«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья03, Махапрабху останавливается в доме Адвайты

Вернуться к Содержанию

ন্যাসং বিধায়োৎপ্রণয়োঽথ গৌরো
বৃন্দাবনং গন্তুমনা ভ্রমাদ্ যঃ ৷
রাঢ়ে ভ্রমন্ শান্তিপুরীময়িত্বা
ললাস ভক্তৈরিহ তং নতো ’স্মি ॥ ১ ॥

нйа̄сам̇ видха̄йотпран̣айо ’тха гауро
вр̣нда̄ванам̇ ганту-мана̄ бхрама̄д йах̣
ра̄д̣хе бхраман ш́а̄нти-пурӣм айитва̄
лала̄са бхактаир иха там̇ нато ’сми
(1) Я в глубочайшем почтении склоняюсь перед Шри Чайтаньей Махапрабху. После принятия санньясы Он решил идти во Враджа-дхаму. Однако, утеряв внешнее восприятие под влиянием сильной любви к Кришне, Шри Чайтанья странствовал по Радха-деше. Затем Он пришёл в Шантипур, где насладился общением со Своими преданными.

জয় জয় শ্রীচৈতন্য জয় নিত্যানন্দ ৷
জয়াদ্বৈতচন্দ্র জয় গৌরভক্তবৃন্দ ॥ ২ ॥

джайа джайа ш́рӣ чаитанйа джайа нитйа̄нанда
джайа̄дваитачандра джайа гаура-бхакта-вр̣нда
(2) Вся слава Шри Кришна Чайтанье и Нитьянанде! Слава Шри Адвайтачандре и всем преданным Гауранги!

চব্বিশ বৎসর শেষ যেই মাঘ-মাস ৷
তার শুক্লপক্ষে প্রভু করিলা সন্ন্যাস ॥ ৩ ॥

чаббиш́а ватсара ш́еш̣а йеи ма̄гха-ма̄са
та̄ра ш́укла-пакш̣е прабху карила̄ саннйа̄са
(3) Шри Чайтанья принял отречённый уклад жизни когда подходил к концу двадцать четвёртый год Его явленных игр. Это произошло во время прибывающей луны месяца магх (январь-февраль).

সন্ন্যাস করি’ প্রেমাবেশে চলিলা বৃন্দাবন ৷
রাঢ়-দেশে তিন দিন করিলা ভ্রমণ ॥ ৪ ॥

саннйа̄са кари’ према̄веш́е чалила̄ вр̣нда̄вана
ра̄д̣ха-деш́е тина дина карила̄ бхраман̣а
(4) После принятия санньясы Махапрабху, переполняемый любовью к Кришне, отправился во Вриндаван. Но, охваченный трансом божественной любви, Он три дня блуждал по Радха-деше.

এই শ্লোক পড়ি’ প্রভু ভাবের আবেশে ৷
ভ্রমিতে পবিত্র কৈল সব রাঢ়-দেশে ॥ ৫ ॥

эи ш́лока пад̣и’ прабху бха̄вера а̄веш́е
бхрамите павитра каила саба ра̄д̣ха-деш́е
(5) Странствуя по Радха-деше, Шри Чайтанья очистил всю эту провинцию. При этом Он непрестанно повторял в экстазе любви к Кришне один стих:

এতাং সমাস্থায় পরাত্মনিষ্ঠা-
মুপাসিতাং পূর্ব্বতমৈর্মহদ্ভিঃ ৷
অহং তরিষ্যামি দুরন্তপারং
তমো মুকুন্দাঙ্ঘ্রিনিষেবয়ৈব ॥ ৬ ॥

эта̄м̇ сама а̄стха̄йа пара̄тма-ниш̣т̣ха̄м
упа̄сита̄м̇ пӯрватамаир махадбхих̣
ахам̇ тариш̣йа̄ми дуранта-па̄рам̇
тамо мукунда̄н̇гхри-ниш̣евайаива
(6) “Я смогу преодолеть неодолимый океан иллюзии и заблуждений лишь когда моё сердце утвердится в высочайшем предназначении человеческой жизни — служении лотосным стопам Мукунды (Кришны). Так издавна учат великие и всеми почитаемые святые наставники”.

প্রভু কহে — সাধু এই ভিক্ষুর বচন ৷
মুকুন্দ-সেবন-ব্রত কৈল নির্ধারণ ॥ ৭ ॥

прабху кахе — са̄дху эи бхикш̣ура вачана
мукунда-севана-врата каила нирдха̄ран̣а
(7) Шри Чайтанья сказал: «Как замечательны слова этого паломника, живущего подаянием! Они проникнуты решимостью всецело отдать себя служению Господу Мукунде!

পরাত্মনিষ্ঠা-মাত্র বেশ-ধারণ ৷
মুকুন্দ-সেবায় হয় সংসার-তারণ ॥ ৮ ॥

пара̄тма-ниш̣т̣ха̄-ма̄тра веш́а-дха̄ран̣а
мукунда-сева̄йа хайа сам̇са̄ра-та̄ран̣а
(8) Высшая цель принятия одежд отречения состоит в том, чтобы обрести безусловное служение Господу Мукунде, спасающему от круговорота самсары.

সেই বেষ কৈল, এবে বৃন্দাবন গিয়া ৷
কৃষ্ণনিষেবণ করি নিভৃতে বসিয়া ॥ ৯ ॥

сеи веш̣а каила, эбе вр̣нда̄вана гийа̄
кр̣ш̣н̣а-ниш̣еван̣а кари нибхр̣те васийа̄
(9) Приняв эти одежды, Я без промедления должен отправиться во Вриндаван и там, в уединённом месте, всецело посвятить Себя служению Шри Кришне».

এত বলি’ চলে প্রভু, প্রেমোন্মাদের চিহ্ন ৷
দিক্-বিদিক্-জ্ঞান নাহি, কিবা রাত্রি-দিন ॥ ১০ ॥

эта бали’ чале прабху, премонма̄дера чихна
дик-видик-джн̃а̄на на̄хи, киба̄ ра̄три-дина
(10) Сказав так, Шри Чайтанья отправился в путь. Но, опьянённый экстатической любовью, Он шёл не разбирая направления и не отличая дня от ночи.

নিত্যানন্দ, আচার্য্যরত্ন, মুকুন্দ, — তিন জন ৷
প্রভু-পাছে-পাছে তিনে করেন গমন ॥ ১১ ॥

нитйа̄нанда, а̄ча̄рйаратна, мукунда, — тина джана
прабху-па̄чхе-па̄чхе тине карена гамана
(11) За Ним неотступно шли трое Его спутников: Шри Нитьянанда, Чандрашекхар и Мукунда.

যেই যেই প্রভু দেখে, সেই সেই লোক ৷
প্রেমাবেশে ‘হরি’ বলে, খণ্ডে দুঃখ-শোক ॥ ১২ ॥

йеи йеи прабху декхе, сеи сеи лока
према̄веш́е ‘хари’ бале, кхан̣д̣е дух̣кха-ш́ока
(12) Любой кто видел, как Шри Чайтанья в ликовании божественной любви восклицал: «Хари! Хари!», тотчас же освобождался от всех своих бед и страданий.

গোপ-বালক সব প্রভুকে দেখিয়া ৷
‘হরি’ ‘হরি’ বলি’ ডাকে উচ্চ করিয়া ॥ ১৩ ॥

гопа-ба̄лака саба прабхуке декхийа̄
‘хари’ ‘хари’ бали’ д̣а̄ке учча карийа̄
(13) И все мальчики-пастушки, лишь завидев Шри Чайтанью, кричали во весь голос: «Хари! Хари!».

শুনি’ তা-সবার নিকট গেলা গৌরহরি ৷
‘বল’ ‘বল’ বলে সবার শিরে হস্ত ধরি’ ॥ ১৪ ॥

ш́уни’ та̄-саба̄ра никат̣а гела̄ гаурахари
‘бала’ ‘бала’ бале саба̄ра ш́ире хаста дхари’
(14) Услышав это, Шри Чайтанья подходил к ним. И прикоснувшись рукой к их голове, благословлял каждого словами: «Пойте! Пойте святое имя Бога!»

তা-সবার স্তুতি করে, — তোমরা ভাগ্যবান্ ৷
কৃতার্থ করিলে মোরে শুনাঞা হরিনাম ॥ ১৫ ॥

та̄-саба̄ра стути каре, — томара̄ бха̄гйава̄н
кр̣та̄ртха кариле море ш́уна̄н̃а̄ хари-на̄ма
(15) Также Он прославлял каждого: «Ты безмерно удачлив! Услышав от тебя святое имя Господа Хари, Я чувствую как Моя жизнь наполняется смыслом».

গুপ্তে তা-সবাকে আনি’ ঠাকুর নিত্যানন্দ ৷
শিখাইলা সবাকারে করিয়া প্রবন্ধ ॥ ১৬ ॥

гупте та̄-саба̄ке а̄ни’ т̣ха̄кура нитйа̄нанда
ш́икха̄ила̄ саба̄ка̄ре карийа̄ прабандха
(16) Тем временем Шри Нитьянанда тайком собрал всех пастушков и наставил их:

বৃন্দাবন পথ প্রভু পুছেন তোমারে ৷
গঙ্গাতীর-পথ তবে দেখাইহ তাঁরে ॥ ১৭ ॥

вр̣нда̄вана патха прабху пучхена тома̄ре
ган̇га̄-тӣра-патха табе декха̄иха та̄̐ре
(17) «Если Шри Чайтанья спросит вас в какой стороне Вриндаван, то просто направьте Его на берег Ганги».

তবে প্রভু পুছিলেন, — শুন, শিশুগণ ৷
কহ দেখি, কোন্ পথে যাব বৃন্দাবন ॥ ১৮ ॥

табе прабху пучхилена, — ‘ш́уна, ш́иш́у-ган̣а
каха декхи, кон патхе йа̄ба вр̣нда̄вана
(18) Вскоре Махапрабху спросил у пастушков: «О, мальчики, скажите Мне, где дорога во Вриндаван?»

শিশু সব গঙ্গা-তীর-পথ দেখাইল ৷
সেই পথে আবেশে প্রভু গমন করিল ॥ ১৯ ॥

ш́иш́у саба ган̇га̄-тӣра-патха декха̄ила
сеи патхе а̄веш́е прабху гамана карила
(19) Но эти дети направили Его в сторону Ганги. Опьянённый духовным блаженством, Он отправился туда.

আচার্য্যরত্নেরে কহে নিত্যানন্দ-গোসাঞি ৷
শীঘ্র যাহ তুমি অদ্বৈত-আচার্য্যের ঠাঞি ॥ ২০ ॥

а̄ча̄рйаратнере кахе нитйа̄нанда-госа̄н̃и
ш́ӣгхра йа̄ха туми адваита-а̄ча̄рйера т̣ха̄н̃и
(20) В это время Шри Нитьянанда повелел Чандрашекхару: «Ступай скорей в дом Адвайты Ачарьи.

প্রভু লয়ে যাব আমি তাঁহার মন্দিরে ৷
সাবধানে রহেন যেন নৌকা লঞা তীরে ॥ ২১ ॥

прабху лайе йа̄ба а̄ми та̄̐ха̄ра мандире
са̄вадха̄не рахена йена наука̄ лан̃а̄ тӣре
(21) Я приведу Шри Чайтанью в дом Адвайты. Но пусть Адвайта ждёт нас с лодкой на берегу Ганги.

তবে নবদ্বীপে তুমি করিহ গমন ৷
শচী-মাতা লঞা আইস, সব ভক্তগণ ॥ ২২ ॥

табе навадвӣпе туми кариха гамана
ш́ачӣ-ма̄та̄ лан̃а̄ а̄иса, саба бхакта-ган̣а
(22) Затем отправляйся в Навадвипу за матушкой Шачи и всеми преданными».

তাঁরে পাঠাইয়া নিত্যানন্দ মহাশয় ৷
মহাপ্রভুর আগে আসি’ দিল পরিচয় ॥ ২৩ ॥

та̄̐ре па̄т̣ха̄ийа̄ нитйа̄нанда маха̄ш́айа
маха̄прабхура а̄ге а̄си’ дила паричайа
(23) Отослав Чандрашекхара, Шри Нитьянанда подошёл к Шри Чайтанье.

প্রভু কহে, — শ্রীপাদ, তোমার কোথাকে গমন ৷
শ্রীপাদ কহে, তোমার সঙ্গে যাব বৃন্দাবন ॥ ২৪ ॥

прабху кахе, — ш́рӣпа̄да, тома̄ра котха̄ке гамана
ш́рӣпа̄да кахе, тома̄ра сан̇ге йа̄ба вр̣нда̄вана
(24) «О, почтенный Шрипад, куда Ты держишь путь?» — спросил Его Махапрабху.
«Я иду с Тобой во Вриндаван» — ответил Нитьянанда.

প্রভু কহে, কত দূরে আছে বৃন্দাবন ৷
তেঁহো কহেন, — কর এই যমুনা দরশন ॥ ২৫ ॥

прабху кахе, ката дӯре а̄чхе вр̣нда̄вана
те̐хо кахена, — кара эи йамуна̄ дараш́ана
(25) Шри Чайтанья спросил: «Далеко ли Вриндаван?»
«Смотри — это Ямуна» — ответил Нитьянанда.

এত বলি’ আনিল তাঁরে গঙ্গা-সন্নিধানে ৷
আবেশে প্রভুর হৈল গঙ্গারে যমুনা-জ্ঞানে ॥ ২৬ ॥

эта бали’ а̄нила та̄̐ре ган̇га̄-саннидха̄не
а̄веш́е прабхура хаила ган̇га̄ре йамуна̄-джн̃а̄не
(26) Сказав это, Он повёл Шри Чайтанью к Ганге, и Господь, опьянённый любовью к Кришне, принял её за Ямуну.

