«Шри Чайтанья-чаритамрита», Антья-5-poetry, Рамананда Рай наставляет Прадьюмну Мишру

Вернуться к Содержанию

Искусан я червями эгоизма
и множества мирских желаний.
А моё сердце полностью покрыто
нарывами от зависти ревнивой.
Поэтому, в смирении безбрежном
без промедления всего себя вручаю
целителю — Чайтанье Махапрабху. (1)
 
Да славится сын Шачи-маты
        Шри Кришна Чайтанья!
Да славится всемилостивый
          Нитьянанда Прабху! (2)
Да славится Адвайтачарья
и преданные Господа Чайтаньи,
такие как Сварупа Дамодар,
              Гададхара Пандит,
Шри Рупа и Санатана Госвами. (3)
 
В один из дней Прадьюмна Мишра,
Чайтанье выразив своё почтенье,
смиренно к Нему с просьбой обратился: (4)
«О Шри Чайтанья! Выслушай меня!
Я падший и порочный семьянин.
Но по своей удаче величайшей
обрёл прибежище у стоп Твоих,
которые увидеть даже — редкая удача. (5)
Во мне горит желание услышать
истории о Кришне, и прошу
будь милостив ко мне сегодня
и расскажи мне что-нибудь о Кришне». (6)
 
Ответил Шри Чайтанья Махапрабху:
«О Кришне Я не знаю ничего.
Но знает Рамананда Рай, поскольку
Я от него Сам слушаю о Кришне. (7)
Сколь велика твоя удача —
желаешь слушать ты о Кришне!
Ступай же и послушай Рамананду. (8)
 
Ты так удачлив, ведь обрёл ты
к беседам о Шри Кришне вкус.
Желание о Кришне слушать
дарует подлинное счастье. (9)
“Вся деятельность человека,
что соответствует его природе,
всего лишь бесполезный труд,
если она не пробуждает в нём
вкус к слушанью о славе Бога”». (10)
        (Шримад-Бхагаватам, 1.2.8)
 
И после этих слов Прадьюмна Мишра
отправился в дом Рамананды Райя.
Слуга, что его встретил в доме,
любезно преложил ему присесть. (11)
Прождав немного, Мишра обратился
к слуге с вопросом, и тот рассказал
чем сейчас занят Рамананда Райя: (12)
 
«К нему пришли две танцовщицы
поистине небесной красоты.
Хотя они в расцвете юности, но всё же
они очень искусны в пении и танце. (13)
Шри Рамананда Рай увёл их в сад,
и там, в уединённом месте,
под песни из написанной им пьесы
он танцевать их учит лично. (14)
Здесь посидите и немного подождите.
Вернётся в дом он очень скоро,
и будет полностью к услугам вашим». (15)
 
Пока сидел и ждал Прадьюмна Мишра,
Шри Рамананда время проводил
наедине с двумя красавицами теми. (16)
Он массажировал их с маслом
и омывал тела их чистою водою.
Он лично мыл их с ног до головы. (17)
Собственноручно Рамананда Рай
их наряжал и украшал искусно.
Однако его ум при этом
невозмутимым постоянно оставался. (18)
Он к юным танцовщицам прикасался
как если б это было дерево иль камень.
На тело и на ум его
          это нисколько не влияло. (19)
 
Он ощущал себя служанкой гопи Враджа
и совершал служение в своём
естественном духовном чувстве
(тех дев пастушками Вриндавана считая). (20)
Почти непостижима слава и величье
всех спутников Чайтаньи Махапрабху.
А в Рамананде Райе мы находим
предел любви и преданности Кришне. (21)
 
Тех девушек учил Шри Рамананда
как танцем и актерскою игрою
передавать глубинный смысл его поэмы. (22)
Учил он их как мимикой, движеньем глаз
и своим танцем выражать на сцене
все чувства экстатической любви,
а также всплески эмоционального волненья,
в которых нет ни толики мирского отношенья. (23)
Присущим женщинам движеньям,
которым научил их Рамананда,
те девушки изображали в танце
пред Господом Шри Джаганнатхом
чистой любви возвышенные чувства. (24)
 
