«Шри Чайтанья-чаритамрита», Антья-3-poetry, Величие Харидаса Тхакура

Вернуться к Содержанию

Склоняюсь я к святым стопам
                    своих учителей духовных,
к стопам святых вайшнавов,
                    преданных Шри Кришны,
Затем к стопам таких Госвами как Шри Рупа,
Шри Санатана, Шрила Джива и Шри Рагхунатх;
Затем, снискав их милость,
                        я к стопам склоняюсь
великого апостола Любви —
                Кришна Чайтанйи Махапрабху,
Который затопил весь мир
                нектаром имени Шри Кришны,
явившись вместе с Нитьянандой Прабху
                            и Адвайтачарйей.
Затем, их милость обретя, склюняюсь я у стоп
всех гопи, во главе с Лалитой и Вишакхой Деви
И лишь затем, в смирении глубоком,
я простираюсь ниц у лотосоподобных стоп
божественной четы Шри Шри Радха-Говинды. (1)
 
Вся слава Шри Гаурачандре!
Вся слава Нитьянанде Прабху!
Вся слава Шри Адвайтачандре!
Вся слава преданным Чайтаньи! (2)
 
Жил в Джаганнатха Пури один мальчик,
отец чей, брахман из Ориссы, умер.
Он был красив и хорошо воспитан. (3)
Он каждый день к Чайтанье приходил
и выражал Ему глубокое почтенье.
Беседовал он часто с Шри Чайтаньей,
считая Господа дороже своей жизни. (4)
Махапрабху был милостив к нему,
однако отношения такие
для Дамодара были нестерпимы. (5)
 
И Дамодар снова и снова запрещал
этому мальчику ходить к Чайтанье,
но тот, Махапрабху не видя долго,
не в силах был остаться дома. (6)
Поэтому он каждый день
к Чайтанье шёл, и Сам Господь
его встречал с большой любовью.
Ведь дети постоянно тянутся к тому,
кто их любовью одаряет. (7)
 
И Дамодар был этим недоволен,
однако ничего не мог поделать.
Не слушался его тот мальчик. (8)
Когда в один из дней к Чайтанье
опять пришёл тот чудный мальчик,
Господь с любовью, как обычно,
спросил о новостях его. (9)
 
Затем домой отправился тот мальчик,
а Дамодар, терпеть не в силах больше,
к Чайтанье дерзко обратился: (10)
«Ты наставляешь всех других.
Ты для других учителей учитель.
Но предстоит нам всё ещё понять,
что за учитель Ты на самом деле. (11)
Теперь во всём Шри Джаганнатха Пури
о качествах Твоих все будут говорить.
На репутации Твоей как это отразится?» (12)
 
Упрёк этот услышав, Шри Чайтанья
спросил: «О чём ты говоришь, о Дамодара?»
И Дамодар Пандит тогда ответил:
«Воистину, Ты — независимый Господь. (13)
Ты поступаешь так, как пожелаешь.
И даже что-то запретить
              Тебе никто не может.
Но если люди обсуждать Тебя начнут,
то как остановить их сможешь? (14)
 
Господь! Во всех писаниях Ты сведущ.
Так почему же Ты не думаешь о том,
что этот мальчик — сын вдовы брахмана.
Зачем столько любви
            к нему Ты проявляешь? (15)
Хоть его мать, эта вдова брахмана,
строга, благочестива, аскетична,
однако у неё один есть недостаток:
она так молода и так красива. (16)
Ты также очень молод и красив.
Так почему же Ты даёшь всем людям
для сплетен такой сильный повод?» (17)
 
Сказав это, умолк Дамодар Пандит.
А Шри Чайтанья, внутренне довольный,
с улыбкой начал размышлять: (18)
“Все эти речи Дамодар Пандита
порождены чистой любви волною.
Из всех друзей Моих ближайших
никто не мог бы с ним сравниться”. (19)
И с мыслями такими Шри Чайтанья
дела дневные исполнять пошёл.
На следующий день Он Дамодара
позвал поговорить наедине. (20)
 
Господь сказал: «О Дамодар, Мой друг.
Лучше всего тебе будет пойти в Надию,
и позаботиться о матери Моей. (21)
Кроме тебя не вижу Я, кто смог бы
за нею присмотреть и защитить.
Даже Меня ты окружил заботой. (22)
Ты самый беспристрастный друг
среди Моих друзей всех близких.
Нельзя без объективности подобной
путь дхармы защитить от всех нападок. (23)
 
И даже то, что не по силам Мне,
ты можешь с лёгкостью исполнить.
Даже Меня ты можешь отчитать,
что о других сказать тогда могу Я? (24)
Поэтому ступай в дом матушки Моей.
У стоп её святых отныне твоё место.
В твоём присутствии никто не сможет
себя вести хоть как-то своенравно. (25)
 
Чтобы увидеться со Мной
ты можешь приходить порой
сюда, в Шри Джаганнатха Пури,
но ненадолго, а затем
обратно снова возвращаться. (26)
Прошу, ей миллионы передай
Моих поклонов и поведай
о том, как хорошо Мне здесь.
И это радость ей доставит. (27)
Скажи ей, что тебя послал
к ней Я, чтоб постоянно
ты мог рассказывать ей обо Мне.
И это сделает её счастливой. (28)
 
Так сердце успокой её,
рассказами о Моей жизни.
О случае одном напомни также
и тайное посланье передай. (29)
Скажи ей: “Дорогая матушка Моя!
Я прихожу к тебе домой снова и снова.
И это Я все сладости и овощи съедаю,
которые ты Мне подносишь. (30)
Ты в сердце знаешь, что Я ем всё это.
Однако внешняя разлука заставляет
считать, что тебе просто показалось. (31)
 