অহো ভাগ্য, যমুনারে পাইলুঁ দরশন ৷
এত বলি’ যমুনার করেন স্তবন ॥ ২৭ ॥

ахо бха̄гйа, йамуна̄ре па̄илу̐ дараш́ана
эта бали’ йамуна̄ра карена ставана
(27) «О, великая удача! Наконец-то я увидел Ямуну!» — воскликнул Махапрабху, и стал её прославлять.

চিদানন্দভানোঃ সদা নন্দসূনোঃ
পরপ্রেমপাত্রী দ্রবব্রহ্মগাত্রী ৷
অঘানাং লবিত্রী জগৎক্ষেমধাত্রী
পবিত্রীক্রিয়ান্নো বপুর্মিত্রপুত্রী ॥ ২৮ ॥

чид-а̄нанда-бха̄нох̣ сада̄ нанда-сӯнох̣
пара-према-па̄трӣ драва-брахма-га̄трӣ
агха̄на̄м̇ лавитрӣ джагат-кш̣ема-дха̄трӣ
павитрӣ-крийа̄н но вапур митра-путрӣ
(28) “О, проявление духовной силы и блаженства. О, Ямуна! Ты очень любима Кришной, сыном Нанды Махараджа, и наделяешь этой божественной любовью других. Ты — Божество в форме воды, разрушающее все грехи и пороки. Ты несёшь благо всему миру. О, царственная дочь Солнца, прошу, очисти нашу жизнь!” [Чайтанья-чандродая-натака, 5.13]
  Шрила Б.Р. Шридхар Махарадж: Драва-брахма означает чистое сознание в форме воды. Джала-брахма и Шабда-брахма. Шабда-брахма означает сознание в форме звука. Можно так выразиться: сознание в форме воды, которое переходит в звук. Брахма, четан (сознание), предстающее в форме звука, Шабда-брахма.
  В ведической культуре люди имеют обыкновение все реалии рассматривать в их личностном аспекте. Вода Ганги: тело состоит из воды, но внутри заключена личность. Ямуна также наделена телом из воды.
  Махапрабху говорит: «Сарвабхаума, ты поклоняешься Дару-брахме (сознанию в концепции дару, словно это сознание пребывает в дереве)».
  Мы должны расстаться с нашим животным сознанием, нашим самоотождествлением с материальной субстанцией. Все мы можем жить и действовать независимо от материалистичной концепции бытия. Поэтому, в действительности, наше подлинное бытие мы рассматриваем не в материальных категориях, но в категориях духовных. Я вижу дерево, но я могу видеть дерево в уме, ментально, например, во сне. Вижу ли я действительно во сне? Я слышу определённый звук во сне, вижу цвет. В действительности мы связаны с измерением сознания. Мы упускаем это явление и приходим к материальной концепции, к физическому, чувственному восприятию. Но в промежутке присутствует нематериальная концепция, и мы просто игнорируем её.

এত বলি’ নমস্করি’ কৈল গঙ্গাস্নান ৷
এক কৌপীন, নাহি দ্বিতীয় পরিধান ॥ ২৯ ॥

эта бали’ намаскари’ каила ган̇га̄-сна̄на
эка каупӣна, на̄хи двитӣйа паридха̄на
(29) Вознеся эту молитву, Он предложил поклоны и омылся в Ганге. Из одежды на Нём была лишь одна набедренная повязка.

হেনকালে আচার্য্য-গোসাঞি নৌকাতে চড়িঞা ৷
আইল নূতন কৌপীন-বহির্ব্বাস লঞা ॥ ৩০ ॥

хена ка̄ле а̄ча̄рйа-госа̄н̃и наука̄те чад̣ин̃а̄
а̄ила нӯтана каупӣна-бахирва̄са лан̃а̄
(30) Как раз в это время приплыл на лодке Адвайта Ачарья с новой одеждой для Шри Чайтаньи.

আগে আচার্য্য আসি’ রহিলা নমস্কার করি’ ৷
আচার্য্য দেখি’ বলে প্রভু মনে সংশয় করি’ ॥ ৩১ ॥

а̄ге а̄ча̄рйа а̄си’ рахила̄ намаска̄ра кари’
а̄ча̄рйа декхи’ бале прабху мане сам̇ш́айа кари’
(31) Адвайта приблизился к Господу и поклонился Ему. Увидев Адвайту, Шри Чайтанья изумился:

তুমি ত’ আচার্য্য-গোসাঞি, এথা কেনে আইলা ৷
আমি বৃন্দাবনে, তুমি কেমতে জানিলা ॥ ৩২ ॥

туми та’ а̄ча̄рйа-госа̄н̃и, этха̄ кене а̄ила̄
а̄ми вр̣нда̄ване, туми ке-мате джа̄нила̄
(32) «Адвайтачарья! Ты ли это? Как Ты здесь оказался? Как узнал, что Я во Врадже?»

আচার্য্য কহে — তুমি যাঁহা, সেই বৃন্দাবন ৷
মোর ভাগ্যে গঙ্গাতীরে তোমার আগমন ॥ ৩৩ ॥

а̄ча̄рйа кахе — туми йа̄̐ха̄, сеи вр̣нда̄вана
мора бха̄гйе ган̇га̄-тӣре тома̄ра а̄гамана
(33) «Воистину, где Ты, там и Вриндаван! — ответил Ачарья. — Мне несказанно повезло, что Ты пришёл на берег Ганги».

প্রভু কহে, — নিত্যানন্দ আমারে বঞ্চিলা ৷
গঙ্গাকে আনিয়া মোরে যমুনা কহিলা ॥ ৩৪ ॥

прабху кахе, — нитйа̄нанда а̄ма̄ре ван̃чила̄
ган̇га̄ке а̄нийа̄ море йамуна̄ кахила̄
(34) Шри Чайтанья воскликнул: «Нитьянанда обманул Меня! Он привёл Меня к Ганге и назвал её Ямуной».

আচার্য্য কহে, মিথ্যা নহে শ্রীপাদ-বচন ৷
যমুনাতে স্নান তুমি করিলা এখন ॥ ৩৫ ॥

а̄ча̄рйа кахе, митхйа̄ нахе ш́рӣпа̄да-вачана
йамуна̄те сна̄на туми карила̄ экхана
(35) «В словах Шри Нитьянанды нет обмана, — возразил Адвайта Ачарья. — Сейчас Ты действительно совершил омовение в Ямуне.

গঙ্গায় যমুনা বহে হঞা একধার ৷
পশ্চিমে যমুনা বহে, পূর্ব্বে গঙ্গাধার ॥ ৩৬ ॥

ган̇га̄йа йамуна̄ вахе хан̃а̄ эка-дха̄ра
паш́чиме йамуна̄ вахе, пӯрве ган̇га̄-дха̄ра
(36) Здесь Ганга и Ямуна текут единым потоком. Вдоль западного берега протекает Ямуна, а вдоль восточного — Ганга.

পশ্চিমধারে যমুনা বহে, তাঁহা কৈলে স্নান ৷
আর্দ্র কৌপীন ছাড়ি’ শুষ্ক কর পরিধান ॥ ৩৭ ॥

паш́чима-дха̄ре йамуна̄ вахе, та̄̐ха̄ каиле сна̄на
а̄рдра каупӣна чха̄д̣и’ ш́уш̣ка кара паридха̄на
(37) Совершив омовение на западном берегу, Ты омылся в Ямуне. А теперь, прошу, переоденься в эту сухую одежду, сняв с себя мокрую.

প্রেমাবেশে তিন দিন আছ উপবাস ৷
আজি মোর ঘরে ভিক্ষা, চল মোর বাস ॥ ৩৮ ॥

према̄веш́е тина дина а̄чха упава̄са
а̄джи мора гхаре бхикш̣а̄, чала мора ва̄са
(38) Опьянев от любви к Кришне, Ты три дня ничего не ел. Прошу, посети Мой дом и прими там пищу как подаяние.

এক মুষ্টি অন্ন মুঞি করিয়াছোঁ পাক ৷
শুখারুখা ব্যঞ্জন কৈলুঁ, সূপ আর শাক ॥ ৩৯ ॥

эка муш̣т̣и анна мун̃и карийа̄чхо̐ па̄ка
ш́укха̄рукха̄ вйан̃джана каилу̐, сӯпа а̄ра ш́а̄ка
(39) Я приготовил немного риса, суп, простые овощи и шпинат».

এত বলি’ নৌকায় চড়াঞা নিল নিজ-ঘর ৷
পাদপ্রক্ষালন কৈল আনন্দ-অন্তর ॥ ৪০ ॥

эта бали’ наука̄йа чад̣а̄н̃а̄ нила ниджа-гхара
па̄да-пракш̣а̄лана каила а̄нанда-антара
(40) Сказав это, Адвайта привёз Шри Чайтанью на лодке к Себе домой. Там, ощущая внутренне счастье, Он омыл стопы Махапрабху.

প্রথমে পাক করিয়াছেন আচার্য্যাণী ৷
বিষ্ণু-সমর্পণ কৈল আচার্য্য আপনি ॥ ৪১ ॥

пратхаме па̄ка карийа̄чхена а̄ча̄рйа̄н̣ӣ
виш̣н̣у-самарпан̣а каила а̄ча̄рйа а̄пани
(41) Жена Ачарьи приготовила все подношения, а Шри Адвайта предложил их Вишну.

তিন ঠাঞি ভোগ বাড়াইল সম করি’ ৷
কৃষ্ণের ভোগ বাড়াইল ধাতু-পাত্রোপরি ॥ ৪২ ॥

тина т̣ха̄н̃и бхога ба̄д̣а̄ила сама кари’
кр̣ш̣н̣ера бхога ба̄д̣а̄ила дха̄ту-па̄тропари
(42) Всё приготовленное разделили на три равные части. Одну поднесли на металлическом подносе Шри Кришне.

বত্তিশা-আঠিয়া-কলার আঙ্গটিয়া পাতে ৷
দুই ঠাঞি ভোগ বাড়াইল ভালমতে ॥ ৪৩ ॥

баттиш́а̄-а̄т̣хийа̄-кала̄ра а̄н̇гат̣ийа̄ па̄те
дуи т̣ха̄н̃и бхога ба̄д̣а̄ила бха̄ла мате
(43) А две другие положили в горшочки из нераздвоенных банановых листьев с большой пальмы, дающей не менее тридцати двух гроздей бананов.

মধ্যে পীত-ঘৃতসিক্ত শাল্যন্নের স্তূপ ৷
চারিদিকে ব্যঞ্জন-ডোঙ্গা, আর মুদ্গসূপ ॥ ৪৪ ॥

мадхйе пӣта-гхр̣та-сикта ш́а̄лй-аннера стӯпа
ча̄ри-дике вйан̃джана-д̣он̇га̄, а̄ра мудга-сӯпа
(44) Посередине каждого подношения на большом банановом листе была гора риса с топлёным маслом сверху. Вокруг неё теснились горшочки с овощами и супом из мунг-дала.

সার্দ্দ্রক, বাস্তুক-শাক বিবিধ প্রকার ৷
পটোল, কুষ্মাণ্ড-বড়ি, মানকচু আর ॥ ৪৫ ॥

са̄рдрака, ва̄стука-ш́а̄ка вивидха прака̄ра
пат̣ола, куш̣ма̄н̣д̣а-бад̣и, ма̄накачу а̄ра
(45) Из овощей были патола, тыква, манакачу, имбирный салат и разные виды тушёного шпината.

চই-মরিচ-সুখ্[]ত দিয়া সব ফল-মূলে ৷
অমৃতনিন্দক পঞ্চবিধ তিক্ত-ঝালে ॥ ৪৬ ॥

ча-и-марича-сукхта дийа̄ саба пхала-мӯле
амр̣та-ниндака пан̃ча-видха тикта-джха̄ле
(46) Там было пять видов пряных тушёных овощных блюд с горькой дыней, по вкусу напоминающих нектар.

কোমল নিম্বপত্র সহ ভাজা বার্ত্তাকী ৷
পটোল-ফুলবড়ি-ভাজা, কুষ্মাণ্ড-মানচাকি ॥ ৪৭ ॥

комала нимба-патра саха бха̄джа̄ ва̄рта̄кӣ
пат̣ола-пхула-бад̣и-бха̄джа̄, куш̣ма̄н̣д̣а-ма̄нача̄ки
(47) Также были баклажаны, жаренные вместе со молодыми листочками деревьев нимба, нутовые хлопья с жаренными овощами и блюдо из тыквы.

নারিকেল-শস্য, ছানা, শর্করা মধুর ৷
মোচাঘণ্ট, দুগ্ধকুষ্মাণ্ড, সকল প্রচুর ॥ ৪৮ ॥

на̄рикела-ш́асйа, чха̄на̄, ш́аркара̄ мадхура
моча̄-гхан̣т̣а, дугдха-куш̣ма̄н̣д̣а, сакала прачура
(48) Также была мякоть кокоса, простокваша, фруктовые сладости, карри из цветов банана и тыква, сваренная в молоке. Всего было в изобилии.

মধুরাম্লবড়া, অম্লাদি পাঁচ-ছয় ৷
সকল ব্যঞ্জন কৈল লোকে যত হয় ॥ ৪৯ ॥

мадхура̄мла-бад̣а̄, амла̄ди па̄̐ча-чхайа
сакала вйан̃джана каила локе йата хайа
(49) Жаренные лепёшки в кисло-сладком соусе, а также ещё пять блюд с кислым вкусом. Овощей было приготовленного столько, что с запасом хватило бы на всех присутствующих.