А после репетиции Шри Рамананда
кормил тех девушек прасадом
и в тайне отправлял их по домам. (25)
Он каждый день учил их танцу.
Но кто способен подлинно понять
величие ума и сердца Рамананды? (26)
Когда слуга сказал Шри Рамананде,
что его ждёт Прадьюмна Мишра,
тот поспешил к нему на встречу. (27)
 
С почтением он поклонился
Прадьюмне Мишре, а затем
к нему смиренно обратился: (28)
«О, господин! Вы уже долго меня ждёте.
Никто мне не сказал об этом.
Тем самым я нанёс невольно
вам оскорбление большое. (29)
Своим приходом вы очистили мой дом.
Я ваш слуга. Теперь, прошу, скажите,
что сделать я для вас могу». (30)
 
Ему ответил так Прадьюмна Мишра:
«Пришёл увидеться я с вами.
Теперь же, после нашей встречи
я чувствую, что чище стало моё сердце». (31)
Из-за того, что было уже поздно,
Прадьюмна Мишра больше ничего
Шри Рамананде Райю не ответил.
Простившись, он к себе домой вернулся. (32)
На следующий день пришёл он
опять к Чайтанье Махапрабху.
Спросил его Господь: «О Мишра!
О Кришне слушал ты от Рамананды?» (33)
 
Тогда Прадьюмна Мишра рассказал
о том, чем занят был Шри Рамананда.
Ему на это так ответил Шри Чайтанья: (34)
«Считаю Я Себя монахом отрешённым.
Однако даже женщину не видя,
а просто имя женское заслышав,
Мой ум и тело в возбуждение приходят.
Разве способен кто-то сохранять
при виде женщины невозмутимость? (35–36)
Послушай же о качествах Шри Рамананды.
Они столь бесподобны и чудесны,
что тем, кто не способны их понять,
рассказывать о них не стоит. (37)
 
Юны те танцовщицы и красивы,
и Рамананда Рай собственноручно
массирует тела их с маслом. (38)
Он моет, наряжает их и украшает.
При этом видит и касается невольно
интимных частей тела этих дев. (39)
Хотя Шри Рамананда учит их
как выражать различные
      любовные эмоции и состоянья,
но, несмотря на это, его ум
невозмутимым и спокойным остаётся. (40)
И даже прикасаясь к девам юным
невозмутимым остаётся его ум и тело,
словно они из дерева иль камня.
Непостижимо это и чудесно! (41)
 
Так поступать один лишь
                  Рамананда может.
Всё это помогает Мне понять,
что его тело только кажется мирским.
На самом деле оно полностью духовно. (42)
Однако состояние его ума и сердца
понять один лишь Рамананда может.
Никто другой на это не способен. (43)
Но у Меня одно предположенье есть
согласно утверждениям писаний.
Прямое подтверждение Моей догадки
можно найти в “Шримад-Бхагаватам”. (44)
 
Когда с глубокой верой человек
читает, слушает и говорит об играх
Шри Кришны и пастушек Враджа,
таких как бесподобный Раса-танец,
он постепенно избавляется от вожделенья,
что как болезнь терзала его сердце.
Когда же это возбуждение ума,
что возникает из-за гун природы,
его всецело покидает, он тогда
становится, воистину, невозмутимым. (45–46)
В самосияющей любви к Шри Кришне
он раскрывает вкус мадхура-расы,
самых сладчайших отношений с Богом,
и непрестанно наслаждается блаженством
нектарных разговоров о Шри Кришне. (47)
 
“Мудрец, что чувства обуздал свои
и с верой слушает (от истинного Гуру)
об играх Кришны и пастушек Враджа,
и пересказывает славу их другим,
быстро избавится от хвори в сердце,
что проявляется как вожделенье,
и, вместе с этим, вскоре обретает
любовь беспримесную к Богу”. (48)
      (Шримад-Бхагаватам, 10.33.39)
Кто с верой слушает о сокровенном
и всем достойным эту славу открывает,
кто чистою любовью преисполнен
и служит Господу и днём, и ночью,
тот обретает высший плод любви. (49)
 
Но этот плод, что он вкушает в серце,
столь удивителен и столь прекрасен,
что описать его словами невозможно.
Воистину, тот человек становится
вечно свободной совершенною душою
и Сам Господь его духовным
              телом награждает. (50)
Мы понимаем, что Шри Рамананда
вступил на путь
        любви спонтанной к Богу,
что выше всех законов или правил.
Всё его тело полностью духовно.
Поэтому и ум его превыше Майи. (51)
 