В Магха-санкранти, что прошёл недавно,
ты приготовила различные супы, рагу,
пирожные и молоко сгущённое,
                  и сладкий рис. (32)
И когда Кришне поднесла всё это,
ты села медитировать в сторонке.
Вдруг Я перед тобою появился.
Твои глаза наполнились слезами. (33)
Я быстро съел все подношенья.
Увидев как Я ем, ты ощутила,
как сердце твоё счастье затопило. (34)
 
Через мгновение ты, слёзы утерев,
увидела пустой поднос для подношений.
Подумала тогда, что это был лишь сон,
в котором съел Нимай всю пищу. (35)
Из-за разлуки внешней ты решила,
что ты ещё не подносила пишу Богу. (36)
Тогда пошла на кухню посмотреть,
и полные горшки там увидала.
Поэтому, очистив место подношенья,
ты снова поднесла всю пищу Богу. (37)
 
Так Я съедал все подношенья,
что ты Мне предлагала, раз за разом,
твоею чистою любовью привлечённый. (38)
Лишь повинуясь твоей воле
живу теперь Я в Джаганнатха Пури.
Но ты своей любви великой силой
Меня влечёшь к себе неодолимо”. (39)
Напоминай ей обо Мне снова и снова.
И с именем Моим ты поклоняйся
в почтении её стопам святым». (40)
 
Сказав это, Чайтанья повелел
собрать все виды Джаганнатх-прасада.
И этот упакованный прасад
Господь дал Дамодар Пандиту
для Своей матери и всех вайшнавов. (41)
Так Дамодар Пандит
отправился в Надийу (Навадвипу).
И после встречи с Шачиматой
он жить у её стоп остался. (42)
Он передал прасад Шри Джаганнатха
вайшнавам во главе с Адвайтачарьей.
Так Дамодар Пандит всё сделал
как повелел ему Чайтанья Махапрабху. (43)
 
Все знали строгость Дамодара,
и потому, из страха перед ним,
никто не позволял себе
неосмотрительных поступков. (44)
Мог отчитать сурово Дамодар
любого среди спутников Чайтаньи,
в ком видел отклонение от этикета.
Так, строгостью своею он утвердил
для всех вайшнавов нормы поведенья. (45)
Так я поведал об упрёках Дамодара.
Об этом слушая из сердца человека
невежество с безбожием уходит. (46)
 
Все игры Шри Чайтаньи безраничны
и глубже миллионов океанов.
Разве способен кто-либо понять,
что делает Он и какие цели достигает? (47)
Не ведом мне глубинный смысл
деяний Шри Чайтаньи Махапрабху.
По мере сил я попытаюсь
им внешнее дать толкованье. (48)
 
Однажды Шри Чайтанья, как обычно,
с Тхакуром Харидасом повстречался
и с ним беседуя, спросил: (49)
«О, Харидас! Бесчислены в век Кали
все те, кто не желает жить по Ведам.
Они погрязли полностью в грехе,
уничтожают брахманов святых
и для еды коров священных убивают. (50)
Как всем им обрести освобожденье?
Воистину, печаль Моя безмерна,
ибо не вижу Я как это было бы возможно». (51)
 
Ответил Харидас: «О мой Господь!
Тебе не стоит беспокоиться об этом.
Удел всех тех, кто очарован Майей
и обусловлен “радостями” мира смерти,
пускай Тебя не огорчает. (52)
Все мусульмане часто повторяют:
“Харам, харам”, однако в этом звуке
есть прославление Шри Рамы.
Так они быстро обретут спасенье,
произнося имени Бога проблеск. (53)
С огромной экстатической любовью
взывает преданный: “О, Рама! Рама!”
И мусульмане имя это произносят.
Просто взгляни на их великую удачу. (54)
 
Когда святое имя Бога произносят,
под этим что-либо другое понимая,
то это проблеском святого имени зовут.
Но даже когда так святое имя повторяют,
его священное могущество не исчезает. (55)
“Клыками кабана пронзённыый мясоед,
что перед смертью повторял
«Ха Рам» («О, Рам») снова и снова,
спасенье, несомнено, обретает.
Что же тогда можно сказать о тех,
кто произосит имя Бога с верой?” (56)
                  (Нрисимха-пурана)
 
Зовя своего сына, Аджамила
воскликнул громко “Нарайяна!”.
И тут же появились перед ним
посланники Шри Вишну, вишнудуты,
чтобы от пут его освободить
слуг бога Смерти, Ямараджа. (57)
Два слога имени святого (Рама)
здесь нераздельны, и к тому же
их восклицание любви (Ха!) украшает. (58)
Такой духовной силой величайшей
наделены все слоги имени святого,
что даже если произносят их неверно,
они способны каждого возвысить. (59)
 
“Послушай, о почтенный брахман!
Величие святого имени безмерно.
Если святое имя Бога лишь однажды
воспето будет, иль проникнет в ум и уши,
оно спасение дарует от иллюзии и кармы.
При этом не так важно, произносится ль оно
раздельно или слитно, верно иль неверно,
иль с соблюдением грамматики всех правил.
Однако если имя Бога призывают
для обретения богатства иль на благо тела,
из-за стремления людьми повелевать,
иль ради временных мирских благословений,
или же под безбожия и алчности влияньем,
оно не скоро принесёт желанный плод.
Поэтому всецело нужно избегать
всех оскорблений имени святого”. (60)
      (Нрисимха-пурана, также ХБВ 11.289)
 
Так, даже проблеск имени святого,
что воспевается без оскорблений,
способен полностью очистить
от всех грехов и их последствий,
а также даровать освобожденье
из череды перерождений. (61)
“О, добродетелей всех дивный океан!
С вниманием и верой неуклонной
всем сердцем поклоняйся Кришне,
Которого в стихах изящных прославляют
и Кто способен даже чистое очистить.
Без лицемерия и с рвением великим
служи Ему, Чьё имя словно солнце.
Как тьму рассеивает проблеск солнца,
так проблеск имени Шри Кришны
может всю тьму невежества рассеять,
что полностью пленило нашу душу
из-за несметного числа грехов,
накопленных за много жизней”. (62)
    (Бхакти-расамрита-синдху, 2.1.103)
 