মুদ্গ-বড়া, কলা-বড়া, মাষ-বড়া, মিষ্ট ৷
ক্ষীর-পুলী, নারিকেল, যত পিঠা ইষ্ট ॥ ৫০ ॥

мудга-бад̣а̄, кала̄-бад̣а̄, ма̄ш̣а-бад̣а̄, миш̣т̣а
кш̣ӣра-пулӣ, на̄рикела, йата пит̣ха̄ иш̣т̣а
(50) Там были лепёшки из мунг и урд-дала, блюдо из кокоса, сгущённое молоко с рисовыми лепёшками, различные сладости и обжаренные бананы. А также множество других прекрасных угощений.

বত্তিশা-আঠিয়া কলার ডোঙ্গা বড় বড় ৷
চলে হালে নাহি, — ডোঙ্গা অতি বড় দড় ॥ ৫১ ॥

баттиш́а̄-а̄т̣хийа̄ кала̄ра д̣он̇га̄ бад̣а бад̣а
чале ха̄ле на̄хи, — д̣он̇га̄ ати бад̣а дад̣а
(51) Горшочки из больших банановых листьев были вместительны, устойчивы и очень прочны.

পঞ্চাশ পঞ্চাশ ডোঙ্গা ব্যঞ্জনে পূরিয়া ৷
তিন ভোগের আশে পাশে রাখিল ধরিঞা ॥ ৫২ ॥

пан̃ча̄ш́а пан̃ча̄ш́а д̣он̇га̄ вйан̃джане пӯрийа̄
тина бхогера а̄ш́е па̄ш́е ра̄кхила дхарин̃а̄
(52) И в каждом из этих трёх подношений было сто таких горшочков с овощами.

সঘৃত-পায়স নব-মৃৎকুণ্ডিকা ভরিঞা ৷
তিন পাত্রে ঘনাবর্ত্ত-দুগ্ধ রাখে ত’ ধরিঞা ॥ ৫৩ ॥

сагхр̣та-па̄йаса нава-мр̣т-кун̣д̣ика̄ бхарин̃а̄
тина па̄тре гхана̄варта-дугдха ра̄кхе та’ дхарин̃а̄
(53) Также в новых глиняных горшках стоял сладкий рис с топлёным маслом и по кувшину сгущённого молока.

দুগ্ধ-চিড়া কলা আর দুগ্ধ-লক্লকী ৷
যতেক করিল, তাহা কহিতে না শকি ॥ ৫৪ ॥

дугдха-чид̣а̄ кала̄ а̄ра дугдха-лаклакӣ
йатека карила, та̄ха̄ кахите на̄ ш́аки
(54) Там был варёный в молоке рис с бананами, тушёная в молоке тыква и многое другое. Я просто не способен описать все приготовленные блюда.

দুই পাশে ধরিল সব মৃৎকুণ্ডিকা ভরি’ ৷
চাঁপাকলা-দধি-সন্দেশ কহিতে না পারি ॥ ৫৫ ॥

дуи па̄ш́е дхарила саба мр̣т-кун̣д̣ика̄ бхари’
ча̄̐па̄кала̄-дадхи-сандеш́а кахите на̄ па̄ри
(55) По бокам несколько горшочков йогурта с сандешем и кусочками банана. Я не в силах описать всё это изобилие.

অন্ন-ব্যঞ্জন-উপরি দিল তুলসীমঞ্জরী ৷
তিন জলপাত্রে সুবাসিত জল ভরি’ ॥ ৫৬ ॥

анна-вйан̃джана-упари дила туласӣ-ман̃джарӣ
тина джала-па̄тре сува̄сита джала бхари’
(56) На рисе и всех овощах лежали цветочки туласи, а возле каждого из трех подносов стояло по одному кувшину с розовой водой.

তিন শুভ্রপীঠ, তার উপরি বসন ৷
কৃষ্ণের ভোগ সাক্ষাৎ কৃষ্ণে করাইল ভোজন ॥ ৫৭ ॥

тина ш́убхра-пӣт̣ха, та̄ра упари васана
кр̣ш̣н̣ера бхога са̄кш̣а̄т кр̣ш̣н̣е кара̄ила бходжана
(57) Три сидения были покрыты мягкой тканью. Всё приготовленное поднесли Кришне, и Он милостиво всё принял.

আরতির কালে দুই প্রভু বোলাইল ৷
প্রভু-সঙ্গে সবে আসি’ আরতি দেখিল ॥ ৫৮ ॥

а̄ратира ка̄ле дуи прабху бола̄ила
прабху-сан̇ге сабе а̄си’ а̄рати декхила
(58) Адвайта позвал на арати Шри Чайтанью с Нитьянандой, и вместе с Ними пришли все другие.

আরতি করিয়া কৃষ্ণে করা’ল শয়ন ৷
আচার্য্য আসি’ প্রভুরে তবে কৈলা নিবেদন ॥ ৫৯ ॥

а̄рати карийа̄ кр̣ш̣н̣е кара̄’ла ш́айана
а̄ча̄рйа а̄си’ прабхуре табе каила̄ ниведана
(59) По завершению арати Кришну уложили отдыхать. Затем Ачарья обратился к Шри Чайтанье:

গৃহের ভিতরে প্রভু করহ গমন ৷
দুই ভাই আইলা তবে করিতে ভোজন ॥ ৬০ ॥

гр̣хера бхитаре прабху караха гамана
дуи бха̄и а̄ила̄ табе карите бходжана
(60) «Господь, прошу, проходи в дом». Затем два Брата вошли почтить прасадам.

মুকুন্দ, হরিদাস, — দুই প্রভু বোলাইল ৷
যোড়হাতে দুইজন কহিতে লাগিল ॥ ৬১ ॥

мукунда, харида̄са, — дуи прабху бола̄ила
йод̣а-ха̄те дуи-джана кахите ла̄гила
(61) Они позвали с Собой Харидаса и Мукунду, но те, сложив ладони, отказались.

মুকুন্দ বলে, মোর কিছু কৃত্য নাহি সরে ৷
পাছে মুঞি প্রসাদ পামু, তুমি যাহ’ ঘরে ॥ ৬২ ॥

мукунда бале, мора кичху кр̣тйа на̄хи саре
па̄чхе мун̃и праса̄да па̄му, туми йа̄ха’ гхаре
(62) «О, Мой Господь, — сказал Мукунда, — у меня остались ещё незаконченные дела. Я приму прасад немного позднее, а Вы пока идите вкушать».

হরিদাস বলে, মুঞি পাপিষ্ঠ অধম ৷
বাহিরে একমুষ্টি পাছে করিমু ভোজন ॥ ৬৩ ॥

харида̄са бале, мун̃и па̄пиш̣т̣ха адхама
ба̄хире эка муш̣т̣и па̄чхе кариму бходжана
(63) Харидас же взмолился: «Я самый низкий и порочный среди людей. Позднее я съем горсть прасада, но не в доме».

দুই প্রভু লঞা আচার্য্য গেলা ভিতর-ঘরে ৷
প্রসাদ দেখিয়া প্রভুর আনন্দ অন্তরে ॥ ৬৪ ॥

дуи прабху лан̃а̄ а̄ча̄рйа гела̄ бхитара-гхаре
праса̄да декхийа̄ прабхура а̄нанда антаре
(64) Так два Владыки мира вошли в дом вместе с Адвайтой Ачарьей. Увидев праздничный прасад, Шри Чайтанья ощутил большую радость.

ঐছে অন্ন যে কৃষ্ণকে করায় ভোজন ৷
জন্মে জন্মে শিরে ধরোঁ তাঁহার চরণ ॥ ৬৫ ॥

аичхе анна йе кр̣ш̣н̣аке кара̄йа бходжана
джанме джанме ш́ире дхаро̐ та̄̐ха̄ра чаран̣а
(65) «Рождение за рождением Я готов прикасаться головой к стопам того, кто предлагает Шри Кришне такой роскошный пир».

প্রভু জানে, তিন ভোগ — কৃষ্ণের নৈবেদ্য ৷
আচার্য্যের মনঃ-কথা নহে প্রভুর বেদ্য ॥ ৬৬ ॥

прабху джа̄не, тина бхога — кр̣ш̣н̣ера наиведйа
а̄ча̄рйера манах̣-катха̄ нахе прабхура ведйа
(66) Шри Чайтанья знал, что вся еда была поднесена Шри Кришне, но не мог понять, зачем Адвайта разделил её на три части.

প্রভু বলে, বৈস তিনে করিয়ে ভোজন ৷
আচার্য্য কহে, আমি করিব পরিবেশন ॥ ৬৭ ॥

прабху бале, ваиса тине карийе бходжана
а̄ча̄рйа кахе, а̄ми кариба паривеш́ана
(67) «Давайте сядем и насладимся пиром» — сказал Он. Но Ачарья возразил: «Сейчас Я буду раздавать прасад».

কোন্ স্থানে বসিব, আর আন’ দুই পাত ৷
অল্প করি’ তাহে আনি’ দেহ’ ব্যঞ্জন-ভাত ॥ ৬৮ ॥

кон стха̄не васиба, а̄ра а̄на’ дуи па̄та
алпа кари’ та̄хе а̄ни’ деха’ вйан̃джана-бха̄та
(68) Шри Чайтанья сказал: «Тогда принеси Нам немного овощей и риса на двух листах банана».

আচার্য্য কহে, বৈস দোঁহে পিণ্ডির উপরে ৷
এত বলি’ হাতে ধরি’ বসাইল দুঁহারে ॥ ৬৯ ॥

а̄ча̄рйа кахе, ваиса до̐хе пин̣д̣ира упаре
эта бали’ ха̄те дхари’ васа̄ила ду̐ха̄ре
(69) «Прошу, садитесь здесь» — сказал Адвайта, и, взяв Их за руки, усадил на приготовленные сидения.

প্রভু কহে, সন্ন্যাসীর ভক্ষ্য নহে উপকরণ ৷
ইহা খাইলে কৈছে হয় ইন্দ্রিয়-বারণ ॥ ৭০ ॥

прабху кахе, саннйа̄сӣра бхакш̣йа нахе упакаран̣а
иха̄ кха̄иле каичхе хайа индрийа-ва̄ран̣а
(70) Шри Чайтанья произнёс: «Не подобает для санньяси есть столь роскошно. Ведь как же он тогда будет способен обуздать свои чувства?»

আচার্য্য কহে, ছাড় তুমি আপনার চুরি ৷
আমি জানি তোমার সন্ন্যাসের ভারিভুরি ॥ ৭১ ॥

а̄ча̄рйа кахе, чха̄д̣а туми а̄пана̄ра чури
а̄ми джа̄ни тома̄ра саннйа̄сера бха̄ри-бхури
(71) «Прошу, перестань утаивать Своё подлинное величие, — возразил Ачарья. — Я знаю настоящую причину Твоего принятия санньясы.

ভোজন করহ, ছাড় বচন-চাতুরী ৷
প্রভু কহে, এত অন্ন খাইতে না পারি ॥ ৭২ ॥

бходжана караха, чха̄д̣а вачана-ча̄турӣ
прабху кахе, эта анна кха̄ите на̄ па̄ри
(72) Отведай же этого прасада и перестань играть словами».«Но Я ведь не съем так много», — возразил Господь.

আচার্য্য বলে, অকপটে করহ আহার ৷
যদি খাইতে না পার পাতে রহিবেক আর ॥ ৭৩ ॥

а̄ча̄рйа бале, акапат̣е караха а̄ха̄ра
йади кха̄ите на̄ па̄ра па̄те рахибека а̄ра
(73) «Оставь Свои отговорки и просто начни есть, — ответил Ачарья. — А что не сможешь доесть, то оставишь на листе».

প্রভু বলে, এত অন্ন নারিব খাইতে ৷
সন্ন্যাসীর ধর্ম্ম নহে উচ্ছিষ্ট রাখিতে ॥ ৭৪ ॥

прабху бале, эта анна на̄риба кха̄ите
саннйа̄сӣра дхарма нахе уччхиш̣т̣а ра̄кхите
(74) «Так много Я не смогу съесть, — ответил Шри Чайтанья, — а санньяси не должны оставлять другим остатки своей пищи».

আচার্য্য বলে, নীলাচলে খাও চৌয়ান্নবার ৷
একবারে অন্ন খাও শত শত ভার ॥ ৭৫ ॥

а̄ча̄рйа бале, нӣла̄чале кха̄о чауйа̄нна-ба̄ра
эка-ба̄ре анна кха̄о ш́ата ш́ата бха̄ра
(75) «Но в Джаганнатха Пури Ты каждый день ешь пятьдесят четыре раза, — ответил на это Адвайта Ачарья. — И каждый раз съедаешь сотни блюд.

তিন জনার ভক্ষ্যপিণ্ড — তোমার একগ্রাস ৷
তার লেখায় এই অন্ন নহে পঞ্চগ্রাস ॥ ৭৬ ॥

тина джана̄ра бхакш̣йа-пин̣д̣а — тома̄ра эка гра̄са
та̄ра лекха̄йа эи анна нахе пан̃ча-гра̄са
(76) Что трое не осилят — для Тебя лишь одна горстка. А всё приготовленное здесь не больше, чем пять Твоих горстей.

মোর ভাগ্যে, মোর ঘরে, তোমার আগমন ৷
ছাড়হ চাতুরী, প্রভু, করহ ভোজন ॥ ৭৭ ॥

мора бха̄гйе, мора гхаре, тома̄ра а̄гамана
чха̄д̣аха ча̄турӣ, прабху, караха бходжана
(77) На Моё счастье Ты пришёл в Мой дом. Оставь Свои уловки, о Мой Господь, и насладись же этим пиром».