Я Сам о Кришне слушаю
              от Рамананды Райя.
И если есть в тебе ещё желанье
о Кришне что-нибудь услышать,
то отправляйся снова к Рамананде. (52)
Ты можешь даже на Меня сослаться.
Скажи ему: “Меня Чайтанья к вам направил,
чтобы о Кришне мог от вас послушать”. (53)
Ступай быстрее к Рамананде Райю,
пока ещё он в зале для собраний».
И после этих слов Прадьюмна Мишра
сразу отправился к Шри Рамананде. (54)
 
Когда пришёл он к Рамананде Райю,
тот выразил ему почтенье и спросил:
«Скажи, что сделать для тебя могу я?» (55)
Прадьюмна Мишра так ему ответил:
“Меня направил Шри Чайтанья к вам,
чтобы о Кришне мог от вас послушать”. (56)
 
Услышав это, Рамананда Рай
доволен стал и начал говорить
с чувством безмерной
        радости сердечной: (57)
«Тебя ко мне направил Сам Чайтанья,
чтобы послушать мог ты о Шри Кришне.
Лишь в разговорах о Всевышнем
мы обретаем высочайшую удачу.
Разве возможно стать
    счастливым как-то по другому?» (58)
 
Затем Шри Рамананда усадил
в уединённой комнате
            Прадьюмну Мишру,
и там спросил его: «Какую тему
ты хочешь от меня услышать?» (59)
 
И тот ответил: «Объясни мне,
что ты рассказывал в Видьянагаре. (60)
Ты наставления давал Чайтанье!
Что о других тогда можно сказать.
А я лишь брахман, подаянием живущий,
но ты — мой подлинный хранитель. (61)
Не знаю я, что хорошо, что плохо.
Не понимаю я, что у тебя спросить.
Будь милостив ко мне, невежде,
и расскажи мне то,
      что принесёт мне благо». (62)
 
Так Рамананда стал подробно
являть всю глубину нектарных рас
из океана качеств и деяний Кришны.
И постепенно этот океан разволновался. (63)
Он самому себе вопросы задавал,
и сам же отвечал авторитетно.
Уже обеда время наступило,
но не было конца беседе этой. (64)
Как слушатель, так говорящий
были охвачены любовью к Богу.
Они забыли о себе в этой беседе,
и не заметили, как вечер наступил. (65)
 
Слуга напомнил им,
что день уж завершился.
Только тогда Шри Рамананда
закончил говорить о Кришне. (66)
С почтением глубоким Рамананда
с Прадьюмной Мишрой попрошался.
Воскликнул Мишра: «Я так счастлив!»,
и танцевать стал в ликованьи. (67)
Придя домой, Прадьюмна Мишра
омылся и вкусил прасадам.
Немного позже, тем же днём,
пришёл он к Шри Чайтанье. (68)
 
Он в ликовании склонился
к стопам Чайтаньи Махапрабху.
Спросил его Господь: «О Мишра!
О Кришне ты сегодня слушал?» (69)
Ответил Шри Прадьюмна Мишра:
«Господь, меня Ты осчастливил!
Меня Ты погрузил в нектарный
бескрайний океан деяний Кришны. (70)
Беседы с Рамананда Райем
пересказать никто не может.
Нельзя считать Шри Рамананду
просто обычным человеком.
Он — воплощенье рас духовных
любовной преданности Кришне. (71)
 
Ещё одно сказал мне Рамананда:
“Тебе не стоит полагать, что это я
тебе все эти игры Кришны объясняю. (72)
Чайтанья лично говорит через меня.
Я инструменту струнному подобен.
Он извлекает звуки из меня,
        какие Сам того желает. (73)
Чайтанья проповедует через меня.
Разве способен кто-то в этом мире
эту игру Его чудесную понять?” (74)
 
Теперь я знаю: Кришна — океан
всех рас, иль отношений с Богом.
И это суть того, что я услышал
сегодня от Шри Рамананды Райя.
Ведь даже Брахма и другие боги
понять все эти темы не способны. (75)
Господь! Ты побудил меня испить
нектар священных тем о Кришне.
Отныне я и сердцем, и душою
принадлежу навеки Твоим стопам». (76)
 