“Пред самой смертью Аджамила
позвал своего сына, Нарайяна.
Так, умирая, произнёс он имя Бога,
и это привело его в духовную обитель.
Что говорить тогда о тех, кто повторяет
святое имя Бога с верой и почтеньем?” (63)
            (Шримад-Бхагаватам, 6.2.49)
Лишь один проблеск имени святого
освобождение дарует, вне сомнений.
Тому в писаниях есть множество примеров.
Один их них — история об Аджамиле,
рассказанная в “Бхагават-пуране”». (64)
 
Этот ответ обрадовал Чайтанью,
и Его счастье тут же охватило.
Но всё же вопрошал Он дальше: (65)
«На всей Земле есть множество существ,
как движущихся, так и неподвижных.
Как им всем обрести освобожденье?» (66)
 
Ответил Харидас: «О мой Господь!
Лишь милостью Твоей это возможно.
Освободил уже Ты всех живых существ,
как движущихся, так и неподвижных,
пролив на них дождь милости Своей. (67)
Движение санкиртаны Ты начал,
святые имена повсюду громко воспевая.
И, слушая Тебя, все существа живые
большое благо получили. (68)
 
Твою санкиртану святых имён услышав,
все существа подвижные спасенье обретают.
И неподвижные, такие как деревья,
на прославленье Бога эхом отвечают. (69)
Но этот звук не просто эхо —
они так Бога прославляют.
Хоть это и непостижимо,
по милости Твоей
      это возможным стало. (70)
Когда по всей вселенной этой
громко проходит прославленье Бога,
то, слыша это, все живые существа
в божественной любви танцуют.
Так спас Ты всех существ различных,
как движущихся, так и неподвижных. (71)
 
Мне Балабхадра Бхаттачарья
однажды рассказал о том,
как шёл Ты во Вриндаван-дхаму
и совершал такие игры
в дремучих джунглях Джхарикханды. (72)
Когда Тебя Шри Васудэва Датта
молил освободить все страждущие души,
Ты обещал исполнить эту просьбу. (73)
Желая этот мир спасти, о мой Господь,
Ты принял облик преданного Бога. (74)
Поэтому Ты всех и каждого учил
как нужно громко славить Бога.
Так ты спасенье даровал всем душам,
как движущимся, так и неподвижным». (75)
 
Господь сказал: «Коль все живые существа
освобожденье обретут одновременно,
тогда вселенная вся эта опустеет». (76)
 
На это Харидас Тхакур ответил:
«О мой Господь, пока Ты в этом мире
Свои божественные игры совершаешь,
Ты будешь отсылать в духовный мир
все души, воплощённые
            в различных формах жизни.
А после этого Ты к жизни пробудишь
все прежде непроявленные души,
и в деятельность всех их вовлечёшь. (77–78)
Так будет этот мир наполнен снова
различными живыми существами,
                как и прежде. (79)
 
Как прежде Рамачандра, возвращаясь
в духовный мир, забрал с Собой
всех обитателей Айодхья-дхамы.
Однако после этого Он сразу
другими душами Айодхью населил. (80)
О мой Господь! Нисходишь Ты,
чтоб воплотить все замыслы Свои.
Однако разве кто-то может
понять всю глубину Твоих деяний? (81)
Когда во Врадж пришёл Шри Кришна,
Он также от мирского плена спас
все души во вселенной этой. (82)
 
“Тебе не стоит сильно удивляться
деяниям Всевышнего, Шри Кришны.
Он нерождённый Повелитель мира,
и Властелин всех мистиков великих.
Лишь Он дарует всем освобожденье,
как движущимся, так и неподвижным”. (83)
            (Шримад-Бхагаватам, 10.29.16)
“Ведь даже тот, кто ненависти полный,
взирает, прославляет или помнит Бога,
даже ему спасение Господь дарует,
которое столь редко достижимо
для всех богов и демонов вселенной этой.
Что ж говорить тогда о тех, чьё сердце
охвачено всецело преданностью Богу?” (84)
                (Вишну-пурана, 4.15.17)
 
Подобным образом Ты низошёл
в святой обители Шри Навадвипы
и всем во всей вселенной
      даровал освобожденье. (85)
Пусть кто-то говорит, что знает
величие Чайтаньи Махапрабху.
Он может что-то знать, конечно.
Однако я в одном уверен. (86)
О мой Господь! Твои деянья
как величайший океан нектара.
Мне не постичь весь этот океан,
ведь я понять не в силах даже
его одну-единственную каплю». (87)
 
Это услышав, поражён был Шри Чайтанья.
Подумал Он: “Как Харидас понять смог
суть Моих игр сокровенных?” (88)
Его словами полностью довольный,
Чайтанья Махапрабху обнял Харидаса.
Однако внешне постарался избегать
дальнейших обсуждений этой темы. (89)
 
Согласно Своей собственной природе
Господь желает скрыть величие Своё.
Однако утаить его не в силах
от преданных Своих, и это всем известно. (90)
“О мой Господь! Всё в этом мире
находится во власти трёх ограничений:
пространства, времени и мысли.
Однако все достоинства Твои
столь несравнимы и непревзойдённы,
что превосходят все ограничения мирские.
Ты постоянно скрыт иллюзии Своей покровом,
но те, кто преданы Тебе всем сердцем и душою,
увидеть и узнать Тебя всегда способны”. (91)
            (Ямуначарья: Стотра-ратна, 13)
 
Беседу эту с Харидасом завершив,
Чайтанья к Своим спутникам вернулся.
Там, перед всеми Он стал прославлять
святые качества Тхакура Харидаса,
как если б обладал Он сотней уст. (92)
Когда Господь Чайтанья прославлял
достоинства святых вайшнавов
Его блаженство безгранично возрастало.
А Харидас Тхакур —
        среди вайшнавов наилучший. (93)
 