এত বলি’ জল দিল দুই গোসাঞির হাতে ৷
হাসিয়া লাগিলা দুঁহে ভোজন করিতে ॥ ৭৮ ॥

эта бали’ джала дила дуи госа̄н̃ира ха̄те
ха̄сийа̄ ла̄гила̄ ду̐хе бходжана карите
(78) Сказав это, Ачарья помог омыть Шри Чайтанье с Нитьянандой руки. Затем два Господа сели и с улыбкой начали есть.

নিত্যানন্দ কহে, কৈলুঁ তিন উপবাস ৷
আজি পারণা করিতে বড় ছিল আশ ॥ ৭৯ ॥

нитйа̄нанда кахе, каилу̐ тина упава̄са
а̄джи па̄ран̣а̄ карите бад̣а чхила а̄ш́а
(79) «Мне пришлось три дня поститься, — сказал Нитьянанда. — И у Меня была большая надежда, что сегодня Я прерву пост.

আজি উপবাস হৈল আচার্য্য-নিমন্ত্রণে ৷
অর্দ্ধপেট না ভরিল এই গ্রাসেক অন্নে ॥ ৮০ ॥

а̄джи упава̄са хаила а̄ча̄рйа-нимантран̣е
ардха-пет̣а на̄ бхарила эи гра̄сека анне
(80) И хоть приглашён Я Адвайтой, но сегодня тоже вероятней всего придётся поголодать. Ведь эти крохи не наполнят Мой желудок и наполовину».

আচার্য্য কহে, তুমি তৈর্থিক সন্ন্যাসী ৷
কভু ফল-মূল খাও, কভু উপবাসী ॥ ৮১ ॥

а̄ча̄рйа кахе, туми таиртхика саннйа̄сӣ
кабху пхала-мӯла кха̄о, кабху упава̄сӣ
(81) «Ты же паломник-санньяси, — ответил на это Адвайта. — Ты часто постишься, а порой ешь лишь фрукты и коренья.

দরিদ্রব্রাহ্মণ-ঘরে যে পাইলা মুষ্ট্যেক অন্ন ৷
ইহাতে সন্তুষ্ট হও, ছাড় লোভ-মন ॥ ৮২ ॥

даридра-бра̄хман̣а-гхаре йе па̄ила̄ муш̣т̣й-эка анна
иха̄те сантуш̣т̣а хао, чха̄д̣а лобха-мана
(82) Я пригласил Тебя в Свой дом, но Я лишь нищий брахман. Прошу, довольствуйся этой горсткой пищи и не желай большего».

নিত্যানন্দ বলে, যবে কৈলে নিমন্ত্রণ ৷
তত দিতে চাহ, যত করিয়ে ভোজন ॥ ৮৩ ॥

нитйа̄нанда бале, йабе каиле нимантран̣а
тата дите ча̄ха, йата карийе бходжана
(83) «Но Ты Меня Сам пригласил, — сказал Нитьянанда, — а значит, должен досыта накормить».

শুনি’ নিত্যানন্দের কথা ঠাকুর অদ্বৈত ৷
কহেন তাঁহারে কিছু পাইয়া পিরীত ॥ ৮৪ ॥

ш́уни’ нитйа̄нандера катха̄ т̣ха̄кура адваита
кахена та̄̐ха̄ре кичху па̄ийа̄ пирӣта
(84) Выслушав слова Нитьянанды, Тхакур Адвайта ответил в унисон этой шутливой пикировке:

ভ্রষ্ট অবধূত তুমি, উদর ভরিতে ৷
সন্ন্যাস করিয়াছ, বুঝি, ব্রাহ্মণ দণ্ডিতে ॥ ৮৫ ॥

бхраш̣т̣а авадхӯта туми, удара бхарите
саннйа̄са карийа̄чха, буджхи, бра̄хман̣а дан̣д̣ите
(85) «Ты просто падший Авадхута. Ты принял отречение, чтобы вдоволь набивать желудок. Я думаю, что Ты — большая головная боль для брахманов.

তুমি খেতে পার দশ-বিশ মানের অন্ন ৷
আমি তাহা কাঁহা পাব দরিদ্র ব্রাহ্মণ ॥ ৮৬ ॥

туми кхете па̄ра даш́а-виш́а ма̄нера анна
а̄ми та̄ха̄ ка̄̐ха̄ па̄ба даридра бра̄хман̣а
(86) Ты можешь запросто съесть пять пудов риса. Но Я лишь нищий брахман. Где же Мне достать столько?

যে পাঞাছ মুষ্ট্যেক অন্ন, তাহা খাঞা উঠ ৷
পাগলামি না করিহ, না ছড়াইও ঝুঠ ॥ ৮৭ ॥

йе па̄н̃а̄чха муш̣т̣й-эка анна, та̄ха̄ кха̄н̃а̄ ут̣ха
па̄гала̄ми на̄ кариха, на̄ чхад̣а̄ио джхут̣ха
(87) Вкуси то, что Тебе дают, пусть это даже горстка риса, и вставай. Оставь Свои безумства и прекрати разбрасывать пищу повсюду».

এইমত হাস্যরসে করেন ভোজন ৷
অর্দ্ধ-অর্দ্ধ খাঞা প্রভু ছাড়েন ব্যঞ্জন ॥ ৮৮ ॥

эи мата ха̄сйа-расе карена бходжана
ардха-ардха кха̄н̃а̄ прабху чха̄д̣ена вйан̃джана
(88) За таким шутливым разговором Они вкушали прасад. Шри Чайтанья съедал лишь половину каждого овощного блюда и переходил к следующему.

সেই ব্যঞ্জন আচার্য্য পুনঃ করেন পূরণ ৷
এই মত পুনঃ পুনঃ পরিবেশে ব্যঞ্জন ॥ ৮৯ ॥

сеи вйан̃джана а̄ча̄рйа пунах̣ карена пӯран̣а
эи мата пунах̣ пунах̣ паривеш́е вйан̃джана
(89) Ачарья же брал отставленный горшочек с овощным рагу и снова наполнял его.

দোনা ব্যঞ্জনে ভরি’ করেন প্রার্থন ৷
প্রভু বলেন, আর কত করিব ভোজন ॥ ৯০ ॥

дона̄ вйан̃джане бхари’ карена пра̄ртхана
прабху балена, а̄ра ката кариба бходжана
(90) Горшочек наполнив, Он просил Господа съесть ещё. «Как Я могу съесть ещё больше?» — изумился Шри Чайтанья.

আচার্য্য কহে, যে দিয়াছি, তাহা না ছাড়িবা ৷
এখন যে দিয়ে, তার অর্দ্ধেক খাইবা ॥ ৯১ ॥

а̄ча̄рйа кахе, йе дийа̄чхи, та̄ха̄ на̄ чха̄д̣иба̄
экхана йе дийе, та̄ра ардхека кха̄иба̄
(91) Ачарья ответил: «Прошу, не оставляй того, что Я Тебе даю. Но Ты можешь снова съедать лишь половину».

নানা যত্ন-দৈন্যে প্রভুর করাইল ভোজন ৷
আচার্য্যের ইচ্ছা প্রভু করিল পূরণ ॥ ৯২ ॥

на̄на̄ йатна-даинйе прабхура кара̄ила бходжана
а̄ча̄рйера иччха̄ прабху карила пӯран̣а
(92) Так Шри Чайтанья продолжал есть благодаря этим уловкам и смиренным просьбам, тем самым исполняя желания Адвайты.

নিত্যানন্দ কহে, আমার পেট না ভরিল ৷
লঞা যাহ, তোর অন্ন কিছু না খাইল ॥ ৯৩ ॥

нитйа̄нанда кахе — а̄ма̄ра пет̣а на̄ бхарила
лан̃а̄ йа̄ха, тора анна кичху на̄ кха̄ила
(93) Вдруг Нитьянанда воскликнул: «Я совсем не насытился. Забирай Свои угощения, Я к ним даже не притронулся».

এত বলি’ এক গ্রাস অন্ন হাতে লঞা ৷
উঝালি’ ফেলিল আগে যেন ক্রুদ্ধ হঞা ॥ ৯৪ ॥

эта бали’ эка гра̄са анна ха̄те лан̃а̄
уджха̄ли’ пхелила а̄ге йена круддха хан̃а̄
(94) Сказав это, Он бросил перед Собой горсть риса, как будто бы в гневе.

ভাত দুই-চারি লাগে আচার্য্যের অঙ্গে ৷
ভাত গায়ে লঞা আচার্য্য নাচে বহু-রঙ্গে ॥ ৯৫ ॥

бха̄та дуи-ча̄ри ла̄ге а̄ча̄рйера ан̇ге
бха̄та га̄йе лан̃а̄ а̄ча̄рйа на̄че баху-ран̇ге
(95) Но стоило нескольким рисинкам коснутся тела Шри Ачарьи, как Он тут же начал танцевать от радости:

অবধূতের ঝুঠা লাগিল মোর অঙ্গে ৷
পরম পবিত্র মোরে কৈল এই ঢঙ্গে ॥ ৯৬ ॥

авадхӯтера джхут̣ха̄ ла̄гила мора ан̇ге
парама павитра море каила эи д̣хан̇ге
(96) «Меня коснулись остатки пищи этого Авадхута, даровав Мне полное очищение.

তোরে নিমন্ত্রণ করি’ পাইনু তার ফল ৷
তোর জাতি-কুল নাহি, সহজে পাগল ॥ ৯৭ ॥

торе нимантран̣а кари’ па̄ину та̄ра пхала
тора джа̄ти-кула на̄хи, сахадже па̄гала
(97) Я пригласил Тебя и сразу же получил плоды. Ты от природы безумен, у Тебя нет ни касты, ни семьи.

আপনার সম মোরে করিবার তরে ৷
ঝুঠা দিলে, বিপ্র বলি’ ভয় না করিলে ॥ ৯৮ ॥

а̄пана̄ра сама море кариба̄ра таре
джхут̣ха̄ диле, випра бали’ бхайа на̄ кариле
(98) И чтобы сделать Меня таким же безумцем, Ты кинул в Меня остатками Своей пищи. Тебя даже не страшит то, что я брахман».

নিত্যানন্দ বলে, — এই কৃষ্ণের প্রসাদ ৷
ইহাকে ‘ঝুঠা’ কহিলে, তুমি কৈলে অপরাধ ॥ ৯৯ ॥

нитйа̄нанда бале, — эи кр̣ш̣н̣ера праса̄да
иха̄ке ‘джхут̣ха̄’ кахиле, каиле апара̄дха
(99) «Но это прасад Шри Кришны! — возразил Нитьянанда. — Ты совершаешь оскорбление, называя его просто остатками пищи.

শতেক সন্ন্যাসী যদি করাহ ভোজন ৷
তবে এই অপরাধ হইবে খণ্ডন ॥ ১০০ ॥

ш́атека саннйа̄сӣ йади кара̄ха бходжана
табе эи апара̄дха хаибе кхан̣д̣ана
(100) И чтобы искупить это оскорбление Тебе придётся накормить сотню санньяси».

আচার্য্য কহে, না করিব সন্ন্যাসি-নিমন্ত্রণ ৷
সন্ন্যাসী নাশিল মোর সব স্মৃতি-ধর্ম্ম ॥ ১০১ ॥

а̄ча̄рйа кахе, на̄ кариба саннйа̄си-нимантран̣а
саннйа̄сӣ на̄ш́ила мора саба смр̣ти-дхарма
(101) «Я больше никогда не приглашу к Себе санньяси, — ответил Адвайта. — Из-за одного санньяси Я уже нарушил все заповеди смрити-дхармы».

এত বলি’ দুই জনে করাইল আচমন ৷
উত্তম শয়্যাতে লইয়া করাইল শয়ন ॥ ১০২ ॥

эта бали’ дуи джане кара̄ила а̄чамана
уттама ш́аййа̄те ла-ийа̄ кара̄ила ш́айана
(102) Сказав это, Адвайта принёс воды для очищения рук и рта, а затем предложил обоим Владыкам роскошные кровати, где Они могли бы отдохнуть с дороги.

লবঙ্গ এলাচী-বীজ — উত্তম রসবাস ৷
তুলসী-মঞ্জরী সহ দিল মুখবাস ॥ ১০৩ ॥

лаван̇га эла̄чӣ-бӣджа — уттама раса-ва̄са
туласӣ-ман̃джарӣ саха дила мукха-ва̄са
(103) Для освежения рта Он поднёс Им смесь из кардамона, гвоздики и цветочков туласи.

সুগন্ধি চন্দনে লিপ্ত কৈল কলেবর ৷
সুগন্ধি পুষ্পমালা আনি’ দিল হৃদয়-উপর ॥ ১০৪ ॥

сугандхи чандане липта каила калевара
сугандхи пуш̣па-ма̄ла̄ а̄ни’ дила хр̣дайа-упара
(104) Он умастил Их тела ароматной сандаловой пастой и украсил Их шеи благоуханными цветочными гирляндами.

আচার্য্য করিতে চাহে পাদ-সম্বাহন ৷
সঙ্কুচিত হঞা প্রভু বলেন বচন ॥ ১০৫ ॥

а̄ча̄рйа карите ча̄хе па̄да-самва̄хана
сан̇кучита хан̃а̄ прабху балена вачана
(105) Затем Ачарья выразил желание растереть стопы Шри Чайтанье, но Господь в негодовании остановил Его, сказав:

বহুত নাচাইলে তুমি, ছাড়হ নাচান ৷
মুকুন্দ-হরিদাস লইয়া করহ ভোজন ॥ ১০৬ ॥

бахута на̄ча̄иле туми, чха̄д̣аха на̄ча̄на
мукунда-харида̄са лаийа̄ караха бходжана
(106) «На разные лады Ты заставлял Меня танцевать, но теперь, прошу, останови этот танец. Ступай лучше поешь вместе с Мукундой и Харидасом».