Сказал Чайтанья: «Знай, что Рамананда
в смирении своём не знает равных.
Приписывает он свои слова другим. (77)
Природа такова великих душ,
что ощущают постоянно в сердце
любовь и преданность Шри Кришне, —
они сами себя не прославляют». (78)
 
Так я немного лишь затронул
достоинства Шри Рамананды Райя,
что он явил по просьбе Шри Чайтаньи,
дав наставления Прадьюмне Мишре. (79)
Хоть Рамананда был семейным человеком,
он был шести порокам не подвластен.
Хоть продолжал он внешне жить в миру,
но наставлял монахов отрешённых. (80)
 
И чтобы Раманана Рай явил
все эти качества свои святые,
послал Прадьюмну Шри Чайтанья
к нему послушать о Шри Кришне. (81)
Прекрасно знает Шри Чайтанья
как преданных Своих прославить.
Он многими путями проявляет
их трансцендентное величие и славу,
и это достижением Своим считает. (82)
 
У Шри Чайтаньи Махапрабху
есть много скрытых
          качеств и достоинств,
которые порой Он проявляет.
Послушайте, о преданные Бога,
о том, что скрыто у Него на сердце. (83)
Чтобы гордыню уничтожить
надменных богословов и монахов,
Господь Чайтанья учит дхарме
порою через шудр низкорождённых. (84)
Чайтанья проповедовать пришёл
любовь и преданность Шри Кришне,
а также Абсолютной Истины природу.
По воле сладостной Своей Он сделал
рассказчиком Шри Рамананду Райю,
а Сам, вместе с Прадьюмной Мишрой,
его смиренным слушателем стал. (85)
 
Он через Харидаса Тхакура явил
величие святых имён Шри Кришны.
А через Шри Санатана Госвами
раскрыл суть игр преданности Богу. (86)
Явил Он через Шри Рупу Госвами
вриндаванских любовных игр вкус.
Разве способен кто-то описать
все сокровенные деяния Чайтаньи? (87)
Деяния Чайтаньи Махапрабху
нектарному подобны океану,
что может одной каплей затопить
огромную вселенную всю эту. (88)
 
О дорогой читатель! Каждый день
нектаром игр Чайтаньи наслаждайся.
Так ощутишь ты вкус блаженства
божественной любви к Шри Кришне
и знание о преданности Богу. (89)
Так Шри Чайтанья с преданными вместе
учил религии вайшнавов всех людей,
являя Свои удивительные игры. (90)
 
Один бенгальский брахман как-то
составил пьесу о Чайтанье Махапрабху
и прочитать её пришёл к Чайтанье. (91)
Знаком был этот брахман
          с Бхагаван Ачарией.
И встретившись с ним в Пури,
он поселился дома у Ачарьи. (92)
Вначале прочитал он эту пьесу
Ачарье и другим вайшнавам. (93)
Понравилась им сильно эта пьеса,
и все вайшнавы пожелали,
чтобы её услышал Шри Чайтанья. (94)
 
Но прежде, чем услышит Шри Чайтанья
какую-то поэму, песню, стих иль книгу,
её вначале слушал Сваруп Дамодара. (95)
И если это нравилось Сварупу Дамодару,
тогда читали это перед Шри Чайтаньей. (96)
Но если Шри Чайтанья Махапрабху
недопустимое смешенье находил
духовных чувств иль отношений,
противоречащее истинам о бхакти,
то Он в негодованье приходил. (97)
Поэтому не слушал Шри Чайтанья
того, что не прослушает вначале
Сварупа Дамодар,
          Его ближайший спутник.
Введя такое правило, Чайтанья
не нарушал его ни разу. (98)
 
Так Бхагаван Ачарья обратился
к Сварупе Дамодару с просьбой:
«Один знакомый брахман написал
пьесу отличную о Шри Чайтанье. (99)
Вначале ты послушай эту пьесу.
И если ты её одобришь,
то попрошу её послушать
            Шри Чайтанью». (100)
 