Неизмеримы и бесчисленны
достоинства Тхакура Харидаса.
Их кто-то может описать частично,
но все их даже перечислить невозможно. (94)
Какие-то из этих качеств Харидаса
поведал Шри Вриндаван дас Тхакур
в своём труде “Чайтанья-бхагавата”. (95)
Воистину, никто не в силах
о всех достоинствах его поведать.
Однако, прославляя Харидаса,
любой очистится способен. (96)
 
О преданные Шри Чайтаньи!
Послушайте о качествах его,
которые Вриндаван дас Тхакур
не описал подробно в своей книге. (97)
Оставив дом свой, Харидас
жил в джунглях некоторое время,
неподалёку от селенья Бенапола. (98)
Он в чаще нелюдимой хижину построил
и поклонялся туласи священной.
Он Кришны имена пел непрестанно,
в день триста тысяч раз их повторяя. (99)
 
У брахманов в домах просил он пищу.
И видя его святости величье
пред ним все люди преклонялись. (100)
Принадлежали земли в той округе
землеладельцу Рамачандру Кхану.
Он ненавидел всех вайшнавов
и слыл безбожником великим. (101)
Почтение терпеть не в силах,
что люди выражали Харидасу,
он разные стал планы строить,
чтоб опозорить этого святого. (102)
 
Изъян найти не в силах в Харидасе,
решил он этого святого опорочить,
и пригласил для этого блудниц. (103)
Сказал затем блудницам этим:
«Аскет один есть, Харидас.
Хочу я, чтоб его вы соблазнили
и он нарушил отречения обеты». (104)
Одна из них, что выделялась
своею юностью и красотою,
сказала: «За три дня всего лишь
пленю я сердце Харидаса». (105)
 
Ответил Рамачандра Кхан блуднице:
«Да, хорошо. Но пусть с тобой
пойдёт один доверенный мой пристав.
В объятиях твоих увидев Харидаса,
он его схватит и с тобой ко мне доставит». (106)
Ответила блудница: «Господин мой.
Позволь мне с ним соединиться один раз.
А во второй раз пристава возьму с собою,
чтоб смог арестовать он Харидаса». (107)
 
И вот, надев свои прекрасные наряды,
эта блудница с радостью большой
направилась к жилищу Харидаса. (108)
К дверям приблизившись, она
перед священной туласи склонилась,
и, выразив затем почтенье Харидасу,
пред хижиной его стоять осталась. (109)
Затем она уселась на пороге,
часть тела оголив игриво,
и с Харидасом сладким
      голосом заговорила. (110)
 
«О мой Тхакур! Ты так красиво сложен!
Вошёл ты в пору юности цветущей.
Разве способна женщина любая
перед тобою устоять? (111)
Заворожил ты моё сердце.
С тобой желаю я соединиться.
И если ты моим не станешь,
то жить я дальше не желаю». (112)
 
Ответил Харидас: «О деви!
Приму тебя я, непременно.
Но не завершил ещё
обещанное мной число
святых имён на чётках повторять.
Ты посиди пока здесь и послушай,
пока обет я этот не закончу,
а после я твоё желание исполню». (113–114)
 
Это услышав, ждать осталась
блудница эта у порога дома.
А Харидас Тхакур всю ночь
святое имя повторял,
пока не наступило утро. (115)
Рассвет увидев, та блудница
поднялась и назад вернулась,
и обратилась к Рамачандре Кхану: (116)
«Сегодня Тхакур Харидас
пообещал мной насладиться.
Не сомневайся в том, что скоро
соединится он со мною». (117)
 
Когда она на следующую ночь
пришла к Тхакуру Харидасу,
он её полностью уверил
в том, что исполнит её просьбу: (118)
«Вчера тебя я огорчил.
Прошу, прости меня за это.
Приму тебя я, непременно. (119)
Пожалуйста, присядь и слушай
имён благоприятных воспеванье.
И когда я обет закончу этот,
исполнится твоё желанье». (120)
 
Пред туласи она склонилась,
и у двери смиренно села.
И Харидаса слушая, за ним
«Хари! Хари!» сама заговорила. (121)
Когда к концу ночь подошла,
блудница стала беспокойной.
Заметив это, Харидас промолвил: (122)
 
«Я дал обет за месяц повторять
святых имён сто раз по сотне тысяч.
И вот я уже близок к завершенью. (123)
Я полагал, что завершить смогу
этот обет уже сегодня.
Всю ночь я повторял святое имя,
но всё таки не смог его закончить. (124)
Но завтра непременно будет
исполнен воспевания обет.
Я стану полностью свободен,
и выполню всё, что ни пожелаешь». (125)
 
Назад вернувшись, та блудница
всё Рамачандре Кхану рассказала.
На следующий день она, под вечер,
опять пришла в дом Харидаса. (126)
Почтенье выразив смиренно
священной туласи и Харидасу,
она у входа села, как и прежде,
и вторить ему стала: «Хари! Хари!» (127)
Сказал ей Харидас: «Сегодня
я свой обет смогу закончить.
Затем твои желания исполню». (128)
 
Так, в повторении имён
ночь постепенно завершилась.
Влияние Тхакура Харидаса
блудницы сердце изменило. (129)
Раскаявшись, она упала
к стопам Тхакура Харидаса.
И рассказала ему всё
о плане Рамачанды Кхана: (130)
«Блудницей став, я совершала
неисчислимые грехи.
Тхакур! Как же я пала низко!
Будь милостив, спаси меня!» (131)
 
Ответил Харидас: «Я знаю
о планах Рамачандры Кхана.
Но он — невежда и глупец,
и потому меня это не огорчает. (132)
В тот день, когда всё это он задумал,
я собирался навсегда уйти отсюда.
Но ты пришла, и я остался
ради тебя на трое суток». (133)
 