তবে ত’ আচার্য্য সঙ্গে লঞা দুই জনে ৷
করিল ভোজন, ইচ্ছা যে আছিল মনে ॥ ১০৭ ॥

табе та’ а̄ча̄рйа сан̇ге лан̃а̄ дуи джане
карила бходжана, иччха̄ йе а̄чхила мане
(107) Ачарья затем вкусил прасад вместе с Мукундой и Харидасом, исполнив тем самым желание Своего сердца.

শান্তিপুরের লোক শুনি’ প্রভুর আগমন ৷
দেখিতে আইলা লোক প্রভুর চরণ ॥ ১০৮ ॥

ш́а̄нтипурера лока ш́уни’ прабхура а̄гамана
декхите а̄ила̄ лока прабхура чаран̣а
(108) Узнав, что в Шантипур пришёл Шри Чайтанья, все местные жители пришли увидеть Его лотосные стопы.

‘হরি’ ‘হরি’ বলে লোক আনন্দিত হঞা ৷
চমৎকার পাইল প্রভুর সৌন্দর্য্য দেখিঞা ॥ ১০৯ ॥

‘хари’ ‘хари’ бале лока а̄нандита хан̃а̄
чаматка̄ра па̄ила прабхура саундарйа декхин̃а̄
(109) Неописуемая красота Махапрабху повергла людей в изумление, и они стали громко восклицать: «Господь Хари! Хари! Хари!»

গৌর-দেহ-কান্তি সূর্য্য জিনিয়া উজ্জ্বল ৷
অরুণ-বস্ত্রকান্তি তাহে করে ঝলমল ॥ ১১০ ॥

гаура-деха-ка̄нти сӯрйа джинийа̄ уджжвала
арун̣а-вастра-ка̄нти та̄хе каре джхала-мала
(110) Сияние Его тела затмевало свет небесного светила. На Нём развевались блистающие одежды цвета восходящего солнца.

আইসে যায় লোক হর্ষে, নাহি সমাধান ৷
লোকের সঙ্ঘট্টে দিন হৈল অবসান ॥ ১১১ ॥

а̄исе йа̄йа лока харш̣е, на̄хи сама̄дха̄на
локера сан̇гхат̣т̣е дина хаила аваса̄на
(111) Весь день без перерыва шли люди и уходили в полном ликовании. И сосчитать их было просто невозможно.

সন্ধ্যাতে আচার্য্য আরম্ভিল সঙ্কীর্ত্তন ৷
আচার্য্য নাচেন, প্রভু করেন দর্শন ॥ ১১২ ॥

сандхйа̄те а̄ча̄рйа а̄рамбхила сан̇кӣртана
а̄ча̄рйа на̄чена, прабху карена дарш́ана
(112) Под вечер Шри Адвайта начал санкиртану, танцуя в упоении божественной любви, а Шри Чайтанья созерцал этот танец.

নিত্যানন্দ গোসাঞি বুলে আচার্য্য ধরিঞা ৷
হরিদাস পাছে নাচে হরষিত হঞা ॥ ১১৩ ॥

нитйа̄нанда госа̄н̃и буле а̄ча̄рйа дхарин̃а̄
харида̄са па̄чхе на̄че хараш̣ита хан̃а̄
(113) Нитьянанда начал танцевать вслед за Адвайтой. Также в пляс пустился радостный Тхакур Харидас.

কি কহব রে সখি আজুক আনন্দ ওর ৷
চিরদিন মাধব মন্দিরে মোর ॥ ১১৪ ॥

ки кахаба ре сакхи а̄джука а̄нанда ора
чира-дина ма̄дхава мандире мора
(114) [Сказала Радха:] “О, милые Мои подружки! Что Мне сказать? Сегодня Я познала верх блаженства. Ведь после стольких дней разлуки Шри Кришна снова в Моем доме”.

এই পদ গাওয়াইয়া হর্ষে করেন নর্ত্তন ৷
স্বেদ-কম্প-পুলকাশ্রু-হুঙ্কার-গর্জ্জন ॥ ১১৫ ॥

эи пада га̄ойа̄ийа̄ харш̣е карена нартана
сведа-кампа-пулака̄ш́ру-хун̇ка̄ра-гарджана
(115) Танцуя, Адвайта Ачарья в ликовании пел этот стих. Его охватила дрожь и испарина, а волоски на теле встали дыбом. Порой Он что-то громко кричал со слезами на глазах.

ফিরি’ ফিরি’ কভু প্রভুর ধরেন চরণ ৷
চরণে ধরিয়া প্রভুরে বলেন বচন ॥ ১১৬ ॥

пхири’ пхири’ кабху прабхура дхарена чаран̣а
чаран̣е дхарийа̄ прабхуре балена вачана
(116) Танцуя, Он вновь и вновь припадал к стопам Шри Чайтаньи, произнося такие слова:

অনেক দিন তুমি মোরে বেড়াইলে ভাণ্ডিয়া ৷
ঘরেতে পাঞাছি, এবে রাখিব বান্ধিয়া ॥ ১১৭ ॥

анека дина туми море бед̣а̄иле бха̄н̣д̣ийа̄
гхарете па̄н̃а̄чхи, эбе ра̄кхиба ба̄ндхийа̄
(117) «Ты много дней хитростью скрывался от Меня. Теперь же, когда Ты снова оказался в Моем доме, Я свяжу Тебя и удержу здесь».

এত বলি’ আচার্য্য আনন্দে করেন নর্ত্তন ৷
প্রহরেক-রাত্রি আচার্য্য কৈল সঙ্কীর্ত্তন ॥ ১১৮ ॥

эта бали’ а̄ча̄рйа а̄нанде карена нартана
прахарека-ра̄три а̄ча̄рйа каила сан̇кӣртана
(118) Говоря такие слова, Адвайта танцевал в ту ночь в великом блаженстве санкиртаны три часа без перерыва.

প্রেমের উৎকণ্ঠা, — প্রভুর নাহি কৃষ্ণ-সঙ্গ ৷
বিরহে বাড়িল, প্রেমজ্বালার তরঙ্গ ॥ ১১৯ ॥

премера уткан̣т̣ха̄, — прабхура на̄хи кр̣ш̣н̣а-сан̇га
вирахе ба̄д̣ила, према-джва̄ла̄ра таран̇га
(119) Шри Чайтанья в это время ощущал экстаз любви к Шри Кришне, и от разлуки пыл и волны той любви постоянно возрастали.

ব্যাকুল হঞা প্রভু ভূমেতে পড়িলা ৷
গোসাঞি দেখিয়া আচার্য্য নৃত্য সম্বরিলা ॥ ১২০ ॥

вйа̄кула хан̃а̄ прабху бхӯмете пад̣ила̄
госа̄н̃и декхийа̄ а̄ча̄рйа нр̣тйа самбарила̄
(120) На пике этого чувства Он упал на землю. Увидев это, Ачарья тут же прекратил Свой танец.

প্রভুর অন্তর মুকুন্দ জানে ভালমতে ৷
ভাবের সদৃশ পদ লাগিলা গাইতে ॥ ১২১ ॥

прабхура антара мукунда джа̄не бха̄ла-мате
бха̄вера садр̣ш́а пада ла̄гила̄ га̄ите
(121) Прекрасно понимая сердце Шри Чайтаньи, Мукунда начал петь стихи, созвучные Его экстазу.

আচার্য্য উঠাইল প্রভুকে করিতে নর্ত্তন ৷
পদ শুনি’ প্রভুর অঙ্গ না যায় ধারণ ॥ ১২২ ॥

а̄ча̄рйа ут̣ха̄ила прабхуке карите нартана
пада ш́уни’ прабхура ан̇га на̄ йа̄йа дха̄ран̣а
(122) Ачарья попытался помочь Шри Чайтанье подняться, но Тот, услышав стихи Мукунды, не в силах был удержаться на ногах.

অশ্রু, কম্প, পুলক, স্বেদ, গদ্গদ বচন ৷
ক্ষণে উঠে, ক্ষণে পড়ে, ক্ষণেক রোদন ॥ ১২৩ ॥

аш́ру, кампа, пулака, сведа, гадгада вачана
кш̣ан̣е ут̣хе, кш̣ан̣е пад̣е, кш̣ан̣ека родана
(123) Всё Его тело охватила дрожь и испарина, волоски встали дыбом, голос прерывался, а из глаз непрерывным потоком текли слёзы. Он то подымался, то снова падал, порой начиная безудержно рыдать.

হা হা প্রাণপ্রিয়সখি, কি না হৈল মোরে ৷
কানুপ্রেমবিষে মোর তনু-মন জরে ॥ ১২৪ ॥

ха̄ ха̄ пра̄н̣а-прийа-сакхи, ки на̄ хаила море
ка̄ну-према-виш̣е мора тану-мана джаре
(124) [Мукунда пел:] «“Мои дорогие подруги! Такого никогда не случалось со Мной прежде! Любовь к Кришне обернулась сильнейшим ядом, который невыносимо терзает Мой ум и тело”.

রাত্রি-দিনে পোড়ে মন সোয়াস্তি না পাঙ ৷
যাঁহা গেলে কানু পাঙ, তাঁহা উড়ি’ যাঙ ॥ ১২৫ ॥

ра̄три-дине под̣е мана сойа̄сти на̄ па̄н̇а
йа̄̐ха̄ геле ка̄ну па̄н̇а, та̄̐ха̄ уд̣и’ йа̄н̇а
(125) Пылает Моё сердце днем и ночью и не находит больше покоя. И если бы Я знала, где встречу Кришну, тотчас бы туда улетела».

এই পদ গায় মুকুন্দ মধুর সুস্বরে ৷
শুনিয়া প্রভুর চিত্ত হইল কাতরে ॥ ১২৬ ॥

эи пада га̄йа мукунда мадхура сусваре
ш́унийа̄ прабхура читта хаила ка̄таре
(126) Сладчайшим голосом Мукунда пел эту строфу, а сердце у Шри Чайтаньи просто разрывалось.

নির্ব্বেদ, বিষাদ, হর্ষ, চাপল, গর্ব্ব, দৈন্য ৷
প্রভুর সহিত যুদ্ধ করে ভাব-সৈন্য ॥ ১২৭ ॥

нирведа, виш̣а̄да, харш̣а, ча̄пала, гарва, даинйа
прабхура сахита йуддха каре бха̄ва-саинйа
(127) Все экстатические чувства, такие как безнадёжность, безутешность, восторг, а также беспокойство, гордость и покорность, сражались в Нём подобно солдатам на поле битвы.

জর-জর হৈল প্রভু ভাবের প্রহারে ৷
ভূমিতে পড়িল, শ্বাস নাহিক শরীরে ॥ ১২৮ ॥

джара-джара хаила прабху бха̄вера праха̄ре
бхӯмите пад̣ила, ш́ва̄са на̄хика ш́арӣре
(128) Накал этих чувств преобразил всё Его тело. Он рухнул наземь, и Его дыхание почти остановилось.

দেখিয়া চিন্তিত হৈলা যত ভক্তগণ ৷
আচম্বিতে উঠে প্রভু করিয়া গর্জ্জন ॥ ১২৯ ॥

декхийа̄ чинтита хаила̄ йата бхакта-ган̣а
а̄чамбите ут̣хе прабху карийа̄ гарджана
(129) Увидев это, все преданные сильно взволновались. Но вдруг Господь вскочил и громко закричал.

‘বল’ ‘বল’ বলে, নাচে, আনন্দে বিহ্বল ৷
বুঝন না যায় ভাব-তরঙ্গ প্রবল ॥ ১৩০ ॥

‘бала’ ‘бала’ бале, на̄че, а̄нанде вихвала
буджхана на̄ йа̄йа бха̄ва-таран̇га прабала
(130) «Пойте! Пойте!» — восклицал Он, танцуя в ликовании. Никто не мог даже представить всю силу охвативших Его волн духовного блаженства.

নিত্যানন্দ সঙ্গে বুলে প্রভুকে ধরিঞা ৷
আচার্য্য, হরিদাস বুলে পাছে ত’ নাচিঞা ॥ ১৩১ ॥

нитйа̄нанда сан̇ге буле прабхуке дхарин̃а̄
а̄ча̄рйа, харида̄са буле па̄чхе та’ на̄чин̃а̄
(131) Нитьянанда постоянно поддерживал Господа, а Адвайта с Харидасом танцевали позади.

এইমত প্রহরেক নাচে প্রভু রঙ্গে ৷
কভু হর্ষ, কভু বিষাদ, ভাবের তরঙ্গে ॥ ১৩২ ॥

эи мата прахарека на̄че прабху ран̇ге
кабху харш̣а, кабху виш̣а̄да, бха̄вера таран̇ге
(132) Шри Чайтанья танцевал так три часа. И волны этого духовного блаженства проявлялись по разному, порой как подавленность, а порой как ликование.

তিন দিন উপবাসে করিয়া ভোজন ৷
উদ্দণ্ড-নৃত্যেতে প্রভুর হৈল পরিশ্রম ॥ ১৩৩ ॥

тина дина упава̄се карийа̄ бходжана
уддан̣д̣а-нр̣тйете прабхура хаила париш́рама
(133) Три дня поста, затем обильный пир, а после долгий танец и прыжки немного утомили Шри Чайтанью.