Сварупа Дамодар ему ответил:
«Ты просто пастушок великодушный.
В тебе горит желание услышать
любые темы богоявленых писаний. (101)
Порой в словах поэтов-самоучек
есть сочетания несовместимых вкусов.
Однако мне не доставляет радость
слушать о том, что полностью противоречит
всем заключениям науки бхакти-расы. (102)
Кто не имеет никакого представленья
о вкусах чистых отношений с Богом,
а также о их невозможном сочетаньи,
не сможет никогда постичь науку
об океане заключений преданности Богу. (103)
 
Если поэт грамматики не знает
и не искусен в выражении метафор,
иль украшений поэтических других,
он целиком и полностью негоден
описывать реальность игр Кришны.
А игры Шри Чайтаньи Махапрабху
намного более трудны для пониманья. (104–105)
Божественные игры Кришны
или же Шри Чайтаньи Махапрабху
может описывать лишь тот,
кто принял в сердце лотосные
              стопы Шри Чайтаньи
как главное богатство своей жизни. (106)
 
Поэзия того, кто прославляет
запутанные отношения мирских людей,
не может радости доставить.
Однако изречения того поэта,
кто поглощён любовью к Богу
и в описании любовных чувств искусен,
дарует подлинное счастье. (107)
Две пьесы Шри Рупы Госвами
являются тому примером.
Вступление лишь к ним услышав
все преданные счастье ощущают». (108)
 
Но Бхагаван Ачарья так ему ответил:
«Прошу, хоть раз послушай эту пьесу.
А уже после сможешь ты решить,
хорошая она или плохая». (109)
Три дня настойчиво Ачарья
просил послушать эту пьесу,
и вскоре смог он получить
согласие на это у Сварупа Дамодара. (110)
Так Шри Сварупа Дамодара
сел слушать эту пьесу
со всеми с преданными вместе.
И автор зачитал вступленье. (111)
 
“Златой Чайтанья Махапрабху
душой стал тела Джаганнатха,
с Его распахнутыми,
        словно лотосы, глазами.
Он появился в Джаганнатха Пури
и оживил эту бездушную природу.
Так пусть же этот Шри Чайтанья
тебе дарует высочайшую удачу”. (112)
 
Услышав этот вводный стих,
поэта преданные похвалили.
Однако Шри Сварупа Дамодара
стиха дать объясненье попросил. (113)
Поэт сказал: «Шри Джаганнатха
прекрасному подобен телу.
А Шри Чайтанья Махапрабху —
хозяин тела этого невозмутимый. (114)
Господь Чайтанья Махапрабху,
как чистого сознанья воплощенье,
явился в Джаганнатха Пури
и оживил это инертный
        мир материальный». (115)
 
Все преданные были очень рады
такое объяснение услышать.
Однако Шри Сварупа Дамадара
словами этими стал недоволен
и в сильном гневе произнёс: (116)
«Глупец! Ты на себя проклятие навлёк,
что вскоре тебя полностью погубит.
В тебе нет веры ни в Чайтанью,
ни в Господа Шри Джаганнатха. (117)
Господь Шри Джаганнатх всецело
духовного блаженства полон.
В нём нет ни толики мирского.
Но ты Его в своей поэзии представил
безжизненным и бренным телом,
созданием энергии материальной. (118)
 
А Шри Чайтанья — Сам Всевышний,
исполненный шести
              духовных достояний.
Он изначальному огню подобен.
Но описал Его ты лишь искрою —
одним из многих душ обычных. (119)
За оскорбление такое Их Обоих
ты самого себя обрёк на ад!
Кто, не имея даже представленья
об Абсолютной Истине нетленной,
описывать Её берётся своенравно,
тот неминуемо себя погубит! (120)
 
В полной иллюзии ты пребываешь,
не понимая даже сам своей ошибки!
Провёл различие ты
        между телом и душою Бога.
А это величайшее из оскорблений! (121)
Душа и тело Бога — суть одно!
Меж ними нет каких-либо различий.
Как Его личность, так и Его тело
есть проявление прямое
духовного блаженства Бога. (122)
“Между душой и телом Бога
нет и не может быть различий!” (123)
              (Курма-пурана)
 