«Будь милостив, наставь меня. —
          продолжила блудница, —
Скажи мне, как теперь мне жить
и как освободиться мне
от всех мирских страданий». (134)
 
Ответил Харидас: «Имущество своё
ты брахманам раздай без сожалений.
Затем сюда ты возвращайся
и в этой хижине живи. (135)
Святое имя воспевай ты непрестанно
и поклоняйся туласи священной.
И очень скоро обретёшь ты
прибежище у лотосных стоп Кришны». (136)
Так Харидас ей наставленье дал
о том, как повторять святое имя,
а после встал и удалился,
«Хари! Хари!» петь не переставая. (137)
 
Затем, веленье Харидаса исполняя,
блудница брахманам раздала
всё нажитое ей богатство. (138)
Она оставила себе
только один комплект одежды
и голову свою затем обрила.
В той хижине оставшись жить,
она святое имя Бога
          непрестанно повторяла
три раза по сто тысяч каждый день. (139)
Она заботилась о туласи священной
и ела только то, что ей порою приносили.
В другие дни она постилась.
Так, чувства обуздав свои мирские,
она в дальнейшем ощутила
как признаки божественной любви
в ней проявляться стали постепенно. (140)
 
Она такую святость обрела,
что вскоре стала знаменитой.
И многие великие вайшнавы
её увидеть приходили. (141)
Преображение блудницы видя,
все люди сильно удивлялись.
В почтении они все прославляли
могущество Тхакура Харидаса. (142)
 
Блудницу к Харидасу подослав,
землевладелец Рамачандра Кхан
создал и посадил семя греха большого.
То семя стало деревом огромным
и вскоре он плоды его вкусил. (143)
То оскорбление великого святого
было началом удивительных событий.
Послушайте, о преданные Бога,
о том, что приключилось дальше. (144)
Являясь от природы атеистом,
после такого оскорбления святого
тот Рамачандра Кхан
          стал демону подобен. (145)
Он поносил религию вайшнавов
и всех вайшнавов оскорблял.
И вскоре был наказан по заслугам. (146)
 
В Бенгалию вернувшись, Нитьянанда
стал странствовать по всей стране,
всем проповедуя учение о бхакти. (147)
Он всех одаривал любовью к Богу
и усмирял безбожников строптивых.
И с этой целью Он ходил повсюду. (148)
Всеведущий Шри Нитьянанда
пришёл в дом Рамачандры Кхана
и в храме Дурги на алтарь уселся. (149)
 
Увидев, что храм Дурги и двор дома
наполнился большой толпою,
не выходя из дома Рамачандра Кхан
послал слугу к Шри Нитьянанде. (150)
Слуга сказал: «О, Господин!
Хозяин всей этой земли и дома,
по имени Кхан Рамачандра,
меня послал, чтобы всех вас
я проводил для размещенья
в какой-то дом людей обычных. (151)
Вы можете все разместиться
в доме молочника, где есть
просторный и большой коровник.
Тогда как здесь, в Дурга-мандапе,
довольно тесно для Тебя
и множества людей Твоих». (152)
 
Услышав эти негостеприимные слова,
Шри Нитьянанда в гневе дом этот покинул.
И, уходя, громко смеясь, сказал: (153)
«Кхан Рамачандра правду говорит!
Его дом не подходит для Меня.
Годится он единственно для мясоедов,
которые коров священных режут». (154)
Затем Шри Нитьянанда удалился,
не став задерживаться в той деревне. (155)
 
А Рамачандра Кхан слуге сказал
перекопать затем то место,
где восседал Шри Нитьянанда. (156)
Затем он приказал слуге
навоз коровы развести в воде,
и двор этим очистить
        вместе с храмом Дурги.
Но всё же Рамачандра Кхан
и после этого остался недовольным. (157)
 
Мошенником был Рамачандра Кхан,
поскольку не платил радже налоги.
И вскоре мусульманский казначей
к нему домой разгневанным явился. (158)
Он разместился в храме Дурги.
Убив корову, он стал там её готовить. (159)
Арестовав земевладельца и его семью,
он грабил три дня дом и всю деревню. (160)
Святилище он Дурги осквернил,
три дня готовя там коровы мясо.
Затем со свитою своей он удалился. (161)
 
Тот мусульманский казначей
забрал у Рамачандры Кхана
его богатства, касту и людей.
А та деревня ещё долго пустовала. (162)
За оскорбление души великой
порой страдает вся округа.
Кто-то один грех этот совершает,
но от последствий все страдают. (163)
 
Харидас Тхакур, странствуя,
пришёл в деревню Чандапур.
Там он остановился в доме
        Баларам Ачарьи. (164)
Хиранья, Говарддхан — так звали
двух местных сборщиков налогов.
Священника их звали Баларам Ачарья. (165)
Благословлённый Харидасом,
Ачарья был к нему привязан.
Всё время, пока Харидас там жил,
он окружал его большой заботой. (166)
 
В уединённой хижине
из веток, листьев и соломы
Харидас Тхакур воспевал
благоприятные святые имена,
а принимал прасад он
  в доме Баларам Ачарьи. (167)
В то время мальчик,
Рагхунатха дас (сын Говардхана),
ещё учился в школе.
И каждый день он приходил,
чтобы увидеть Харидаса. (168)
Явил ему большую милость Харидас.
Благословение великого вайшнава
стало причиной обретенья им
лотосных стоп Чайтаньи Махапрабху. (169)
 
В деревне той беседа состоялась,
явившая величие Тхакура Харидаса.
История та удивительна безмерно.
Послушайте её, о преданные Бога. (170)
Однажды со смирением большим
Шри Баларам Ачарья попросил
Тхакура Харидаса с ним пойти
на обсуждение духовных тем,
что проходили в доме
        Говардхана и Хираньи. (171)
 