তবু ত’ না জানে শ্রম প্রেমাবিষ্ট হঞা ৷
নিত্যানন্দ মহাপ্রভুকে রাখিল ধরিঞা ॥ ১৩৪ ॥

табу та’ на̄ джа̄не ш́рама према̄виш̣т̣а хан̃а̄
нитйа̄нанда маха̄прабхуке ра̄кхила дхарин̃а̄
(134) Однако, охваченный чувствами божественной любви, Он совершенно не замечал усталости. Тогда Нитьянанда обнял Его, прекратив Его танец.

আচার্য্য-গোসাঞি তবে রাখিল কীর্ত্তন ৷
নানা সেবা করি’ প্রভুকে করাইল শয়ন ॥ ১৩৫ ॥

а̄ча̄рйа-госа̄н̃и табе ра̄кхила кӣртана
на̄на̄ сева̄ кари’ прабхуке кара̄ила ш́айана
(135) Адвайта остановил киртан. Он приготовил ложе для Шри Чайтаньи и совершил множество другого служения Господу.

এইমত দশ দিন ভোজন-কীর্ত্তন ৷
একরূপে করি’ করে প্রভুর সেবন ॥ ১৩৬ ॥

эи мата даш́а дина бходжана-кӣртана
эка-рӯпе кари’ каре прабхура севана
(136) Так Адвайта Ачарья десять дней подряд устраивал пиры и киртаны, непрестанно служа Шри Чайтанье.

প্রভাতে আচার্য্য-রত্ন দোলায় চড়াঞা ৷
ভক্তগণ-সঙ্গে আইলা শচীমাতা লঞা ॥ ১৩৭ ॥

прабха̄те а̄ча̄рйа-ратна дола̄йа чад̣а̄н̃а̄
бхакта-ган̣а-сан̇ге а̄ила̄ ш́ачӣма̄та̄ лан̃а̄
(137) На следующее утро после прихода Махапрабху Чандрашекхар привёз на паланкине матушку Шачи. С ними также прибыло много других преданных.

নদীয়া-নগরের লোক — স্ত্রী-বালক-বৃদ্ধ ৷
সব লোক আইলা, হৈল সংঘট্ট সমৃদ্ধ ॥ ১৩৮ ॥

надӣйа̄-нагарера лока — стрӣ-ба̄лака-вр̣ддха
саба лока а̄ила̄, хаила сан̇гхат̣т̣а самр̣ддха
(138) Из Надии пришло множество людей, включая стариков, детей и женщин. И их число постоянно росло.

প্রাতঃকৃত্য করি’ করে নাম-সঙ্কীর্ত্তন ৷
শচীমাতা লঞা আইলা অদ্বৈত-ভবন ॥ ১৩৯ ॥

пра̄тах̣-кр̣тйа кари’ каре на̄ма-сан̇кӣртана
ш́ачӣма̄та̄ лан̃а̄ а̄ила̄ адваита-бхавана
(139) И поутру, когда Шри Чайтанья после омовения воспевал святое имя Кришны, в дом Адвайты прибыла матушка Шачи.

শচী-আগে পড়িলা প্রভু দণ্ডবৎ হঞা ৷
কান্দিতে লাগিলা শচী কোলে উঠাইঞা ॥ ১৪০ ॥

ш́ачӣ-а̄ге пад̣ила̄ прабху дан̣д̣ават хан̃а̄
ка̄ндите ла̄гила̄ ш́ачӣ коле ут̣ха̄ин̃а̄
(140) Господь упал перед ней в дандавате. Матушка Шачи положила Его голову себе на колени и разрыдалась.

দোঁহার দর্শনে দুঁহে হইলা বিহ্বল ৷
কেশ না দেখিয়া শচী হইলা বিকল ॥ ১৪১ ॥

до̐ха̄ра дарш́ане ду̐хе хаила̄ вихвала
кеш́а на̄ декхийа̄ ш́ачӣ хаила̄ викала
(141) Встреча потрясла их обоих. Увидев гладко выбритую голову своего сына, Шачимата пришла в сильное волнение.

অঙ্গ মুছে, মুখ চুম্বে, করে নিরীক্ষণ ৷
দেখিতে না পায়, — অশ্রু ভরিল নয়ন ॥ ১৪২ ॥

ан̇га мучхе, мукха чумбе, каре нирӣкш̣ан̣а
декхите на̄ па̄йа, — аш́ру бхарила найана
(142) С великою любовью она поглаживала сына, целовала Его лицо. Пыталась рассмотреть Его, но слезы застилали ей глаза.

কান্দিয়া কহেন শচী, বাছারে নিমাঞি ৷
বিশ্বরূপ-সম না করিহ নিঠুরাই ॥ ১৪৩ ॥

ка̄ндийа̄ кахена ш́ачӣ, ба̄чха̄ре нима̄н̃и
виш́варӯпа-сама на̄ кариха нит̣хура̄и
(143) Рыдая, Шачи причитала: «Мой дорогой сыночек, Нимай! Не становись таким же жестоким, как Вишварупа, Твой старший брат.

সন্ন্যাসী হইয়া পুনঃ না দিল দরশন ৷
তুমি তৈছে কৈলে মোর হইবে মরণ ॥ ১৪৪ ॥

саннйа̄сӣ хаийа̄ пунах̣ на̄ дила дараш́ана
туми таичхе каиле мора хаибе маран̣а
(144) Я не видела его с тех пор, как он принял санньясу. Ты убьёшь меня, если поступишь так же».

কান্দিয়া বলেন প্রভু, শুন, মোর আই ৷
তোমার শরীর এই, মোর কিছু নাই ॥ ১৪৫ ॥

ка̄ндийа̄ балена прабху, ш́уна, мора а̄и
тома̄ра ш́арӣра эи, мора кичху на̄и
(145) Шри Чайтанья ответил со слезами на глазах: «О, матушка Моя, выслушай Меня. Моё тело это всё, что у Меня есть, и оно принадлежит тебе.

তোমার পালিত দেহ, জন্ম তোমা হৈতে ৷
কোটি জন্মে তোমার ঋণ না পারি শোধিতে ॥ ১৪৬ ॥

тома̄ра па̄лита деха, джанма тома̄ хаите
кот̣и джанме тома̄ра р̣н̣а на̄ па̄ри ш́одхите
(146) Оно рождено и взлелеяно тобой. Даже за миллионы рождений Я не смогу выплатить тебе этот долг.

জানি’ বা না জানি’ যদি করিলুঁ সন্ন্যাস ৷
তথাপি তোমারে কভু নহিব উদাস ॥ ১৪৭ ॥

джа̄ни’ ва̄ на̄ джа̄ни’ йади карилу̐ саннйа̄са
татха̄пи тома̄ре кабху нахиба уда̄са
(147) Я никогда не стану равнодушным к тебе, независимо от того, какие цели Я преследовал принятием санньясы.

তুমি যাঁহা কহ, আমি তাঁহাই রহিব ৷
তুমি যেই আজ্ঞা কর, সেই ত’ করিব ॥ ১৪৮ ॥

туми йа̄̐ха̄ каха, а̄ми та̄̐ха̄и рахиба
туми йеи а̄джн̃а̄ кара, сеи та’ кариба
(148) Я останусь жить там, где ты скажешь, и исполню любое твоё пожелание».

এত বলি’ পুনঃ পুনঃ করে নমস্কার ৷
তুষ্ট হঞা আই কোলে করে বার বার ॥ ১৪৯ ॥

эта бали’ пунах̣ пунах̣ каре намаска̄ра
туш̣т̣а хан̃а̄ а̄и коле каре ба̄ра ба̄ра
(149) С этими словами Шри Чайтанья вновь и вновь склонялся перед Своей матерью, а та с глубоким чувством обнимала Его снова и снова.

তবে আই লঞা, আচার্য্য গেলা অভ্যন্তর ৷
ভক্তগণ মিলিতে প্রভু হইলা সত্বর ॥ ১৫০ ॥

табе а̄и лан̃а̄, а̄ча̄рйа гела̄ абхйантара
бхакта-ган̣а милите прабху хаила̄ сатвара
(150) Затем Адвайта отвёл матушку Шачи в дом, а Шри Чайтанья встретился со всеми новоприбывшими преданными.

একে একে মিলিল প্রভু সব ভক্তগণ ৷
সবার মুখ দেখি’ করে দৃঢ় আলিঙ্গন ॥ ১৫১ ॥

эке эке милила прабху саба бхакта-ган̣а
саба̄ра мукха декхи’ каре др̣д̣ха а̄лин̇гана
(151) Он лично приветствовал каждого из преданных, открыто смотрел ему в лицо и нежно обнимал.

কেশ না দেখিয়া ভক্ত যদ্যপি পায় দুঃখ ৷
সৌন্দর্য্য দেখিতে তবু পায় মহাসুখ ॥ ১৫২ ॥

кеш́а на̄ декхийа̄ бхакта йадйапи па̄йа дух̣кха
саундарйа декхите табу па̄йа маха̄-сукха
(152) Вначале все ощутили печаль, не видя длинных локонов Шри Чайтаньи, но весь Его прекрасный облик вскоре наполнил их безграничным счастьем.

শ্রীবাস, রামাই, বিদ্যানিধি, গদাধর ৷
গঙ্গাদাস, বক্রেশ্বর, মুরারি, শুক্লাম্বর ॥ ১৫৩ ॥

ш́рӣва̄са, ра̄ма̄и, видйа̄нидхи, гада̄дхара
ган̇га̄да̄са, вакреш́вара, мура̄ри, ш́укла̄мбара
(153) Там были Шривас, Рамай, Видьянидхи, Гададхар, Гангадас, Вакрешвар, Мурари и Шукламбар.

বুদ্ধিমন্ত খাঁন, নন্দন, শ্রীধর, বিজয় ৷
বাসুদেব, দামোদর, মুকুন্দ, সঞ্জয় ॥ ১৫৪ ॥

буддхиманта кха̄̐на, нандана, ш́рӣдхара, виджайа
ва̄судева, да̄модара, мукунда, сан̃джайа
(154) Буддхиманта Кхан, Нандан, Шридхар, Виджай, Васудэв, Дамодар, Мукунда и Санджай.

কত নাম ল-ইব যত নবদ্বীপ-বাসী ৷
সবারে মিলিলা প্রভু কৃপা-দৃষ্ট্যে হাসি’ ॥ ১৫৫ ॥

ката на̄ма ла-иба йата навадвӣпа-ва̄сӣ
саба̄ре милила̄ прабху кр̣па̄-др̣ш̣т̣йе ха̄си’
(155) Мне не перечесть всех жителей Навадвипы, которых Господь встречал с улыбкой на лице, одаривая всемилостивым взором.

আনন্দে নাচয়ে সবে বলি’ ‘হরি’ ‘হরি’ ৷
আচার্য্য-মন্দির হৈল শ্রীবৈকুণ্ঠপুরী ॥ ১৫৬ ॥

а̄нанде на̄чайе сабе бали’ ‘хари’ ‘хари’
а̄ча̄рйа-мандира хаила ш́рӣ-ваикун̣т̣ха-пурӣ
(156) Все танцевали в ликовании, восклицая «Хари! Хари!» Воистину, дом Адвайты стал подобен Вайкунтхе.

যত লোক আইল মহাপ্রভুকে দেখিতে ৷
নানা-গ্রাম হৈতে, আর নবদ্বীপ হৈতে ॥ ১৫৭ ॥

йата лока а̄ила маха̄прабхуке декхите
на̄на̄-гра̄ма хаите, а̄ра навадвӣпа хаите
(157) Чтобы увидеть Шри Чайтанью люди пришли из Навадвипы и многих других деревень.

সবাকারে বাসা দিল ভক্ষ্য অন্নপান ৷
বহু-দিন আচার্য্য-গোসাঞি কৈল সমাধান ॥ ১৫৮ ॥

саба̄ка̄ре ва̄са̄ дила бхакш̣йа анна-па̄на
баху-дина а̄ча̄рйа-госа̄н̃и каила сама̄дха̄на
(158) И всем им Адвайта Ачарья предоставил жильё и пищу на много дней.

আচার্য্য-গোসাঞির ভাণ্ডার — অক্ষয়, অব্যয় ৷
যত দ্রব্য ব্যয় করে তত দ্রব্য হয় ॥ ১৫৯ ॥

а̄ча̄рйа-госа̄н̃ира бха̄н̣д̣а̄ра — акш̣айа, авйайа
йата дравйа вйайа каре тата дравйа хайа
(159) Неистощимы были Его запасы. Как только Он что-то тратил, это сразу же восполнялось.

সেই দিন হৈতে শচী করেন রন্ধন ৷
ভক্তগণ লঞা প্রভু করেন ভোজন ॥ ১৬০ ॥

сеи дина хаите ш́ачӣ карена рандхана
бхакта-ган̣а лан̃а̄ прабху карена бходжана
(160) С того дня матушка Шачи стала готовить для Шри Чайтаньи и всех Его спутников.

দিনে আচার্য্যের প্রীতি — প্রভুর দর্শন ৷
রাত্রে লোক দেখে প্রভুর নর্ত্তন-কীর্ত্তন ॥ ১৬১ ॥

дине а̄ча̄рйера прӣти — прабхура дарш́ана
ра̄тре лока декхе прабхура нартана-кӣртана
(161) Днём люди могли видеть Махапрабху и ощущать нежную заботу Адвайты, а ночью созерцали пение и танец Господа.