“О, Высшая Душа, Господь Всевышний!
Твой вечный облик,
        что сияет светом первозданным,
и соткан из духовного блаженства,
ни с чем сравнить я даже не способен.
В нём нет и тени скверны, что присуща
любым объектам, сотворённым в этом мире.
Тебя увидев, я теперь понять способен,
что Ты — первоисток вселенной всей,
при этом Ты никак не связан с этим миром.
О мой Господь! Хоть я порой собой горжусь,
отождествляя себя с чувствами и телом,
отныне полностью себя Тебе вручаю,
поскольку Ты и есть та высшая причина
всех чувств и всех существ различных”. (124)
              (Шримад-Бхагаватам, 3.9.3)
 
“О Высший Благодетель всех существ!
Мы постоянно медитируем на то,
как лучше нам служить Тебе, Господь.
И потому, желая нам лишь истинного блага,
Ты нам открыл Свой трансцендентный облик,
чтоб мы могли направить на него
своё почтение и непритворное служенье.
Однако те, кто полностью обманут
своим порочным восприятием мирским,
и отвергают Твой нетленный вечный облик,
на адские мучения
            сами себя лишь обрекают”. (125)
                (Шримад-Бхагаватам, 3.9.4)
 
Шри Кришна это Высшая Душа,
Верховный Повелитель мирозданья.
Он полон чистого блаженства
и всех шести духовных достояний.
Тогда как джива, иль обычная душа,
страдает, будучи иллюзии слугою. (126)
“Господь Всевышний преисполнен
блаженством, вечностью и знаньем,
а все Его желанья исполняют
энергии Хладини и Самвид.
Тогда как обусловленные души
в своём невежестве погрязли,
в котором заключён источник
их нескончаемых страданий”». (127)
    [Ком. Шридхара Свами на ШБ 1.7.6]
 
Услышав объяснение такое,
удивлены все были сильно:
«Сварупа Дамодара истину сказал!
Поэт обоим оскорбление нанёс —
как Джаганнатху,
        так и Шри Чайтанье». (128)
Тогда как сам поэт бенгальский
стыд, страх и изумленье ощутил.
Он чувствовал себя подобно утке,
что оказалась среди белых лебедей,
не в силах вымолвить ни слова. (129)
 
Увидев то, как огорчился тот поэт,
Сварупа Дамодара милосердный
ему особое дал наставленье,
о его благе и душе заботясь: (130)
«Ступай и от вайшнава слушай
послание “Шри Бхагават-пураны”.
Для этого ты должен посвятить
всего себя стопам
      Чайтаньи Махапрабху. (131)
Общаться каждый день старайся
ты с преданными Шри Чайтаньи.
Постичь тогда ты сможешь волны
из океана высочайших истин
              преданности Богу. (132)
 
Только тогда твоя учёность
тебе дарует мудрости плоды.
И вскоре ты способен станешь
описывать божественные игры Кришны
без своих выдумок и измышлений. (133)
Составив этот вводный стих,
ты получил большое наслажденье.
Однако смысл, вложенный тобою,
был оскорбителен для Шри Чайтаньи
и Господа Шри Джаганнатха. (134)
Ты написал это, поскольку
не понимешь истин глубочайших.
Но Сарасвати (Знания богиня)
твоими же словами вознесла
Всевышнему чудесную молитву. (135)
 
Порой и демоны, и боги,
и даже Индра, царь небес,
наносят Кришне оскорбленья.
Но теми же словами Сарасвати
возносит Господу молитвы. (136)
(Воскликнул в гневе Индра, царь небес:)
«Пренебрегли мной эти пастухи,
предавшись Кришне и не понимая,
что Он — лишь смертный, глупый,
болтливый, дерзкий, озорной ребёнок,
что мнит Себя великим мудрецом». (137)
          (Шримад-Бхагаватам, 10.25.5)
Величием и властью опьянённый,
царь рая, Индра, разума лишившись,
не понимал совсем,
            Кого он оскорбляет. (138)
 
“Я Кришну справедливо отругал”.
Так думал Индра, но богиня Сарасвати
его устами Кришне вознесла молитвы. (139)
Слово ‘вачала’ также означает
«того, кто объясняет смысл Вед».
А слово ‘балиша’ — «дитю подобный»,
иль «тот, кто самомнения лишён». (140)
 