Увидев Харидаса, оба брата
поднялись и к его стопам склонились.
Затем, с почтением большим,
они ему почётное сиденье предложили. (172)
Там много брахманов собралось,
мужей учёных и почтенных.
И братья — Говардхан, Хиранья —
были учёностью своей известны. (173)
Затем описывать все стали
достоинства Тхакура Харидаса,
как если бы они пять уст имели.
Услышав это прославленье
большую радость братья получили. (174)
 
Поскольку Харидас Тхакур
святое имя Бога повторял
по триста тысяч раз за день,
все богословы стали обсуждать
могущество и славу имени святого. (175)
Один сказал: «Святое имя Бога
уничтожает все последствия грехов».
Другой сказал: «Святое имя Бога
дарует душам всем освобожденье». (176)
 
Но Харидас Тхакур ответил:
«Вы два благословения назвали,
однако не являются они
священным результатом воспеванья
имён Всевышнего всеблагодатных.
Святое имя Бога пробуждает
лишь чистую любовь
      к стопам Шри Кришны. (177)
“Так неустанно следуя обетам практики духовной
все те, кто Богу свою жизнь всецело посвятили,
поют Его святое имя и Его лишь только славят,
и в них рождается к Нему любовное влеченье.
Сердца их тают и они безудержно смеются,
кричат, поют, танцуют, плачут как безумцы,
о мнении других людей нисколько не заботясь”. (178)
                  (Шримад Бхагаватам, 11.2.40)
 
Спасение и разрушение грехов —
всего лишь плод второстепенный
обета повторения святых имён.
И это ясно на примере солнечного света. (179)
“Когда восходит солнце на рассвете
оно рассеивает всю тьму мира.
Так и воспетое однажды чисто
непостижимо сильное святое имя
последствия грехов всех устраняет.
Да славится это святое имя Бога,
которое дарует благо всему миру”. (180)
                  (Рупа Госвами: Падьявали, 16)
 
О, богословы, объясните этот стих».
Но все воскликнули: «О, Тхакур!
Мы объяснение твоё хотим услышать». (181)
Продолжил Харидас Тхакур:
«Когда рассвета время наступает,
над горизонтом даже не взойдя
всю тьму рассеивает солнце,
и в тот же миг страх исчезает
перед ворами и нечистой силой.
А с первыми лучами солнца
все люди начинают исполнять
свой долг религиозный
        и дела мирские. (182–183)
 
Подобно этому, как только человек
становится способен повторять
без оскорблений имена святые Бога,
все его прошлые грехи сгорают.
А с полным очищением сознанья
от всех грехов и заблуждений
в нём начинает пробуждаться
к стопам Шри Кришны чистая любовь. (184)
Поэтому освобождение приходит
как результат второстепенный
безоскорбительного повторенья
лишь проблеска святых имён.
Однако преданный не принимает
освобождение такое,
что Кришна ему дать желает. (185)
 
“Пред самой смертью Аджамила
позвал своего сына, Нарайяна.
Так, умирая, произнёс он имя Бога,
и это привело его в духовную обитель.
Что говорить тогда о тех, кто повторяет
святое имя Бога с верой и почтеньем?” (186)
            (Шримад-Бхагаватам, 6.2.49)
“Я предлагаю преданным Своим
все виды чистого духовного блаженства:
в обители Моей со Мною жить,
приобрести все достояния Мои,
со Мной общаться постоянно,
стать внешне в точности подобным Мне
иль слиться с бытием Моим навечно.
Однако если это может помешать
любовному служенью Мне,
они спасения такого не желают”». (187)
        (Шримад-Бхагаватам, 3.29.13)
 
В то время в доме Говардхана и Хираньи
был главный сборщик податей —
брахман Гопала Чакраварти. (188)
Живя в Бенгалии, он был уполномочен
для императора, как главный казначей,
собрать двенадцать сотен тысяч рупий. (189)
И этот юноша, учёный и красивый,
не смог стерпеть то утвержденье,
что проблеск имени святого
любому может даровать спасенье. (190)
 
Вскочив, он в гневе произнёс:
«Почтенное учёное собранье!
Только послушайте, что говорит
нам этот преданный сентиментальный. (191)
Ведь даже после многих миллионов
рождений в знании об Абсолюте
нет никакой гарантии, что человек
освобожденье непременно получает.
А этот преданный нам говорит,
что проблеском лишь имени святого
освобождение легко достигнуть можно». (192)
 
Но возразил Харидас Тхакур:
«Такое сильное сомнение в тебе откуда?
Ведь все писания нам прямо говорят,
что можно обрести освобожденье
благодаря лишь проблеску святых имён. (193)
Для тех, кто счастье ощущает
в служении любовном Богу,
освобождение не стоит ничего.
Поэтому для преданных великих
в нём нет совсем нужды. (194)
“О мой Господь! О Гуру всей вселенной!
Тебя увидев, я всецело погрузился
в бескрайний океан духовного блаженства.
Отныне мне открылась полная никчемность
всех радостей мирских и наслаждений,
и даже “счастья” от слияния с Брахманом Высшим.
Все эти виды “счастья” для меня теперь ничтожны
подобно лужице в следе телячьего копытца”». (195)
                (Хари-бхакти-судходаи, 14.36)
 
Сказал Гопала Чакраварти:
«Но если проблеск имени святого
освобождение не может даровать,
то будь уверен — я тебе тогда
отрежу нос своей рукою». (196)
Ответил Харидас Тхакур:
«Коль проблеск имени святого
освобождение не может даровать,
то будь уверен — я тогда
сам себе нос отрежу». (197)
 
Услышав это, все, кто там собрались,
пришли в негодованье и вскочили.
А Говардхан и его брат Хиранья
Гопала Чакраварти отчитали. (198)
Священник Баларам Ачарья
Гопала также отчитал:
«Ты лишь невежда прагматичный.
Что знаешь ты о преданности Богу? (199)
Ты оскорбил Тхакура Харидаса.
Не обретёшь от этого ты блага.
Наоборот, ты потеряешь всё». (200)
 