কীর্ত্তন করিতে প্রভুর সর্ব্বভাবোদয় ৷
স্তম্ভ, কম্প, পুলকাশ্রু, গদ্গদ, প্রলয় ॥ ১৬২ ॥

кӣртана карите прабхура сарва-бха̄водайа
стамбха, кампа, пулака̄ш́ру, гадгада, пралайа
(162) Во время киртана Шри Чайтанья проявлял все признаки духовного транса, такие как оцепенение, трепет, вставшие на теле волосы, дрожащий голос, опустошение и потоки слёз.

ক্ষণে ক্ষণে পড়ে প্রভু আছাড় খাঞা ৷
দেখি’ শচীমাতা কহে রোদন করিয়া ॥ ১৬৩ ॥

кш̣ан̣е кш̣ан̣е пад̣е прабху а̄чха̄д̣а кха̄н̃а̄
декхи’ ш́ачӣма̄та̄ кахе родана карийа̄
(163) Господь то и дело спотыкался и падал на землю. Шачимата не могла смотреть на это без слёз.

চূর্ণ হৈল, হেন বাসোঁ নিমাঞি-কলেবর ৷
হাহা করি’ বিষ্ণু-পাশে মাগে এই বর ॥ ১৬৪ ॥

чӯрн̣а хаила, хена ва̄сон̇ нима̄н̃и-калевара
ха̄-ха̄ кари’ виш̣н̣у-па̄ш́е ма̄ге эи вара
(164) Боясь, что Он может разбиться или пораниться, она молила Господа Вишну о благословении:

বাল্যকাল হৈতে তোমার যে কৈলুঁ সেবন ৷
তার প্রতিফল মোরে দেহ’, নারায়ণ ॥ ১৬৫ ॥

ба̄лйа-ка̄ла хаите тома̄ра йе каилу̐ севана
та̄ра прати пхала море деха’, на̄ра̄йан̣а
(165) «О, Нарайяна! Я с детства каждый свой поступок и каждое деяние свершала как служение Тебе. Прошу, исполни мою просьбу.

যে কালে নিমাঞি পড়ে ধরণী-উপরে ৷
ব্যথা যেন নাহি লাগে নিমাঞি-শরীরে ॥ ১৬৬ ॥

йе ка̄ле нима̄н̃и пад̣е дхаран̣ӣ-упаре
вйатха̄ йена на̄хи ла̄ге нима̄н̃и-ш́арӣре
(166) Каждый раз, когда мой Нимай падает на землю, пускай Он совсем не чувствует боли».

এইমত শচীদেবী বাৎসল্যে বিহ্বল ৷
হর্ষ-ভয়-দৈন্যভাবে হইল বিকল ॥ ১৬৭ ॥

эи мата ш́ачӣдевӣ ва̄тсалйе вихвала
харш̣а-бхайа-даинйа-бха̄ве хаила викала
(167) Так матушка Шачи, переполненная чувством родительской любви, испытывала одновременно счастье, страх и смирение.

শ্রীবাসাদি যত প্রভুর বিপ্র ভক্তগণ ৷
প্রভুকে ভিক্ষা দিতে হৈল সবাকার মন ॥ ১৬৮ ॥

ш́рӣва̄са̄ди йата прабхура випра бхакта-ган̣а
прабхуке бхикш̣а̄ дите хаила саба̄ка̄ра мана
(168) Все преданные-брахманы, во главе с Шривасом, тоже хотели пригласить к себе на обед Шри Чайтанью.

শুনি’ শচী সবাকারে করিল মিনতি ৷
নিমাঞির দরশন আর মুঞি পাব কতি ॥ ১৬৯ ॥

ш́уни’ ш́ачӣ саба̄ка̄ре карила минати
нима̄н̃ира дараш́ана а̄ра мун̃и па̄ба кати
(169) Узнав об этих пожеланиях, Шачимата спросила их: «Кто знает, где и когда я снова увижу Нимая?

তোমা-সবা-সনে হবে অন্যত্র মিলন ৷
মুঞি অভাগিনীর মাত্র এই দরশন ॥ ১৭০ ॥

тома̄-саба̄-сане хабе анйатра милана
мун̃и абха̄гинӣра ма̄тра эи дараш́ана
(170) Вы всегда сможете встретиться с Ним в другом месте. Моя же судьба печальна — ведь у меня есть только эта встреча.

যাবৎ আচার্য্যগৃহে নিমাঞির অবস্থান ৷
মুঞি ভিক্ষা দিব, সবাকারে মাগোঁ দান ॥ ১৭১ ॥

йа̄ват а̄ча̄рйа-гр̣хе нима̄н̃ира авастха̄на
мун̃и бхикш̣а̄ диба, саба̄ка̄ре ма̄го̐ да̄на
(171) Поэтому, я всех вас молю, позвольте мне готовить для Нимая, пока Он остаётся в доме Шри Адвайты».

শুনি’ ভক্তগণ কহে করি’ নমস্কার ৷
মাতার যে ইচ্ছা সেই সম্মত সবার ॥ ১৭২ ॥

ш́уни’ бхакта-ган̣а кахе кари’ намаска̄ра
ма̄та̄ра йе иччха̄ сеи саммата саба̄ра
(172) «О, Шачимата, мы согласны с любым твоим желанием» — ответили все преданные с великим почтением.

মাতার ব্যগ্রতা দেখি’ প্রভুর ব্যগ্র মন ৷
ভক্তগণ একত্র করি’ বলিলা বচন ॥ ১৭৩ ॥

ма̄та̄ра вйаграта̄ декхи’ прабхура вйагра мана
бхакта-ган̣а экатра кари’ балила̄ вачана
(173) Стремление Его матушки затронуло сердце Шри Чайтаньи. Он собрал всех преданных и обратился к ним с такими словами:

তোমা-সবার আজ্ঞা বিনা চলিলাম বৃন্দাবন ৷
যাইতে নারিল, বিঘ্ন কৈল নিবর্ত্তন ॥ ১৭৪ ॥

тома̄-саба̄ра а̄джн̃а̄ вина̄ чалила̄ма вр̣нда̄вана
йа̄ите на̄рила, вигхна каила нивартана
(174) «Без вашего дозволения Я пошёл во Вриндаван. Однако по дороге возникли трудности, и Я не смог туда дойти и вернулся.

যদ্যপি সহসা আমি করিয়াছোঁ সন্ন্যাস ৷
তথাপি তোমা-সবা হৈতে নহিব উদাস ॥ ১৭৫ ॥

йадйапи сахаса̄ а̄ми карийа̄чхо̐ саннйа̄са
татха̄пи тома̄-саба̄ хаите нахиба уда̄са
(175) Друзья Мои, хоть Я так внезапно принял санньясу, но к вам Я никогда не стану безразличен.

তোমা-সব না ছাড়িব, যাবৎ আমি জীব’ ৷
মাতারে তাবৎ আমি ছাড়িতে নারিব ॥ ১৭৬ ॥

тома̄-саба на̄ чха̄д̣иба, йа̄ват а̄ми джӣба’
ма̄та̄ре та̄ват а̄ми чха̄д̣ите на̄риба
(176) Покуда Я живу, Я не оставлю никого из вас. И Свою матушку Я тоже никогда не покину.

সন্ন্যাসীর ধর্ম্ম, — নহে সন্ন্যাস করিঞা ৷
নিজ জন্মস্থানে রহে কুটুম্ব লঞা ॥ ১৭৭ ॥

саннйа̄сӣра дхарма, — нахе саннйа̄са карин̃а̄
ниджа джанма-стха̄не рахе кут̣умба лан̃а̄
(177) Но не положено санньяси посещать родных и место своего рождения.

কেহ যেন এই বলি’ না করে নিন্দন ৷
সেই যুক্তি কহ, যাতে রহে দুই ধর্ম্ম ॥ ১৭৮ ॥

кеха йена эи бали’ на̄ каре ниндана
сеи йукти каха, йа̄те рахе дуи дхарма
(178) Поэтому скажите, какое решение Мне принять, чтобы Я смог исполнить эти два вида дхармы и чтобы люди ни в чём не смогли Меня упрекнуть».

শুনিয়া প্রভুর এই মধুর বচন ৷
শচীপাশ আচার্য্যাদি করিল গমন ॥ ১৭৯ ॥

ш́унийа̄ прабхура эи мадхура вачана
ш́ачӣ-па̄ш́а а̄ча̄рйа̄ди карила гамана
(179) Услышав слова Шри Чайтаньи, наполненные огромной любовью, Адвайта и другие преданные пришли к Шачидеви.

প্রভুর নিবেদন তাঁরে সকল কহিল ৷
শুনি’ শচী জগন্মাতা কহিতে লাগিল ॥ ১৮০ ॥

прабхура ниведана та̄̐ре сакала кахила
ш́уни’ ш́ачӣ джаган-ма̄та̄ кахите ла̄гила
(180) Они передали ей просьбу Господа. И так ответила им Шачи, Мать вселенной:

তেঁহো যদি ইহাঁ রহে, তবে মোর সুখ ৷
তাঁর নিন্দা হয় যদি, তরে মোর দুঃখ ॥ ১৮১ ॥

те̐хо йади иха̄̐ рахе, табе мора сукха
та̄̐ра нинда̄ хайа йади, таре мора дух̣кха
(181) «Оставшись здесь, Он сделает меня счастливой. Но если Его будут порицать, то я стану несчастной.

তাতে এই যুক্তি ভাল, মোর মনে লয় ৷
নীলাচলে রহে যদি দুই কার্য্য হয় ॥ ১৮২ ॥

та̄те эи йукти бха̄ла, мора мане лайа
нӣла̄чале рахе йади дуи ка̄рйа хайа
(182) Поэтому у меня появилась прекрасная идея. Пускай Он поселится в Джаганнатха Пури. Так Он одновременно достигнет обе цели.

নীলাচলে-নবদ্বীপে যেন দুই ঘর ৷
লোক-গতাগতি-বার্ত্তা পাব নিরন্তর ॥ ১৮৩ ॥

нӣла̄чале-навадвӣпе йена дуи гхара
лока-гата̄гати-ва̄рта̄ па̄ба нирантара
(183) Навадвипа тесно связана с Джаганнатха Пури. Люди постоянно ходят туда и обратно, и так я буду постоянно в курсе всех свежих новостей.

তুমি সব করিতে পার গমনাগমন ৷
গঙ্গা-স্নানে কভু হবে তাঁর আগমন ॥ ১৮৪ ॥

туми саба карите па̄ра гамана̄гамана
ган̇га̄-сна̄не кабху хабе та̄̐ра а̄гамана
(184) Вы сможете легко ходить туда, а иногда и Он придёт омыться в Ганге.

আপনার দুঃখ-সুখ তাহা নাহি গণি ৷
তাঁর যেই সুখ, তাহা নিজ-সুখ মানি ॥ ১৮৫ ॥

а̄пана̄ра дух̣кха-сукха та̄ха̄ на̄хи ган̣и
та̄̐ра йеи сукха, та̄ха̄ ниджа-сукха ма̄ни
(185) Мне совершенно не важно, буду ли я счастлива или нет. Но то, что Ему принесёт счастье, дарует счастье и мне».

শুনি’ ভক্তগণ তাঁরে করিল স্তবন ৷
বেদ-আজ্ঞা যৈছে, মাতা, তোমার বচন ॥ ১৮৬ ॥

ш́уни’ бхакта-ган̣а та̄̐ре карила ставана
веда-а̄джн̃а̄ йаичхе, ма̄та̄, тома̄ра вачана
(186) Все преданные стали славить её: «О, матушка, твои слова — словно заповеди Вед; нарушить их нельзя».

প্রভু-আগে ভক্তগণ কহিতে লাগিল ৷
শুনিয়া প্রভুর মনে আনন্দ হইল ॥ ১৮৭ ॥

прабху-а̄ге бхакта-ган̣а кахите ла̄гила
ш́унийа̄ прабхура мане а̄нанда хаила
(187) Когда преданные передали Господу её слова, Он ощутил огромную радость.

নবদ্বীপ-বাসী আদি যত ভক্তগণ ৷
সবারে সম্মান করি’ বলিলা বচন ॥ ১৮৮ ॥

навадвӣпа-ва̄сӣ а̄ди йата бхакта-ган̣а
саба̄ре самма̄на кари’ балила̄ вачана
(188) Он выразил почтение всем преданным Навадвипы и других селений, а затем обратился к ним такими словами:

তুমি-সব লোক — মোর পরম বান্ধব ৷
এই ভিক্ষা মাগোঁ — মোরে দেহ’ তুমি-সব ॥ ১৮৯ ॥

туми-саба лока — мора парама ба̄ндхава
эи бхикш̣а̄ ма̄го̐ — море деха’ туми-саба
(189) «Все вы — Мои дорогие и близкие друзья. Прошу вас, обещайте исполнить одну Мою просьбу.

ঘরে যাঞা কর সদা কৃষ্ণসঙ্কীর্ত্তন ৷
কৃষ্ণনাম, কৃষ্ণকথা, কৃষ্ণ-আরাধন ॥ ১৯০ ॥

гхаре йа̄н̃а̄ кара сада̄ кр̣ш̣н̣а-сан̇кӣртана
кр̣ш̣н̣а-на̄ма, кр̣ш̣н̣а-катха̄, кр̣ш̣н̣а-а̄ра̄дхана
(190) Придя домой, всегда совершайте Кришна-санкиртану. Воспевайте имя Кришны, говорите о Нём и поклоняйтесь Ему.

আজ্ঞা দেহ নীলাচলে করিয়ে গমন ৷
মধ্যে মধ্যে আসি’ তোমায় দিব দরশন ॥ ১৯১ ॥

а̄джн̃а̄ деха нӣла̄чале карийе гамана
мадхйе мадхйе а̄си’ тома̄йа диба дараш́ана
(191) Теперь позвольте Мне пойти в Джаганнатха Пури. Я непременно буду возвращаться сюда, чтобы увидеться со всеми вами».

