 
Так Мишра обсуждал во сне
свой долг отца и сущность дхармы.
Охваченный беспримесной
            родительской любовью,
он ни о чём знать больше не желал. (90)
Брахман ушёл, беседою довольный.
Проснувшись, Мишра был немало удивлен. (91)
Он рассказал об этом сне
своим друзьям и близким,
и те чрезвычайно удивились. (92)
 
Так совершал Гаурачандра
Свои забавы детские и озорные.
И день за днем росло
родителей Его блаженство. (93)
И вскоре Мишра начал обученье,
торжественно вложив мел в руку сына.
Спустя лишь за пару дней Нимай
все буквы изучил и все их сочетанья. (94)
Таков хронологический обзор
детских забав Чайтаньи Махапрабху.
Их описал подробно в своей книге
Вриндаван дас Тхакур, святой великий. (95)
И потому я описал все эти игры кратко,
чтоб избежать ненужного повтора. (96)
 
Я возношу молитвы лотосным стопам
Шри Рупы и Шри Рагхунатха.
Всем сердцем уповая на их милость,
Я, Кришнадас, “Чайтанья-чаритамриту” пишу. (97)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.