Встал Харидас и уходить собрался.
А двое братьев, Говардхан с Хираньем,
тотчас уволили Гопала Чакраварти. (201)
Затем вместе со всеми оба брата
к стопам склонились Харидаса.
А Харидас с улыбкой им сказал: (202)
 
«В произошедшем нет вашей вины.
Не виноват и этот глупый брахман,
поскольку он привык лишь полагаться
на логику и прагматичный ум. (203)
Но невозможно логикой постичь
величие святых имён Шри Кришны.
Поэтому откуда он узнал бы
об этой истине священной? (204)
Домой ступайте и пусть будут с вами
благословения и милость Кришны.
И никому из-за меня
          не стоит огорчаться». (205)
 
Когда Хиранья дас домой вернулся,
он запретил пускать на свой порог
Гопала Чакраварти,
        оскорбившего святого. (206)
У брахмана того через три дня
покрыло тело всё проказа.
И вскоре его длинный нос
сгнил полностью и отвалился. (207)
Все его пальцы, что подобны
были бутонам золотистого цветка,
из-за проказы тоже
        сморщились и сгнили. (208)
 
Люди безмерно удивлялись, видя это.
Все стали Харидаса восхвалять
и выражать ему огромное почтенье. (209)
Хоть Харидас всерьёз не принял
от молодого брахмана то оскорбленье,
но Сам Всевышний проследил,
чтобы вкусил он святотатства плод. (210)
В природе преданных прощать
со стороны глупцов любые оскорбленья.
Но Кришна никогда терпеть не будет,
когда поносят дорогих Ему вайшнавов. (211)
 
Услышав, что Гопала Чакраварти
внезапно заболел проказой,
расстроился Харидас Тхакур.
И попрощавшись с Баларам Ачарьей,
отправился затем он в Шантипур. (212)
Он встретился с Адвайтачарьей
и предложил ему свои поклоны.
В ответ Адвайта обнял Харидаса
и также выразил ему почтенье. (213)
 
В уединённом месте, рядом с Гангой,
для Харидаса обустроил Шри Адвайта
жилище наподобие пещеры.
Раскрыл он также Харидасу
суть “Бхагаватам” и “Бхагавад-гиты”
согласно преданности Богу, бхакти. (214)
Харидас Тхакур ежедневно
в дом приходил к Адвайтачарье.
Там он вкушал и наслаждался
нектарными беседами о Кришне. (215)
 
Спросил однажды Харидас:
«Могу ли я спросить Тебя, Адвайта?
Ты меня кормишь каждый день.
Зачем Ты делаешь всё это? (216)
Ты окружён сообществом почтенных
и благородных брахманов великих.
Зачем ты выражаешь мне почтенье?
Ведь этим ты Себя бесчестишь. (217)
Необычайно крайне поведение Твоё.
Я говорить с Тобой боюсь порою.
Прошу, яви мне Свою милость,
тем самым защитив от осужденья». (218)
 
Ему ответил так Адвайтачарья:
«Не бойся, дорогой мой Харидас.
Себя вести Я непременно буду
согласно наставлениям писаний. (219)
Ты так велик, что накормить тебя
сравнимо с тем, чтоб миллионы
почтенных брахманов насытить».
Это сказав, Адвайта попросил
его вкусить то подношенье,
что предложил Он Своим предкам. (220)
 
Адвайта постоянно размышлял
о том, как можно даровать спасенье
всем падшим душам в этом мире.
Он думал: “Как весь мир спасти,
в котором крайне сложно встретить
любовь и преданность Шри Вишну?” (221)
Призвать желая в этот мир
Владыку мирозданья — Кришну,
Адвайтачарья дал Себе обет.
Он ежедневно начал поклоняться
Ему водою Ганги с туласи листками. (222)
 
Подобно этому и Тхакур Харидас
святое имя воспевал в уединеньи,
желая побудить явиться Кришну. (223)
И преданность двоих этих святых
причиной стала нисхождения Чайтаньи.
Он всему миру даровал освобожденье,
всех призывая петь святое имя
и обрести любовь к Шри Кришне. (224)
 
Произошёл с Тхакуром Харидасом
ещё один необычайный случай,
что всех приводит в удивленье. (225)
Порой поступки Харидаса
непостижимы логикой мирской.
Его деяния оспаривать не стоит.
Но если же их слушать с верой,
то вскоре понимание приходит. (226)
 
Однажды Харидас сидел в пещере
и громко воспевал святое имя Бога. (227)
Той ночью яркая луна на небосводе
все десять сторон света освещала
и серебрила волны Ганги. (228)
Перед жилищем Харидаса
у входа туласи на алтаре росла.
И видя красоту этой пещеры,
все ощущали радость в сердце. (229)
 
Той лунной ночью женщина одна
пришла к пещере Харидаса.
И красота её была необычайной —
как будто двор весь озарился
чудесным золотым сияньем. (230)
Благоухание её божественного тела
все десять сторон света охватило,
а украшений звон с ума сводил. (231)
Склонившись перед туласи
и обойдя её смиренно и учтиво,
она приблизилась к пещере. (232)
 
Молитвенно сложив ладони,
к стопам она склонилась Харидаса.
Затем, у входа сев, она
приятным голосом заговорила: (233)
«О Господин! Ты друг для всего мира.
Ты так красив и так великодушен.
Сюда пришла я лишь ради того,
чтобы с тобой соединиться. (234)
Будь милостив, прими меня.
Ведь все святые милости полны,
и падшим доброту свою являют». (235)
 
Сказав это, она в различных позах
и настроениях пред ним предстала,
которые увидев, даже мудрецы
самоконтроль легко теряют. (236)
Но глубока и непоколебима
была решимость Харидаса.
Остался он всем этим не затронут.
Из состраданья к ней он произнес: (237)
 