А слово ‘стабдха’ (дерзкий)
к тому же может также означать
Того, Кто не склоняется ни перед кем,
поскольку лишь один достоин поклоненья.
И так как никого мудрее Кришны нет,
его можно назвать ‘агья’ (непознающим) —
ведь для Него нет ничего,
          что было бы неведомо Ему. (141)
Тогда как выражение ‘пандита-мани’
может указывать на то, что Кришну
все знатоки писаний почитают.
Любви покорный преданных Своих,
Кришна ведёт Себя как человек обычный,
и потому Его можно назвать ‘мартйа’. (142)
 
Шри Кришну оскорбляя, Джарасандха
сказал: «Ты низший из людей!
Не буду я с Тобой сражаться,
ибо убил Ты родичей Своих». (143)
В слове ‘пурушадхама’ Сарасвати
вложила смысл слова ‘пурушоттам’
(тот, кто других всех превосходит). (144)
Поскольку Майя всех пленяет,
невежество можно назвать ‘бандху’.
И Сарасвати, словом ‘бандху-хан’,
Господа Кришну называет
«Тем, Кто уничтожает Майю». (145)
 
Таким же образом, когда однажды
поносил Кришну Шишупала,
богиня Сарасвати теми же словами
молитвы Кришне возносила. (146)
Хотя значением всех этих слов
было прямое оскорбленье Бога,
однако Сарасвати теми же словами
Всевышнего смогла прославить. (147)
 
Нет никаких различий между
Шри Кришной и Шри Джаганнатхом.
Они — одна и та же Личность Бога.
Но здесь, в Шри Джаганнатха Пури,
Всевышний перед всеми предстаёт
как Дару-Брахман — в деревянной
          неподвижной форме. (148)
Едина личность Шри Чайтаньи
и Господа Шри Джаганнатхи.
Хотя Они и выглядят различно,
однако суть Их — Сам Шри Кришна,
единый неделимый Абсолют. (149)
 
Они полны желания большого
всем душам даровать освобожденье.
И в этом Они тоже полностью едины. (150)
И чтобы души все спасти,
что пребывают в рабстве Майи,
пришёл Сам Кришна
        в движущейся форме —
как Шри Чайтанья Махапрабху. (151)
 
Тот, кто увидел Джаганнатха,
способен разорвать оковы Майи.
Но далеко не все из разных стран
могут прийти и здесь Его увидеть. (152)
Но Шри Чайтанья Махапрабху
повсюду странствует, спасая
всех жителей земель различных.
Воистину, Он движущийся Бог. (153)
 
Так объяснил я то значенье,
что твоему стиху придала Сарасвати.
Тебе невероятно повезло,
что описал ты этими словами
Чайтанью и Шри Джаганнатху. (154)
Порой случается, что тот,
кто оскорбляет Кришну,
Его святое имя произносит.
И это благодатное святое имя
ему освобождение дарует». (155)
 
Услышав объяснение такое,
этот поэт у стоп всех этих
великих преданных простёрся.
В смирении зажав в зубах травинку,
у них прибежище он принял. (156)
Затем все преданные эти
поэта приняли в свой круг.
И рассказав о качествах его,
они представли его Чайтанье. (157)
Отрёкшись от всего, этот поэт
остался в Джаганнатха Пури.
Кто объяснить способен милость
великих преданных Чайтаньи? (158)
 
Так я поведал о Прадьюмне Мишре,
который по велению Чайтаньи
от Рамананды слушал о Шри Кришне. (159)
В этой истории я рассказал
о качествах возвышенных
          Шри Рамананды Райя,
через которого Сам Шри Чайтанья
о высочайших проявлениях
божественной любви поведал. (160)
В рассказе этом также я упомянул
о пьесе одного бенгальского поэта.
Хоть он невежественен был,
но с верой и смирением великим
обрёл прибежище у стоп Чайтаньи. (161)
 
Все игры Шри Кришна Чайтаньи
как сущность вечного нектара.
И бесконечных игр Его поток любой
расходится на сотни рукавов. (162)
Любой, кто с верой слушает или читает
об удивительных деяниях Чайтаньи,
постигнет сущность Его дивных игр,
природу высочайшего служенья Богу,
природу чистых преданных святых,
а также трансцендентных вкусов
любовных отношений с Богом. (163)
Я возношу молитвы лотосным стопам
Шри Рупы и Шри Рагхунатха.
Всем сердцем уповая на их милость,
Я, Кришнадас, “Чайтанья-чаритамриту” пишу. (164)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.