এত বলি’ সবাকারে ঈষৎ হাসিঞা ৷
বিদায় করিল প্রভু সম্মান করিঞা ॥ ১৯২ ॥

эта бали’ саба̄ка̄ре ӣш̣ат ха̄син̃а̄
вида̄йа карила прабху самма̄на карин̃а̄
(192) Так Шри Чайтанья, нежно улыбаясь, с почтением попрощался со всеми.

সবা বিদায় দিয়া প্রভু চলিতে কৈল মন ৷
হরিদাস কান্দি’ কহে করুণ বচন ॥ ১৯৩ ॥

саба̄ вида̄йа дийа̄ прабху чалите каила мана
харида̄са ка̄нди’ кахе карун̣а вачана
(193) Простившись с преданными, Шри Чайтанья стал собираться в дорогу. Но тут со слезами на глазах взмолился Тхакур Харидас:

নীলাচলে যাবে তুমি, মোর কোন্ গতি ৷
নীলাচলে যাইতে মোর নাহিক শকতি ॥ ১৯৪ ॥

нӣла̄чале йа̄бе туми, мора кон гати
нӣла̄чале йа̄ите мора на̄хика ш́акати
(194) «Ты уходишь в Пури, но что делать тогда Мне? Я не могу пойти туда вместе с Тобой.

মুঞি অধম না পাইয়া তোমার দরশন ৷
কেমতে ধরিব এই পাপিষ্ঠ জীবন ॥ ১৯৫ ॥

мун̃и адхама на̄ па̄ийа̄ тома̄ра дараш́ана
кемате дхариба эи па̄пиш̣т̣ха джӣвана
(195) Я не смогу видеть Тебя там, ведь я — нижайший из людей. Как же я буду тогда поддерживать свою греховную жизнь?»

প্রভু কহে, — কর তুমি দৈন্য সম্বরণ ৷
তোমার দৈন্যেতে মোর ব্যাকুল হয় মন ॥ ১৯৬ ॥

прабху кахе, — кара туми даинйа самваран̣а
тома̄ра даинйете мора вйа̄кула хайа мана
(196) «Прошу, оставь своё смирение, — ответил Господь. — Твоя покорность разрывает Мне сердце.

তোমা লাগি’ জগন্নাথে করিব নিবেদন ৷
তোমা লঞা যাব আমি শ্রীপুরুষোত্তম ॥ ১৯৭ ॥

тома̄ ла̄ги’ джаганна̄тхе кариба ниведана
тома̄ лан̃а̄ йа̄ба а̄ми ш́рӣ-пуруш̣оттама
(197) Я заберу тебя с Собой в Джаганнатха Пури и буду молиться за тебя перед Господом Джаганнатхом».

তবে ত’ আচার্য্য কহে বিনয় করিঞা ৷
দিন দুই-চারি রহ কৃপা ত’ করিঞা ॥ ১৯৮ ॥

табе та’ а̄ча̄рйа кахе винайа карин̃а̄
дина дуи-ча̄ри раха кр̣па̄ та’ карин̃а̄
(198) Затем Адвайта обратился с огромным почтением к Шри Чайтанье: «Прошу, милостиво останься у Меня ещё на несколько дней».

আচার্য্যের বাক্য প্রভু না করে লঙ্ঘন ৷
রহিলা অদ্বৈত-গৃহে, না কৈল গমন ॥ ১৯৯ ॥

а̄ча̄рйера ва̄кйа прабху на̄ каре лан̇гхана
рахила̄ адваита-гр̣хе, на̄ каила гамана
(199) Шри Чайтанья согласился с просьбой Адвайты и ещё ненадолго остался в Его доме.

আনন্দিত হৈল আচার্য্য, শচী, ভক্ত, সব ৷
প্রতিদিন করে আচার্য্য মহা-মহোৎসব ॥ ২০০ ॥

а̄нандита хаила а̄ча̄рйа, ш́ачӣ, бхакта, саба
прати-дина каре а̄ча̄рйа маха̄-махотсава
(200) Адвайта Ачарья, Шачимата и все преданные несказанно обрадовались. Каждый день Адвайта устраивал большой праздник.

দিনে কৃষ্ণ-কথা-রস ভক্তগণ-সঙ্গে ৷
রাত্রে মহা-মহোৎসব সঙ্কীর্ত্তন-রঙ্গে ॥ ২০১ ॥

дине кр̣ш̣н̣а-катха̄-раса бхакта-ган̣а-сан̇ге
ра̄тре маха̄-махотсава сан̇кӣртана-ран̇ге
(201) Днём преданные вкушали сладость бесед о Кришне, а ночью устраивали великий праздник санкиртаны.

আনন্দিত হঞা শচী করেন রন্ধন ৷
সুখে ভোজন করে প্রভু লঞা ভক্তগণ ॥ ২০২ ॥

а̄нандита хан̃а̄ ш́ачӣ карена рандхана
сукхе бходжана каре прабху лан̃а̄ бхакта-ган̣а
(202) В блаженстве матушка Шачи готовила на кухне, а Шри Чайтанья счастливо вкушал этот прасад вместе с преданными.

আচার্য্যের শ্রদ্ধা-ভক্তি, গৃহ-সম্পদ্-ধনে ৷
সকল সফল হৈল প্রভুর আরাধনে ॥ ২০৩ ॥

а̄ча̄рйера ш́раддха̄-бхакти, гр̣ха-сампад-дхане
сакала сапхала хаила прабхура а̄ра̄дхане
(203) Всё, чем обладал Адвайта, Он посвятил служению Шри Чайтанье — святую веру, преданность, дом и все Свои богатства.

শচীর আনন্দ বাড়ে দেখি’ পুত্ত্রমুখ ৷
ভোজন করাঞা পূর্ণ কৈল নিজসুখ ॥ ২০৪ ॥

ш́ачӣра а̄нанда ба̄д̣е декхи’ путра-мукха
бходжана кара̄н̃а̄ пӯрн̣а каила ниджа-сукха
(204) Блаженство Шачиматы возрастало день ото дня. Готовя для своего сына и видя Его прекрасное лицо, она ощущала безграничное счастье.

এইমত অদ্বৈত-গৃহে ভক্তগণ মিলে ৷
বঞ্চিলা কতদিন মহা-কুতূহলে ॥ ২০৫ ॥

эи мата адваита-гр̣хе бхакта-ган̣а миле
ван̃чила̄ ката дина маха̄-кутӯхале
(205) Так преданные провели ещё несколько дней в доме Шри Адвайты, наполненные атмосферой величайшего празднества.

আর দিন প্রভু কহে সব ভক্তগণে ৷
নিজ-নিজ-গৃহে সবে করহ গমনে ॥ ২০৬ ॥

а̄ра дина прабху кахе саба бхакта-ган̣е
ниджа-ниджа-гр̣хе сабе караха гамане
(206) Затем Шри Чайтанья обратился ко всем преданным: «Прошу вас, возвращайтесь по домам».

ঘরে গিয়া কর সবে কৃষ্ণসঙ্কীর্ত্তন ৷
পুনরপি আমা-সঙ্গে হইবে মিলন ॥ ২০৭ ॥

гхаре гийа̄ кара сабе кр̣ш̣н̣а-сан̇кӣртана
пунарапи а̄ма̄-сан̇ге ха-ибе милана
(207) А дома совершайте все вместе Шри Кришна-санкиртану. И вскоре мы обязательно встретимся снова.

কভু বা তোমরা করিবে নীলাদ্রি গমন ৷
কভু বা আসিব আমি করিতে গঙ্গাস্নান ॥ ২০৮ ॥

кабху ва̄ томара̄ карибе нӣла̄дри гамана
кабху ва̄ а̄сиба а̄ми карите ган̇га̄-сна̄на
(208) Порой вы будете приходить в Джаганнатха Пури, или же Я приду омыться в Ганге».

নিত্যানন্দ-গোসাঞি, পণ্ডিত জগদানন্দ ৷
দামোদর পণ্ডিত, আর দত্ত মুকুন্দ ॥ ২০৯ ॥

нитйа̄нанда-госа̄н̃и, пан̣д̣ита джагада̄нанда
да̄модара пан̣д̣ита, а̄ра датта мукунда
(209) Нитьянанда, Джагадананда Пандит, Дамодар Пандит и Мукунда Датта.

এই চারি জন, আচার্য্য দিল প্রভু সনে ৷
জননী প্রবোধ করি’ বন্দিল চরণে ॥ ২১০ ॥

эи ча̄ри джана, а̄ча̄рйа дила прабху сане
джананӣ прабодха кари’ вандила чаран̣е
(210) Шри Адвайта попросил этих четверых сопровождать Господа Чайтанью в Пури. Махапрабху успокоил Свою матушку и вознёс молитвы её стопам.

তাঁরে প্রদক্ষিণ করি’ করিল গমন ৷
এথা আচার্য্যের ঘরে উঠিল ক্রন্দন ॥ ২১১ ॥

та̄̐ре прадакш̣ин̣а кари’ карила гамана
этха̄ а̄ча̄рйера гхаре ут̣хила крандана
(211) Затем Он с почтением обошёл вокруг неё и ушёл, а дом Адвайты наполнился плачем.

নিরপেক্ষ হঞা প্রভু শীঘ্র চলিলা ৷
কান্দিতে কান্দিতে আচার্য্য পশ্চাৎ চলিলা ॥ ২১২ ॥

нирапекш̣а хан̃а̄ прабху ш́ӣгхра чалила̄
ка̄ндите ка̄ндите а̄ча̄рйа паш́ча̄т чалила̄
(212) Господь быстро и непреклонно удалялся, а Шри Адвайта шёл следом и плакал.

কতদূর গিয়া প্রভু করি’ যোড়হাত ৷
আচার্য্যে প্রবোধি’ কহে কিছু মিষ্ট বাত ॥ ২১৩ ॥

ката дӯра гийа̄ прабху кари’ йод̣а ха̄та
а̄ча̄рйе прабодхи’ кахе кичху миш̣т̣а ба̄та
(213) Через некоторое время Махапрабху остановился и со сложенными ладонями обратился к Шри Адвайте нежными и утешительными словами:

জননী প্রবোধি’, কর ভক্ত-সমাধান ৷
তুমি ব্যগ্র হৈলে কারো না রহিবে প্রাণ ॥ ২১৪ ॥

джананӣ прабодхи’, кара бхакта-сама̄дха̄на
туми вйагра хаиле ка̄ро на̄ рахибе пра̄н̣а
(214) «Прошу Тебя, вернись и успокой Мою матушку, а также всех преданных. Ведь если Ты не сможешь держать Себя в руках, то как же тогда остальные смогут жить дальше?»

এত বলি’ প্রভু তাঁরে করি’ আলিঙ্গন ৷
নিবৃত্তি করিয়া কৈল স্বচ্ছন্দ গমন ॥ ২১৫ ॥

эта бали’ прабху та̄̐ре кари’ а̄лин̇гана
нивр̣тти карийа̄ каила сваччханда гамана
(215) Сказав это, Шри Чайтанья обнял Адвайту. Запретив Ачарье идти за Собой, Он радостно продолжил Свой путь.

গঙ্গাতীরে-তীরে প্রভু চারিজন-সাথে ৷
নীলাদ্রি চলিলা প্রভু ছত্রভোগ-পথে ॥ ২১৬ ॥

ган̇га̄-тӣре-тӣре прабху ча̄ри-джана-са̄тхе
нӣла̄дри чалила̄ прабху чхатрабхога-патхе
(216) Так, по дороге через Чхатрабхогу, Господь направил Свои стопы вдоль берегов священной Ганги в Джаганнатха Пури.

‘চৈতন্যমঙ্গলে’ প্রভুর নীলাদ্রি-গমন ৷
বিস্তারি বর্ণিয়াছেন দাস-বৃন্দাবন ॥ ২১৭ ॥

‘чаитанйа-ман̇гале’ прабхура нӣла̄дри-гамана
виста̄ри варн̣ийа̄чхена да̄са-вр̣нда̄вана
(217) Вриндаван дас Тхакур в своей «Шри Чайтанья-Бхагавате» уже подробно описал путешествие Господа Шри Чайтаньи Махапрабху в Джаганнатха Пури.

[*][c grey ][m1][sup]Первоначальное название «Шри Чайтанья-Бхагаваты» — «Шри Чайтанья-мангала».

অদ্বৈত-গৃহে প্রভুর বিলাস শুনে যেই জন ৷
অচিরে মিলয়ে তাঁরে কৃষ্ণপ্রেম-ধন ॥ ২১৮ ॥

адваита-гр̣хе прабхура вила̄са ш́уне йеи джана
ачире милайе та̄̐ре кр̣ш̣н̣а-према-дхана
(218) Любой, кто с преданностью слушает об этих играх Шри Чайтаньи в доме Адвайты Ачарьи, очень быстро обретёт бесценное сокровище любви к Шри Кришне.

শ্রীরূপ-রঘুনাথ-পদে যার আশ ৷
চৈতন্যচরিতামৃত কহে কৃষ্ণদাস ॥ ২১৯ ॥

ш́рӣ рӯпа-рагхуна̄тха-паде йа̄ра а̄ш́а
чаитанйа-чарита̄мр̣та кахе кр̣ш̣н̣ада̄са
(219) Молясь о милости у стоп Шри Рупы и Шри Рагхунатхи, я, Кришнадас, рассказываю эту “Шри Чайтанья-чаритамриту”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.