«Из всех священных жертвоприношений
наивысшим признаётся воспеванье
святых имён Шри Кришны ежедневно.
Я дал обет определённое число
их повторять, и не могу его нарушить. (238)
Пока обет я этот не закончу,
я не питаю никаких иных желаний.
Лишь после завершенья повторенья
смогу я сделать что-либо другое. (239)
Прошу, у входа сядь и слушай
ты воспевание святых имён.
Когда закончу повторенье это,
твоё желание исполню также». (240)
 
Сказав это, Харидас Тхакур
святое имя повторять продолжил.
А женщина та, сидя перед ним,
внимала звукам имени святого. (241)
Он повторял и повторял,
и вскоре утро наступило.
Увидев, что рассет уж наступил,
поднялась женщина и удалилась. (242)
Три дня она ходила к Харидасу.
И каждый вечер принимала
особо соблазнительные позы,
которые свести с ума
способны даже Брахму. (243)
 
Был погружён всегда ум Харидаса
в святые имена и истины о Кришне.
Поэтому очарованье женских чар
его коснуться было не способно,
как крик в лесной глуши,
      что остаётся без ответа. (244)
Когда ночь третья подошла к концу,
та женщина сказал Харидасу: (245)
«Три дня обманывал меня ты,
давая лживые лишь обещанья.
Теперь я вижу: имена святые Бога
не завершишь ты повторять
          ни днём, ни ночью». (246)
 
Ответил Харидас: «Что я могу поделать?
Я дал обет и не могу его нарушить». (247)
 
Склонившись перед Харидасом,
та женщина тогда ему сказала:
«Я — Майя, всех иллюзий воплощенье.
Сюда пришла я, чтобы испытать тебя. (248)
Я в этом мире завораживаю всех,
включая даже творца Брахму
и всех других богов вселенной.
Только тебя очаровать я не смогла. (249)
Ты — величайший преданный. Тебя увидев,
и повторение имён Шри Кришны твоё слыша,
сознание любого человека чистым станет.
И пожелает он сам петь святые имена.
Будь милостив ко мне, наставь меня —
как воспевать святые имена Шри Кришны. (250–251)
 
С приходом Шри Чайтаньи в этот мир
нектар любви повсюду льётся.
Весь этот мир стал благодатным,
ведь в наводнении божественной любви
все души плавают, Шри Кришну славя. (252)
Но тот, кто не желает плавать
в этих блаженных водах, — проклят.
Он не достигнет счастья и спасенья
даже за много миллионов кальп. (253)
 
От Шивы некогда я получила
святое имя Господа Шри Рамы.
Но после этого общения с тобой
желаю повторять я имя Кришны. (254)
Божественный звук имени Шри Рамы
из рабства мира бреного освобождает.
Но ещё более могущественен звук
святого имени Шри Кришны —
дарует он любовь к Шри Кришне. (255)
Прошу, даруй мне имя Кришны,
несущее в себе великую удачу.
Позволь моей душе уплыть
на водах наводнения святого
любви божественной к Шри Кришне». (256)
 
Промолвив это, Майя поклонилась
к святым стопам Тхакура Харидаса.
Затем он в воспевание святых имён
ей посвященье дал, сказав:
“Славь имя Кришны непрестанно”. (257)
Так, Харидаса наставленья обретя,
Майя ушла с довольным сердцем.
Но к сожалению в рассказы эти
порой не могут люди
          полностью поверить. (258)
Поэтому я приведу сейчас причины,
которые любому веру обрести помогут. (259)
 
Господь Чайтанья низошёл на Землю,
чтобы всех одарить любовью к Кришне.
Желая обрести это сокровище любви,
все небожители родились на Земле —
Кумары, Брахма, Шива и другие боги. (260)
И также преданные: Шри Прахлад,
мудрец великий Нарада и многие святые
в обличии людей явились на Земле.
Они все танцевали, имя Кришны воспевая,
и плавали в любви нектарном наводненьи. (261)
 
И все несчётные энергии Шри Кришны,
с богини Процветанья (Лакшми) начиная,
также желая обрести любви этой нектар,
людьми родились, чтобы через воспеванье
в любовь к Шри Кришне погрузиться. (262)
Что о других сказать, если Сам Кришна,
сын царя Враджа (Нанды Махараджа),
явился лично, чтобы как Чайтанья
вкусить нектар этой любви чудесной. (263)
 
Поэтому, что удивительного в том,
что Маха-Майя как служанка молит
о том, чтоб обрести эту любовь.
Без милости святого переданного Бога
и без его поддержки и благословений
на воспевание святых имён без оскорблений
никто не обретёт любви к Шри Кришне. (264)
И в этом подлинная сущность
деяний Шри Чайтаньи Махапрабху.
Они даруют всему миру упоенье
божественной любви к Шри Кришне,
с которой лишь соприкоснувшись
все начинают танцевать и петь. (265)
 
Святое имя Кришны это кладезь
всего очарования и волшебства.
Оно существ всех привлекает,
как движущихся, так и неподвижных,
И даже Кришну Самого влечёт к нему.
Ведь тот, кто воспевает
            чистое святое имя Кришны,
вкус высший познаёт божественной любви,
что каждого в безумца превращает.
И это — высочайший тайный плод
святых имён Шри Кришны воспеванья. (266)
 
Я лично слышал сам из уст
Шри Рагхунатха дас Госвами
о том, что Сваруп Дамодар Госвами
поведал о деяниях Чайтаньи. (267)
Я эти игры вкратце описал.
Но сделать это смог я лишь
по милости Чайтаньи Махапрабху,
поскольку я — ничтожная душа. (268)
Так описал я лишь немного
о подлинном величии
            Тхакура Харидаса.
Ведь просто слушая о нём
все преданные радость обретают. (269)
 
Я возношу молитвы лотосным стопам
Шри Рупы и Шри Рагхунатха.
Всем сердцем уповая на их милость,
Я, Кришнадас, “Чайтанья-чаритамриту” пишу. (270)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.